Дебаты-2015: после выборов белорусы сполна заплатят за кризис

Вот он, белорусский порочный круг: нет выборов — нет ротации элит — нет назревших преобразований…

Для противников белорусских властей аксиоматичен тезис, что выборов в стране нет, процедура превращена в фарс. Хорошо, но так или иначе — есть букет проблем, которые, по идее, должны быть в фокусе предвыборной дискуссии при «нормальной» политической системе. Так почему бы не развернуть такую дискуссию здесь и сейчас, даже если вы ставите эту избирательную кампанию в игнор?

Цикл предвыборных дебатов, которые проводятся под эгидой Naviny.by и телеканала «Белсат», как раз и предлагает сфокусировать внимание на вызовах для страны, тех действующих лицах и силах, которые способны (или, увы, не способны?) повлиять на выбор Беларуси в историческом смысле.

Да, ведущие «Белсата» подчеркнуто говорят о «политической кампании «выборы-2015», уже интонацией заключая ее в кавычки. Но о самих проблемах Беларуси и вариантах для нее предлагают говорить по гамбургскому счету.

Чтобы посмотреть эти дебаты, не обязательно иметь спутниковую тарелку, выпуски представлены на сайтах Naviny.by и «Белсата».

часть 1 часть 2 часть 3

О кандидате Лукашенко вспомнили на 18-й минуте

Не стану уверять, что в рамках цикла все получается блестяще, но факт то, что в государственных СМИ такого разговора по гамбургскому счету — и в рамках нынешней кампании, и в принципе — не предусмотрено, поскольку он априори получается чересчур неприятным для правящей верхушки.

Впрочем, медиаэксперты отмечают: ныне в госсСМИ меньше, чем обычно перед выборами, чернухи по отношению оппозиции, есть дозированный намек на разнообразие мнений. Возможно, потому, что оппозиция в основном выпала из кампании, а может, и потому, что нужно показать Западу прогресс в ее проведении.

Недавний двухнедельный мониторинг Белорусской ассоциации журналистов показал, что хотя государственные электронные СМИ несколько увеличили долю предвыборной тематики, если сравнивать с освещением выборов-2010 (тогда погоде отводилось в два-три раза больше времени), сама подача этой тематики специфична.

На экране белорусского ТВ доминирует — догадайтесь с трех раз — да, Александр Лукашенко. Далее идет Центризбирком (который по идее должен быть незаметным, ненавязчивым, как любой нормальный сервис). А вот непосредственные действующие лица кампании если и мелькают, то эпизодично, тускло, рвано.

Здесь же, на «Белсате», в первом выпуске экспертных дебатов (кандидатские будут потом), посвященном внутренней политике, перекос был явно исправлен: ведущий вспомнил о кандидате Лукашенко лишь на 18-й минуте, когда были уже изрядно перемыты косточки остальным.

Впрочем, и для принципиального перемывания косточек нужна некая содержательная база, интрига, сшибка лозунгов.

Регресс же выборов-2015 по сравнению с предыдущими кампаниями (тоже отнюдь не являвшими собой торжество плюрализма), в том, что, как заявил на дебатах политический обозреватель Павлюк Быковский, «фактически даже нет видимости конкуренции идей, во всяком случае на этом этапе. Мы видим не выборы, мы видим церемонию».

Морковный сок и другие непонятки

Впрочем, хотя говорят о полной предсказуемости этой кампании, некоторые персоны из видеоряда, ставшего гарниром к дебатам, напомнили и о ее сюрпризах, скандалах, обломах.

Вдруг сошел с дистанции отравленный морковным соком и изобличенный в фальсификации подписей экономист Виктор Терещенко. И это наводит аналитиков на мысль, что власти по ходу подкорректировали сценарий кампании. То есть, хотя вроде бы и все схвачено, наверху напряжены и готовы к гибкой (в своей логике, конечно) игре.

Мелькающие в кадрах «Белсата» с критическими тирадами председатель «Справедливого мира» Сергей Калякин, лидер Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько также баллотировались неудачно, не смогли собрать по сто тысяч подписей за свое выдвижение.

И как бы ни уверял кое-кто постфактум в духе басни про лису и виноград, что не больно-то и рвались в кандидаты, актуализируется вопрос, остался ли хоть какой-то потенциал действия у титульной оппозиции. И, соответственно, вопрос о том, насколько обоснованны в ее нынешнем состоянии притязания на роль реальной альтернативы для Беларуси.

Главный же вопрос — интеллектуальное наполнение этой альтернативы. Слегка подкрашенных лозунгов 90-х годов или слегка перелицованных программ с прошлых выборов («Миллион новых рабочих мест» — правда же, мы это где-то уже слышали?) — явно мало.

Да, выход из тюрьмы экс-кандидата Николая Статкевича с его имиджем героя и репутацией уличного бойца зажег у части противников режима надежду, что оппозиция обретет некий драйв.

