Выборы-2015: Лукашенко на дебаты не придет

Ежу понятно, что никаких равных условий для агитации у претендентов на кресло главы государства не будет…

За последние дни у Александра Лукашенко было немало поводов засветиться на телеэкранах: проводил совещание, выступал на торжественном собрании ко Дню независимости, возлагал венок к монументу Победы. А поскольку в отпуск до предстоящих 11 октября выборов глава государства не собирается, то наверняка всю избирательную кампанию будет регулярно фигурировать в СМИ «при исполнении». У его потенциальных соперников таких медийных возможностей нет и в помине.


Фото пресс-службы президента Беларуси

Поэтому лидер Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько, например, раздает на рынках листовки с программой «Миллион новых рабочих мест», а сторонники Татьяны Короткевич из кампании «Говори правду» расклеивают плакатики с ее портретом и пожеланием электорату «Хай ваша жыццё будзе як у тэлевізары».

Для властей чем тише, тем лучше

Да, кандидаты еще не зарегистрированы, но отсчет избирательной кампании уже пошел. И ежу понятно, что никаких равных условий для агитации у претендентов на кресло главы государства не будет. В любой стране у действующего руководителя — медийная фора, а уж тем более при белорусской специфике, когда президент — и царь, и бог, и воинский начальник.

Правда, сегодня у официального лидера нет привычного козыря: вот, я снова сделал вас богаче. В декабре 2010 года, когда прошли предыдущие выборы, средняя зарплата в эквиваленте составила 530 долларов (то есть тогда лозунг «всем-по-500» был даже превзойден). Сейчас она на сотню долларов ниже, чем пять лет назад (между тем как обещал Лукашенко к 2015-му по тысяче). Белорусская модель развития села в галошу.

Поэтому ряд аналитиков предсказывают тихие выборы без привычной пропагандистской мобилизации масс. Ранее так глухо, сонно протекали у нас местные и парламентские выборы, о которых обыватель нередко узнавал лишь тогда, когда из почтового ящика в ворохе коммерческой рекламы вываливалось бледное приглашение посетить в урочный день участок.

Валерий Карбалевич«Думаю, этот опыт могут сейчас перенести и на президентскую кампанию. Будут выполняться чисто ритуальные вещи», — спрогнозировал в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич.

«Тем более что серьезной программы, серьезной идеи, как можно понять, у Лукашенко сегодня нет. Да и он, похоже, считает, что программа особо не нужна, так как на него работает сила инерции», — добавил собеседник.

Всколыхнет ли информационное болото оппозиция?

Итак, телевизор будет показывать в основном рутину президентских дел и такую же рутину Центральной комиссии по выборам.

Вообще, судя по госСМИ, главные действующие лица электоральных кампаний у нас — не кандидаты (главного выносим за скобки), а глава Центризбиркома Лидия Ермошина да секретарь комиссии Николай Лозовик. И суть кампании сводится не к состязанию персон и программ, а к календарно-процедурным вопросам. В фокусе — церемониал, технические моменты вместо борьбы, выбора будущего страны из ряда конкурирующих вариантов, как должно быть по идее.

Насколько способны альтернативные кандидаты взорвать эту сурдинку, вклиниться со своими лозунгами в массовое сознание?

Агитационные возможности оппозиционеров резко подрубаются тем, что сейчас практически вся агитация — за их счет. Наполняйте, мол, предусмотренные законом персональные избирательные фонды (грубо — до ста тысяч долларов в эквиваленте) и за эти деньги печатайте листовки, плакаты.

Но легально наполнить эти фонды (лимит которых сам по себе не ахти) оппоненты нынешней власти, по прогнозам обозревателей, вряд ли смогут. Сами они не миллионеры, рядовые белорусы засвечиваться с пожертвованиями «пятой колонне» (анонимные взносы запрещены) не особо захотят, бизнес побоится наверняка, заграничное финансирование — вне закона.

Остаются бесплатные варианты пиара — встречи с избирателями (зарегистрированному кандидату можно проводить собрания, митинги, пикеты), социальные сети, трибуна в независимых СМИ. Но народ не слишком охоч ходить на митинги, в фейсбуке читают в основном представители своего же круга, негосударственная пресса маргинализирована.

