Белорусские выборы: с перископами вход воспрещен!

Слепым пообещали напечатать материалы шрифтом Брайля. Но при этом и вполне зрячие наблюдатели не в силах увидеть, как считаются бюллетени…

Сумрачными и не внушающими оптимизма назвала оценки наблюдателей ОБСЕ глава белорусского Центризбиркома Лидия Ермошина. Так она охарактеризовала 24 сентября их промежуточный отчет о наблюдении за президентскими выборами.

Лидия Ермошина

Обиду можно понять. Власти из кожи вон лезут, чтобы показать прогресс в обеспечении избирательного процесса. Для слепых, скажем, напечатают информационные материалы шрифтом Брайля.

Правда, специфика белорусских выборов в том, что и вполне зрячие наблюдатели не в силах увидеть, как считаются бюллетени. Их загораживают телами члены комиссий, в которых практически нет оппозиции. Перископ, что ли, с собой брать?

Вы не смейтесь. Движение «За Свободу», которое собирается направить на участки более двухсот наблюдателей, на полном серьезе поинтересовалось у Центризбиркома возможностью использовать оптические приборы. Суть ответа за подписью Ермошиной: не положено.

Все кандидаты равны, но один равнее других

Да, однако прогресс-то надо демонстрировать, чтобы придирчивые западники заморозили наконец санкции и дали кредиты. Поэтому — такая трогательная забота о незрячих.

Поэтому же, вероятно, зарубили подписи за выдвижение экономиста Виктора Терещенко, у которого устойчивая репутация одного из спарринг-партнеров Александра Лукашенко. Такой жертвы властям не жалко, другие спарринг-партнеры в бюллетене-то остались. Зато пусть все видят, как у нас изобличается фальшь (правда, весьма похоже, что иные из проскочивших фильтр «рисовали» подписи в том же духе).

Из этой же оперы, надо думать, и строгое предупреждение Центризбиркома руководителю Белтелерадиокомпании Геннадию Давыдько, который вопреки закону вел телепередачу, будучи доверенным лицом кандидата Лукашенко. Вот, мол, какие мы принципиальные, жесточайше наказываем невзирая на лица.

Но фишка в том, что и без личной агитации Давыдько официальный лидер доминирует на белорусских телеканалах. Так, согласно мониторингу Белорусской ассоциации журналистов, в период с 1 по 20 сентября в программе «Панорама» канала «Беларусь 1» Лукашенко (в сравнении с другими объектами мониторинга) было отведено 61% времени, в «Главном эфире» — 69%.

При этом доли остальных кандидатов в той же «Панораме» выглядят так: Сергей Гайдукевич — 4%, Николай Улахович — 3,6%, Татьяна Короткевич — 3,4%.

В общем, ничего удивительного, что наблюдатели БДИПЧ ОБСЕ в своем промежуточном отчете аккуратно отметили: «В медиапространстве доминируют государственные СМИ, однако некоторые независимые информационные ресурсы доступны в сети интернет». Также наблюдатели приводят заявления своих неназванных собеседников о том, что «гарантированные Конституцией права на свободу выражения и на свободный доступ к информации почти не соблюдаются».

К слову, насчет интернета: мало того что в конце прошлого года в закон о СМИ внесены поправки, позволяющие Мининформу без суда блокировать сайты, так еще и провайдер-монополист «Белтелеком», по сведениям «Немецкой волны», к выборам устанавливает китайское оборудование для контроля и блокировки интернета.

Так что рука государства на горле байнета может сжаться в любой момент. Вот это действительно сумрачно и не внушает оптимизма.

Электоральное колдовство неприкасаемо

Замечания наблюдателей ОБСЕ касаются, естественно, не только медиасферы, но и проблем обеспечения прозрачности выборов в целом. В отчете подчеркнуто, что белорусские власти, корректируя по мелочам избирательное законодательство, не учли основные рекомендации БДИПЧ ОБСЕ.