Однако на дебатах звучала и другая, конспирологическая версия: а вдруг наверху рассчитывали, в числе прочего, и на то, что одним из эффектов станет усиление раскола в оппозиционном лагере?

Сегодня, во всяком случае, там налицо новый виток поиска врагов и взаимной дискредитации. А поднятую на щит частью убежденных противников Лукашенко задачу делегитимации выборов трудно даже выговорить, тем более разжевать работягам с МАЗа или крестьянам Копыльщины.

Меньше бы академизма, больше спора

В этом плане ведущие дебатов Дмитрий Гурневич и Павел Можейко выглядят цепко — настойчиво переводят разговор в русло понятий, близких обычному белорусу.

Пересказывать же все перипетии дискуссии (три выпуска — это в сумме два часа) — дело неблагодарное, посмотрите сами.

Из минусов первых программ бросается в глаза некоторая академичность обсуждения, когда участники дисциплинированно, по очереди отвечают на вопросы ведущих. На мой вкус, недостает спора экспертов между собой, натурального драматизма.

Вообще, когда перед телекамерой или микрофоном в радиостудии собираются люди близких взглядов (в нашем случае, условно говоря, демократических), это несколько размагничивает.

Говорю так, поскольку имею опыт участия в дискуссиях на государственном ТВ, в гораздо более агрессивной среде. Да, это дискомфортно, но зато не дает расслабляться, подталкивает искать емкие, нестандартные формулировки, асимметричные контрдоводы.

Этот же опыт показывает: привычный для критика властей набор риторики, которая по умолчанию работает в среде единомышленников, в значительной части не прокатывает в иной, не обязательно идейно враждебной, но просто думающей иначе аудитории.

На мой взгляд, это важно учитывать не только организаторам дебатов, но и политическим оппонентам нынешней власти, если они ставят цель выйти за пределы своего привычного круга, зацепить мыслями и тех, кто мыслит иначе.

Белорусский порочный круг

«Каким образом нынешние выборы изменят нашу жизнь?» — таким был главный вопрос первой части дебатов.

Действительно, в дискуссии на классическую тему «что делать?» важно избавиться от ложного фокуса. «Испортить диктатору картинку» — это что, самоцель? К слову, как было подчеркнуто в студии «Белсата», в докладе наблюдателей ОБСЕ нет опций «признать» и «не признать» выборы — делается градуированная оценка по ряду параметров.

На фоне заклинаний о делегитимации, на мой взгляд, ценна для думающей аудитории мысль, обрисованная экспертами-международниками в третьей части дебатов, посвященной внешней политике: элементарная нормализация отношений с Западом даже при нынешней власти является плюсом для перспектив Беларуси. Остальное — поле борьбы.

В дискуссии же о внутренней политике обозреватель радио «Свобода» Виталий Цыганков выказал надежду: после выборов руководство страны (в смену которого сейчас никто не верит) волей-неволей пойдет на некоторые экономические реформы.

Сама дискуссия об экономике во второй части дебатов отличалась, пожалуй, наибольшим разбросом позиций. В частности, экономист и бизнесмен Александр Синкевич убеждал, что власти немало сделали для раскрепощения малого и среднего бизнеса, говорил об уже идущем «переформатировании» отечественной экономики (в чем большого понимания в студии не нашел).

Ирина Крылович, редактор сайта belrynok.by, спрогнозировала, что продолжится тенденция «изъятия дополнительных доходов у граждан», возможен отход от плоской шкалы налогообложения.

Выборы-2015, как и любые другие, «должны быть источником идей, в том числе экономических», отметил эксперт «Либерального клуба» (Минск) Антон Болточко. При этом он рискнул высказать непопулярный тезис, что пока «самые адекватные предложения шли в основном от власти».

Эксперт раскритиковал партии за отсутствие сильных экономических программ — более конкретных, «чем просто сказать: либерализация, приватизация, макроэкономическая стабилизация».

Впрочем, бывший министр труда Александр Соснов заметил, что «и у партий, и у экспертов власти отбили охоту что-то предлагать».

На финише экономической части дебатов обрисовался четкий вывод, что после выборов белорусы сполна заплатят за кризис. А вот эффект вероятных вымученных реформ (или, скорее, показушных полуреформ) экспертам представляется туманным. Ситуация для населения на какой-то период ухудшится в любом случае — и при отсутствии реформ, и при их запуске, «успокоил» Болточко.

Торможение же реформ упирается в специфику политической системы. Как отметил Соснов, «власть сейчас требует только одного: любые экономические решения должны способствовать сохранению власти тем, так сказать, персоналом, который ее имеет».

Вот он, белорусский порочный круг: нет выборов — нет ротации элит — нет назревших преобразований. Говорите, говорите — но кто вас услышит?