Белорусская безнадега пока работает на Лукашенко

Многим еще кажется, что «батька» как-то извернется…

Производство и доходы населения падают, а вот электоральный рейтинг Александра Лукашенко, по данным НИСЭПИ, вырос с 34,2% в марте до 38,6% в июне. Что за парадокс?

Эксперты полагают: население еще не осознало, что кризис белорусской модели — это всерьез и надолго. Обыватель также не находит вразумительного ответа на вопрос: если не Лукашенко, то кто? И вдобавок: если не Лукашенко, то что?

Аналитики и оппозиционеры давно долбят как дятлы: нужны реформы. Да, но мучиться ради светлого будущего население не слишком охоче. Многим еще кажется, что «батька» как-то извернется.

Вместо тысячи долларов — немногим более 400

Между тем в плане социально-экономических достижений руководству страны абсолютно нечем похвалиться перед электоратом накануне назначенных на 11 октября президентских выборов.

Скорее, наоборот — полное фиаско. Валовой внутренний продукт Беларуси в январе — мае снизился по сравнению с показателем за тот же период прошлого года на 3%. Реальная зарплата за первые пять месяцев года уменьшилась, если делать аналогичное сравнение, на 3,2%. Это не выдумки «пятой колонны», а данные Белстата.

У аналитиков появилась даже версия, что Лукашенко не станет накануне этих выборов проводить традиционное Всебелорусское народное собрание. Ведь на прошлом, перед выборами-2010, было обещано довести средний заработок к 2015 году до тысячи долларов в эквиваленте. А теперь он немногим более 400.

Склады десятков предприятий затоварены, работников переводят на трех-четырехдневку, отправляют в вынужденные отпуска и т.п. Причем нет никаких оснований надеяться, что завтра наш экспорт пойдет на ура.

Россия, которая раньше охотно брала у нас всего помногу, теперь сама в экономической яме, а для продвижения на других рынках (впрочем, и на российском тоже) товар нужно модернизировать, делать более конкурентоспособным, наконец, менять номенклатуру и переходить на высокоинтеллектуальный продукт.

Авось рассосется

В общем, глухо с экономическими перспективами, тяжкие времена светят и пролетариям, и бюджетникам, и прочим. При этом, однако, НИСЭПИ отмечает, что экономическое самочувствие белорусов несколько стабилизировалось. Более того, доля респондентов, чье материальное положение, по их же оценке, ухудшилось, снизилась с 46,3% в марте до 37,2% в июне.

Вот как: кошельки тощают, а народу хоть бы хны!

Павлюк Быковский«Нельзя сбрасывать со счетов, что сейчас лето, многие работники не видят трагедии в переходе на неполную рабочую неделю — появилась возможность отдохнуть. Что касается задержки зарплат, то, как свидетельствуют профсоюзы, все только начинается. Возможно, до осени эти задержки так и не станут массовым явлением. А там вдруг кто-то вновь профинансирует «белорусское чудо», — сказал в комментарии для Naviny.by политический обозреватель Павлюк Быковский.

Отмечу, что в этом масса и правящая верхушка, пожалуй, солидарны: живут сегодняшним днем, уповают, что черная экономическая полоса пройдет сама собой. В конце концов, Москва, мол, не даст загнуться, а если подфартит, то еще и западников удастся раскрутить на денежки типа нового кредита МВФ.

Украинский фактор продолжает действовать

В краткосрочной перспективе работают на Лукашенко и внешние форс-мажоры, особенно украинский фактор.

Сергей Николюк«Мы имеем дело с продолжением аномалии-2014, хотя она и рассасывается», — заявил в комментарии для Naviny.by эксперт НИСЭПИ Сергей Николюк. Речь идет о том, пояснил он, что под влиянием трактовки событий на Украине российскими телеканалами у многих белорусов восприятие экономических проблем притупилось. К тому же, добавляет эксперт, прошел шок от гибридной девальвации декабря — января.

В итоге позиции Лукашенко пока достаточно сильны, а большинству общества «альтернатива просто не нужна». На благоприятный для действующего президента исход очередной электоральной кампании работает и то, что «власть консолидирована», отметил Николюк.

Алесь ЛогвинецВ свою очередь, политолог, заместитель председателя движения «За Свободу» Алесь Логвинец в комментарии для Naviny.by объяснил относительно устойчивые позиции президентского рейтинга так: «Лукашенко доминирует в публичном пространстве. Сказывается также отсутствие общенациональных моральных авторитетов. У населения слабое доверие к политике вообще, ощущение безысходности. Оно дополняется мыслью, что может быть еще хуже».

Задачу оппонентов режима Логвинец видит в том, чтобы продвигать «ясную моральную проевропейскую национальную альтернативу», которая может быть эффективной «при условии большей привлекательности евроинтеграции и экономического роста в объединенной Европе».

Если не Лукашенко, то кто? И что?

Однако единой стратегии и программы — той самой ясной альтернативы — на сегодня у политических оппонентов власти нет. В избирательную кампанию, официально стартовавшую 1 июля, структурированная оппозиция идет россыпью (а часть — бойкотирует).

Если брать тройку условных оппозиционных фаворитов (чьи претензии на строку в избирательном бюллетене имеют хоть какую-то опору на актив для сбора подписей за выдвижение), то их электоральные рейтинги, по данным НИСЭПИ, таковы: председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько — 4,2%, лидер «Справедливого мира» Сергей Калякин — 3,1%, активистка кампании «Говори правду» Татьяна Короткевич — 1,1%.

При этом никто из потенциальных соперников Лукашенко не заявляет, что намерен его победить по осени. Максимум — продвинуть партийную программу, «увеличить число участников политического процесса» (а он в Беларуси есть?). Или — помешать «легитимации итогов выборов». Это как? Что, после 11 октября послы перестанут вручать Лукашенко верительные грамоты? Но дипломаты самых демократических государств исправно делали это даже в наихудшие периоды отношений, тем самым по сути признавая, кто реальный хозяин страны.

А главное, лозунги типа «делегитимации выборов» малопонятны простому человеку. И хотя оппозиция твердит, что выборов в Беларуси в принципе нет, готовность голосовать в рамках президентской кампании сегодня выражают, по данным НИСЭПИ, свыше 71% наших соотечественников.

Можно пенять на их наивность, но факт то, что эти люди не воспринимают «кандидатов понарошку». Твердящих, например, о гибкой партийной тактике: сегодня на выборы еще иду, а завтра, если несправедливость зашкалит, может, и передумаю, снимусь, покажу режиму фигу.

В итоге Лукашенко имеет шанс собрать дополнительную электоральную дань с ситуации безысходности, безальтернативности, когда масса, во-первых, боится настоящих перемен, а во-вторых, не видит, кто и за счет чего мог бы заткнуть «батьку» за пояс. Рейтинги потенциальных соперников президента — в пределах статистической ошибки или только капельку выше.

Между тем единый кандидат (а эту станцию оппозиция уже проехала) практически автоматом собирал бы голоса протестного электората, то есть процентов 25.

И это был бы уже совсем иной, не столь фаталистичный расклад сил. Даже если справедливыми выборами действительно не пахнет. Потому что самое интересное в условиях, когда система исчерпала ресурс, может начаться как раз после 11 октября.