«В числе прочих недостатков, — говорится в документе, — можно отметить неясные правила формирования состава избирательных комиссий и осуществления процесса проверки подписей территориальными избирательными комиссиями, а также недостаточность процессуальных гарантий при подсчете голосов и подведении итогов голосования, включая отсутствие требования публикации итогов выборов с разбивкой результатов голосования по участкам».

Казалось бы, чего проще: если вы, дамы и господа из власти, так яростно рвете на груди рубахи (блузки), заявляя о честности белорусских выборов, то включите в избиркомы всех выдвиженцев оппозиции (их и была-то горсточка), велите участковым комиссиям показывать публике каждый бюллетень, как это делают даже в Африке, в обязательном порядке давайте наблюдателям на руки заверенные копии протоколов.

Но белорусские власти костьми ложатся, чтобы не разрушить скрытый от лишних глаз колдовской ритуал выведения «элегантного» электорального результата. А потом театрально сетуют, что выводы наблюдателей какие-то сумрачные.

И Гайдукевич говорит «Жыве Беларусь!»

Между тем сдержанный, но достаточно принципиальный промежуточный отчет миссии ОБСЕ может быть симптомом того, что и по итогам этих выборов, даже если не случится битья оппозиции по головам, как 19 декабря 2010 года, белорусские власти заработают не слишком радующую их оценку.

Другое дело, что и оценки типа «есть отдельные улучшения, но в целом процесс не соответствовал стандартам демократических выборов», скорее всего, окажется достаточно, чтобы Евросоюз заморозил санкции против белорусского начальства. Почва для дальнейшей нормализации отношений уже подготовлена, властям достаточно не сорваться на мордобитие и посадки.

Понимая это, наверху закусив губу терпят те праздники непослушания — несанкционированные акции, которые устраивает в Минске бывший политзаключенный Николай Статкевич со товарищи.

Вообще же страсти оппозиции вокруг легитимации/делегитимации режима Лукашенко по итогам этих выборов явно сбивают фокус «белорусского вопроса».

На признание/непризнание выборов (и тем более — дальнейшую линию ЕС, США) никак не повлияет, например, снятие Короткевич с кампании, чего требуют от нее другие оппозиционеры. Отдельно отметим алогизм: сначала объявили, что она — никакая не оппозиция, а подтанцовка для Лукашенко, теперь же призывают не позорить оппозицию участием в кампании.

При этом ведь и либеральный демократ Гайдукевич заканчивает свои предвыборные эфиры возгласом «Жыве Беларусь!» в лучших традициях БНФ. Понятия же «спарринг-партнер», столь любимого публицистами, в лексиконе наблюдателей ОБСЕ нет. Имеются у Лукашенко соперники, звучат разные лозунги, никого не месят на улице — и приличия вроде как соблюдены. Ну не расцвет демократии, однако же и не Северная Корея. Даже помягче Азербайджана, пожалуй.

Объявленный частью политических противников режима «игнор» этих выборов тоже может послужить властям: среди пришедших на участки будет выше доля сторонников Лукашенко, так что и особо химичить с цифрами нет нужды.

Жесточайший план делегитимации режима

Можно понять моральную позицию тех, кто говорит, что не хочет участвовать в фарсе. Но стоит также понимать, что легитимность — это, грубо говоря, преобладающее признание (внутреннее и международное) того, кто в стране хозяин, согласие его терпеть.

И что мы видим? Народ не бунтует, согласен платить этой власти налоги (даже на тунеядство), а послы самых раздемократических государств исправно вручают верительные грамоты авторитарному правителю синеокой республики.

Да, если разбудить народ, то он, прозрев, исполнившись гнева, может поставить ребром и вопрос о легитимности власти. Но ситуация в белорусском обществе очевидно не та. И лидеры оппозиции сегодня на массу практически не влияют. А потому призывают население идти в день голосования 11 октября на рыбалку или за грибами. Для диктатора, мол, это будет страшнее Площади.

Наверное, Лукашенко уже рвет на себе волосы, узнав о таком жесточайшем плане делегитимации режима.