Дадут ли прямой эфир?

Да, есть еще и предусмотренный законом доступ кандидатов к государственным СМИ. Власти его строго нормируют, не разгуляешься. На выборах-2010 можно было напечатать сжатую программу в нескольких газетах, дважды по полчаса выступить по ТВ и радио в режиме монолога, а также поучаствовать в теледебатах.

Тогда оппозиционеры добились дебатов «живьем» и в прямом эфире сумели взять инициативу в свои руки, оттерев ведущих с их сценарием. Надо думать, этот час скандальной трансляции изрядно попортил кровь некоторым в больших кабинетах.

Отголоски были слышны даже два года спустя. Так, в июне 2012 года Лозовик заявил: «В прямом эфире мы уже провели одни теледебаты. Приятного очень мало там было. Мы надеемся, что дебаты на парламентских выборах будут проходить вежливо и в корректной форме, но все же будем транслировать их в записи».

Да, но и на выборах-2010 вначале предполагалась трансляция дебатов в записи. Однако потом отмашку на прямой эфир, судя по всему, дал самый главный начальник. Тогда наверху была надежда по итогам выборов продолжить оттепель в отношениях с Евросоюзом и США.

Теперь надежды у Минска аналогичные. А шансов больше. На Площадь оппоненты режима звать уже не рискуют (соответственно — не понадобится разгонять и сажать), да и Запад стал мягче под впечатлением Украины.

Так что наряду с декоративными новациями (типа листовок шрифтом Брайля для незрячих) дебаты в прямом эфире могли бы стать козырем властей перед наблюдателями. Задача Минска — добиться, чтобы отчет БДИПЧ ОБСЕ зафиксировал прогресс в проведении президентской кампании. Отказ же от прямого эфира был бы регрессом.

Президент и оппозиционеры «будут играть в разных лигах»

Павлюк Быковский«Уверен, что окончательное решение относительно дебатов власти примут уже после 17 июля (дедлайн сдачи документов на регистрацию инициативных групп. — А.К.), когда будет понятно, кто именно пытается собрать подписи и стать кандидатом в президенты. Но в целом особой угрозы одна передача в любом случае не несет, поэтому вряд ли ради перестраховки станут так явно нарушать Избирательный кодекс — дебаты в нем предусмотрены», — заявил в комментарии для Naviny.by политический обозреватель и медиаэксперт Павлюк Быковский.

Дебатов именно в прямом эфире он тоже отнюдь не исключает. А вот участия в них действующего президента практически не допускает: «Александр Лукашенко до сих пор не ходил на дебаты и вряд ли пойдет теперь. Но не потому, что не найдет слов в ответ на критику со стороны оппонентов — он хороший спорщик. Просто власти не хотят, чтобы альтернативные кандидаты воспринимались всерьез, как реальная альтернатива. Поэтому они будут играть в разных лигах».

Карбалевич, со своей стороны, уверен, что Лукашенко на дебаты не пойдет. Сам же этот формат слишком опасным для властей политолог не считает. По его словам, хорошее отдельное выступление того или иного кандидата может быть даже более эффектным. В случае же дебатов без Лукашенко получится разговор оппозиционеров между собой, не столь уж интригующий для широкой публики, полагает собеседник Naviny.by.

«Если там будет Гайдукевич (Сергей Гайдукевич, лидер Либерально-демократической партии. — А.К.), то он, возможно, станет нападать на оппозицию, оппозиция — на него, и это отвлечет внимание от критики Лукашенко», — прогнозирует Карбалевич.

Таким образом, у властей достаточно рычагов и опций, чтобы держать агитационную кампанию кандидатов в жестких рамках. Возможности оппозиционеров ограничены и малым активом, и слабостью финансов, и пассивностью населения. Особый вопрос — удачный набор лозунгов, умение четко, убедительно их подавать, держаться перед телекамерой.

Самое же главное — власти могут формировать избирательный бюллетень по своему хотению (отсеять неугодных претендентов за некачественные подписные листы, призывы к бойкоту, неточности в декларации и пр.). И пока ясность есть лишь насчет одной фамилии — того, кто на дебаты, по прогнозам, не пойдет.