Лебедев научит БДИПЧ ОБСЕ за белорусскими выборами наблюдать

По итогам нынешней президентской кампании в Беларуси доклады наблюдательных миссий СНГ и ОБСЕ могут оказаться менее контрастными, чем ранее…


Оценки выборов наблюдателями СНГ и БДИПЧ по итогам нынешней президентской кампании могут сблизиться, однако это не гарантирует, что Запад принципиально изменит отношение к белорусской действительности.


Международный наблюдатель № 1 на президентских выборах в Беларуси,
исполнительный секретарь СНГ Сергей Лебедев.
Генерал армии, семь лет возглавлял Службу внешней разведки России.



Лебедева принимают как своего человека

18 августа председатель Центризбиркома Лидия Ермошина встретилась с исполнительным секретарем СНГ Сергеем Лебедевым, по совместительству Москва занимала совершенно иную позицию.

В частности, яростная схватка шла в информационном пространстве. Главным оружием Кремля стал пятисерийный документальный фильм-расследование телеканала НТВ «Крестный батька», в котором белорусский лидер был подвергнут чрезвычайно острой критике с самых разных сторон. Это сопровождалось целым рядом статей похожего содержания в российской прессе.

Минск ответил публикацией в правительственной газете «Рэспубліка» выдержек из экспертного доклада Бориса Немцова и Владимира Милова «Путин. Итоги. 10 лет»
, который представлял президента России в исключительно негативном свете, а также телевизионными интервью с президентами Латвии Валдисом Затлерсом и Грузии Михаилом Саакашвили. Последнее заведомо было особенно неприятно российской элите.

Дело дошло до того, что скандальный российский политик Владимир Жириновский и глава комитета Государственной думы по СНГ Алексей Островский пообещали «не закрывать глаза на фальсификацию выборов» в Беларуси, дать им «адекватную оценку».

Понятно, что эта угроза была для белорусского руководства наиболее опасной. Поэтому не вызвала особого удивления распространенная российским агентством Regnum информация, что Александр Лукашенко в частном порядке якобы заявил: в случае непризнания Кремлем его победы на выборах Беларусь прекратит свое участие во всех постсоветских интеграционных структурах.

И хотя тогдашний глава администрации белорусского президента Владимир Макей опроверг это сообщение, назвав его «грязной провокацией», сам факт подобной дискуссии был весьма многозначителен.

Короче говоря, складывалось впечатление, что острота белорусско-российского противостояния не просто достигла апогея, но пересекла черту, возврат из-за которой уже невозможен.

И вдруг буквально за неделю до дня голосования ситуация коренным образом изменилась — стороны внезапно помирились. По мнению многих политиков и экспертов, это стало одной из предпосылок «кровавого воскресенья» — разгона Площади в Минске 19 декабря — и дальнейших массовых репрессий. Что, в свою очередь, привело к резкому и длительному ухудшению отношений Беларуси с Западом.


У властей нет причин для особой брутальности

На сей раз, похоже, ничего столь экстраординарного в контексте президентской кампании не произойдет. Прежде всего, несмотря на признаки смягчения конфронтации на западном направлении в последние полтора года, официальный Минск отнюдь не демонстрирует готовности прислушиваться ко всем доносящимся из Брюсселя и Вашингтона призывам.

В связи с этим у Москвы не должно возникнуть ощущения, что следует вмешаться в сюжет белорусских выборов.

Кроме того, даже при наличии такого желания сделать это сейчас существенно сложнее, поскольку среди более или менее реальных кандидатов на попадание в избирательный бюллетень нет как жестких оппозиционеров, так и откровенно желающих разыграть московскую карту. Есть сильное подозрение, что в прошлый раз некоторые из оппозиционных политиков пострадали особенно сильно именно в силу своих надежд на российскую поддержку.

Наконец, сильно напуганный событиями в Украине белорусский электорат в массе своей еще менее готов к каким-либо радикальным действиям.

В итоге может оказаться, что отчет наблюдателей БДИПЧ о белорусской президентской кампании не будет столь кардинально, как ранее, отличаться от точки зрения миссии СНГ. При этом вопрос, сочтут ли Европа и США такое положение достаточным для признания кампании легитимной, остается открытым.