Выборы-2015. Оппозиция действует порознь даже когда могла бы вместе

При обилии риторики об интересах народа избиратель де-факто выпадает из фокуса внимания политиков.

До голосования на президентских выборах осталось 20 дней, почти половина предвыборной агитации уже позади. Что предлагают белорусские политики избирателям?

Мне уже приходилось отмечать, что никто из альтернативных кандидатов на этот раз всерьез не претендует на победу, каждый преследует свои собственные цели, для достижения которых участие в избирательной кампании всего лишь инструмент.

Собственно, испытание сбором подписей и получение кандидатского удостоверения почти ничего не изменило.

У группы Короткевич расширились возможности

Разве что одна оппозиционная группа (избирательный штаб Татьяны Короткевич) получила согласно Избирательному кодексу возможность по заявительному принципу встречаться с избирателями, в то время как все остальные (кто не собрал подписи или не собирался участвовать в выборах) вынуждены по закону о массовых мероприятиях не позднее чем за 15 дней просить разрешение у местных властей.

На самом деле для оппозиционного политика возможность использовать заявительный принцип для организации массовых мероприятий — это большой плюс.

Вот, например, 18 сентября подписывает президент РФ распоряжение своему правительству вступить в переговоры с белорусской стороной относительно размещения авиабазы. Об этом становится известно вечером в пятницу или утром в субботу (зависит от того, кто и как следил за новостями).

Практически все оппозиционные силы хотят выразить свой протест, однако заявление об организации митинга или пикета в качестве реакции на этот шаг можно подать в исполком только в понедельник, 21 сентября, а само мероприятие можно планировать лишь на 6 октября.

А вот кандидат в президенты или его доверенные лица для организации массового мероприятия направляют уведомление в местный исполнительный и распорядительный орган, на территории которого планируется акция, не позднее чем за два дня до предполагаемой даты.

То есть организация массовых мероприятий по Избирательному кодексу почти в 8 раз оперативнее, чем по профильному закону. Кроме того, закон запрещает рекламировать митинг до получения разрешения, в то время как кандидату в принципе разрешение не нужно.

Бывший политзаключенный Николай Статкевич показал недавно, что можно провести небольшой несанкционированный митинг (он состоялся 10 сентября возле столичного ГУМа) и избежать на какое-то время наказания. Но вот действительно массовые несанкционированные митинги или демонстрации проводить трудно, так как организаторы не имеют реальной возможности защитить ни себя, ни рядовых участников.

«Армии должны идти порознь, а воевать вместе»

Так почему бы, например, противникам появления российской авиабазы в Беларуси не использовать право Короткевич быстро организовать митинг протеста? Ведь кандидат прямо говорит, что выступает против появления такой базы.

Как сообщила 18 сентября глава Центризбиркома Лидия Ермошина, «более всего заявок на проведение встреч подала группа инициативная, которая поддерживает Татьяну Короткевич. Более 40 таких заявок для встреч с избирателями как на открытом воздухе, так и в закрытых помещениях подано данным кандидатом и ее доверенными лицами».

Предположим, Короткевич организует митинг против авиабазы. Воспользуются ли такой возможностью политические силы, которые уже приняли резолюции против российской авиабазы, но еще раньше отказались поддерживать на выборах Короткевич и сейчас в прямой или завуалированной форме призывают к бойкоту голосования?

По словам Наполеона, армии должны идти порознь, а воевать вместе. В нашем случае можно найти аргументы, почему оппозиции нужно воевать вместе по этому конкретному вопросу, но опыт политического обозревателя заставляет быть скептиком.

Скорее всего, против авиабазы оппозиционеры будут выступать порознь — разве что журналисты соберут их в одну студию и заставят признать, что по этому вопросу разногласий нет.

Впрочем, 21 августа, в последний день сбора подписей за выдвижение кандидатов, активисты Партии БНФ провели массовый пикет под бело-красно-белыми флагами. 

Они использовали возможности Избирательного кодекса для пропаганды своих взглядов, а потом отказались от поддержки Короткевич. В какой-то мере «Дзень нацыянальнага сцяга» можно рассматривать в качестве инструментального использования избирательной кампании в не связанных с выборами целях.

Иллюзия выбора

На нынешних выборах три кандидата в президенты так или иначе выступают «за порядок» и сохранение статус-кво; Короткевич вооружилась лозунгом перемен; есть целая палитра оппозиционных сил, которые призывают избирателей игнорировать или бойкотировать выборы.

Формально все это можно представить как широкий выбор для граждан. Но по сути, если говорить об артикуляции интересов той или иной группы граждан, то вне конкуренции действующий глава государства.

На риторическом уровне это делают и альтернативные кандидаты, но поскольку никто из них не претендует на победу, то их высказывания воспринимаются в лучшем случае как артподготовка к парламентским выборам.

Таким образом, лишь сторонники действующего президента имеют на этих выборах своего реального кандидата. Отчасти альтернативные кандидаты удовлетворяют потребность граждан обсуждать происходящее в стране, публично проговаривая проблемы. Без выборов у этих граждан не было бы ни трибуны, ни трибуна.

Но все это находится на дополитическом уровне, ведь никто не рассчитывает, что трибуна станет руководить государством.

Искусственность альтернативы действующему президенту лежит на поверхности, но в Беларуси политикой всерьез интересуется лишь небольшая часть людей, и лишь им очевидна такая оценка. Большинству же альтернатива вполне может представляться настоящей, но очевидно слабой, ставку на нее делать бессмысленно.

Здесь вполне может найти отклик оценка «выборы без выбора», но какое действие она предполагает?

● Можно быть с предполагаемым большинством и голосовать за Александра Лукашенко;

● можно голосовать «против всех»;

● можно голосовать за альтернативного кандидата, потому что голоса «против всех» не считают;

● можно испортить или забрать домой бюллетень для голосования;

● можно не пойти на выборы.

Впрочем, последнее — не действие, а бездействие, хотя сторонники бойкота пытаются его представить «средством мобилизации для борьбы и победы».

С таким объяснением можно было бы согласиться, если бы гражданин сознательно отказывался стать избирателем и участвовал в акции протеста, а не просто оставался дома на диване. Но ведь сторонники бойкота об активном бойкоте даже не мечтают!

Опасна ли для властей низкая явка

Предполагается, что низкая явка на голосование спровоцирует власти на принуждение голосовать, а уж это вызовет протест широких масс или, по крайней мере, покажет, что на этот раз Лукашенко не будет всенародно избранным президентом.

Скорее всего, вместо протеста возникнет глухое недовольство («Жить стало хуже, гонят на выборы, а выбора-то нет»), которое будет неприятно властям. Но при низких мобилизационных возможностях оппозиции такое недовольство вряд ли выльется в некие акции.

Если, как обычно, власти обеспечат около 30% явки на досрочное голосование, а 20-25% в день голосования придут без принуждения, то выборы состоятся. Возможно, главе Центризбиркома Лидии Ермошиной придется посетовать на низкую явку, но с точки зрения обывателя выборы пройдут как обычно.