Белорусские выборы: агитация в мертвый сезон на выжженном политическом поле

Вертикаль начала суровый отсев оппозиционеров уже на стадии формирования избиркомов…

В Беларуси ставший мемом наказ президента «раздеваться и работать» выполняется раздельно: народ, презрев политику, загорает, а верная дресс-коду вертикаль в поте лица заседает в рамках парламентской кампании. Беспечные массы и не подозревают об этом рутинном кропотливом труде, закладывающем основу «элегантного результата».


Председатель ЦИК Лидия Ермошина и секретарь комиссии Николай Лозовик (справа налево)

Тем временем Центризбирком на заседании 28 июня утвердил квоты для агитации в СМИ, на местах сформированы областные и окружные избирательные комиссии. Квоты с гулькин нос, в избиркомы от оппозиции, как и в прежние времена, попали единицы.

Отсев «деструктивных элементов» чиновники ведут в олдскульном ключе, при том что устами главы Центризбиркома Лидии Ермошиной ранее усиленно рекламировались модные новинки этого избирательного сезона.

Отсев «пятой колонны» начался

В частности, госпожа Ермошина обещала, что избиркомы станут формироваться более гласно, их членов отберут путем рейтингового голосования. Эксперты сразу же отметили: это не дает политическим оппонентам режима никаких дополнительных гарантий.

Что и подтверждается ныне на практике. Да, из-за рейтингового голосования (раньше чаще всего утверждали чохом) местным чиновникам пришлось дольше обычного преть в костюмах на совместных заседаниях исполкомов и президиумов советов, но итог оказался традиционным. Например, по данным движения «За Свободу», из 48 его представителей в это звено избиркомов попало всего двое.

Почти так же жестко отфильтровали выдвиженцев Партии БНФ и общественного объединения «БНФ «Адраджэньне»: в областные комиссии включено двое из шести, в окружные — шесть из 45. Партия БНФ собирается обжаловать «проброс» большей части своих активистов, но опыт прежних кампаний подсказывает, что это сизифов труд.

По регионам процент отсева оппозиционеров, судя по неофициальным данным, несколько разнится (скажем, в Гродненской области подошли, кажется, несколько лояльнее), но в целом картина для оппонентов режима нерадостная.

Впереди еще формирование участковых комиссий (не позднее 27 июля), но легко предвидеть, что и эту задачу вертикаль решит не мудрствуя лукаво. Тем более что именно на участках реально имеют дело с бюллетенями.

Обычно рядовой член комиссии безропотно считает одну из кучек бюллетеней и молча передает написанный на бумажке итог председателю. Наблюдателям эти манипуляции ни о чем не говорят. Но даже один «чужой среди своих» в избиркоме низового звена, потребовав прозрачности, может испортить всю обедню, все скрытое от публики священнодействие с выведением официального результата голосования.

Кто у вертикали экзаменатор?

«Это был первый экзамен для властей. И этот экзамен был завален», — так прокомментировал формирование областных и окружных избиркомов первый заместитель председателя движения «За Свободу» Юрась Губаревич. Он делает вывод, что, несмотря на либеральную риторику об изменениях в избирательном процессе и большей гласности, подход вертикали к формированию комиссий не изменился: «Чиновники голосовали согласно заранее составленному списку».

Губаревич имеет в виду экзамен перед общественностью и Западом, с которым сейчас официальный Минск старается наладить отношения. Да, представители Евросоюза, Совета Европы, США и впрямь рефреном твердят, что судьба отношений с Беларусью будет зависеть от демократического прогресса на парламентских выборах 11 сентября. Оппозиция, в свою очередь, взывает к принципиальности западников: требуйте, мол, реального прогресса, а не декоративных изменений.

Но словечко «экзамен» по отношению к электоральным кампаниям любит повторять и Александр Лукашенко. И он для вертикали экзаменатор куда более строгий, чем всякие там трудновыговариваемые БДИПЧ ОБСЕ.

При этом президент на закрытии пятого Всебелорусского собрания 23 июня высказался так: «В очередной раз хочу твердо заявить: никто, кроме белорусского народа, не может решать, как ему жить, как развиваться, каким законам быть на нашей земле и каким будет парламент и другие органы власти. Только белорусский народ будет это определять».

Эта тирада соткана из эвфемизмов. Понятно, что народ здесь ради красного словца. Исход выборов, новый состав парламента он будет определять примерно в такой же степени, как и состав бутафорского «народного веча», на котором прозвучала тирада. Про законы — это завуалированный ответ на рекомендации ОБСЕ относительно совершенствования избирательного законодательства: мол, мы и сами с усами.

Для вертикали же главный смысл фразы в том, что на игры с Западом не стоит обращать особого внимания. Обеспечивать нужный верхам результат электоральной кампании следует, как всегда, с большим запасом прочности. Вот в чем суть экзамена для чиновников. И в последнюю очередь они думают о том, как их действия оценят БНФ или «За Свободу».

Потому и ведется столь суровый отсев оппозиционеров уже на стадии формирования избиркомов. Видимо, и на стадии регистрации кандидатов фильтр окажется достаточно жестким. Ведь на том же Всебелорусском собрании Лукашенко сформулировал десять критериев достойного с точки зрения властей кандидата в Палату представителей. Этот джентльменский набор по сути требует лояльности, поддержки политики правящего режима.

Власти минимизируют агитацию

Тем же, кто получит удостоверения кандидатов, доведется агитировать в августе — начале сентября. То есть по большей части в мертвый сезон зноя и отпусков, а также в суматошную пору возвращения обывателей к работе, отправления детей в школу и хлопот о личном урожае.

Кандидату дают по пять минут на телевидении и радио, а также место в газете для программы объемом не более 4000 знаков. При этом каналы и частоты не самые популярные, государственную прессу народ тоже не особо читает, а уж программы — и подавно. Еще за счет государства сделают для вывешивания на участках и в некоторых публичных местах общие плакаты с биографическими данными кандидатов.

Все это выглядит более чем скупо. Остальные агитационные материалы — за свой счет. Но потолок кандидатского избирательного фонда в тысячу базовых величин (одна б.в. — 21 новый белорусский рубль, чуть более десяти долларов) сам по себе невысок. К тому же у оппозиционеров будут проблемы с наполнением и этих закромов: откуда деньги при твоей нищенской декларации о доходах?

На других граждан и фирмы больших надежд тоже нет. Во-первых, такие пожертвования тоже жестко лимитированы (гражданин — максимум 5 б.в, организация — до 10 б.в.); во-вторых, бизнес давать деньги на политику боится; в-третьих, народ относится к выборам в парламент, мягко говоря, индифферентно.

Отдельный вопрос — с чем пойдет оппозиция в массы, каким будет ее мотто в этой кампании. Основная часть оппозиционных структур подписала на эти выборы соглашение о координации действий, которое предусматривает, в частности, и выработку общего месседжа электорату, но суть послания пока в тумане.

Найти нужные лозунги действительно сложно. Звать к свержению режима — малопродуктивно, а обещать, что мы заасфальтируем вам дороги и т.п. — как-то мелкотравчато.

И потом, какие лозунги ни придумай, у властей все схвачено. Они умело минимизируют кампанию, превращают агитацию оппонентов в слабый глас вопиющего в пустыне. Чтобы отследить эти выборы, разобраться в программах кандидатов, нужно иметь целенаправленный интерес, а у большинства белорусских обывателей интерес к политике почти атрофирован.