Ирина Дорофеева идет в депутаты: соберем подписи, а потом проработаем и программу

Певица дала первое интервью в качестве потенциального кандидата.

 
Известная белорусская певица Ирина Дорофеева идет на выборы в Палату представителей. В интервью Naviny.by она рассказала, зачем ей это, что думает о низких зарплатах работников культуры, почему Беларусь из года в год проваливается на «Евровидении» и стоит ли ограничить концерты российских исполнителей.

— Ирина, почему вы приняли решение баллотироваться в парламент?

— Хочется что-то изменить и в своей жизни, и в жизни страны. Помочь нашему обществу и народу.

— Может быть, у вас есть конкретные предложения, как именно помочь?

— Думаю, пока об этом рано говорить. Сначала нужно собрать подписи, а дальше активно прорабатывать программу.

— Что вы думаете о низких зарплатах в сфере культуры?

— Я думаю, что президент на последнем Всебелорусском собрании правильно сказал, что нашим работникам культуры нужно больше проявлять инициативу, предлагать инновационные проекты и внедрять их в жизнь. В университете культуры у нас это получается. Мы уже два года проводим мастер-классы с известными артистами, в том числе зарубежными. Кроме того, сделали успешный мюзикл «Дубровский», который идет на сцене нашего академического музыкального театра. Поэтому когда есть интересные проекты, их можно внедрять в жизнь. И наши студенты получают просто нереальный опыт на сцене.

— В Беларуси довольно активно обсуждается «Евровидение». В этом году представитель нашей страны снова не вышел в финал. Как думаете, почему у нас такие плохие результаты на этом конкурсе?

— Я думаю, что это в первую очередь зависит от того, кого выбирают. Последнее время установка такая, что артист сам должен финансировать свой проект, поэтому получается, что едет тот, кто может предложить какую-то поддержку. Я имею в виду продюсеров, инвесторов. Раньше финансирование шло от государственных телеканалов. И тогда Беларусь была более успешно представлена на «Евровидении».

— Как вы оцениваете выступление IVAN’а?

— Признаюсь честно, я не под впечатлением. Хочется, чтобы мы наряду со славянскими народами уделяли внимание национальному колориту. Потому что просто модной песней трудно выделиться. На самом деле «Евровидение» часто называют конкурсом фриков, там много PR-ходов. И мы в погоне за этой модой теряем свое национальное лицо.

— На днях в Минске прошел День вышиванки. Национальный узор становится модным. Как вы оцениваете эту тенденцию?

— Очень позитивно. Такие праздники объединяют людей. Я сама выступала на концерте, видела, с каким удовольствием люди ходят в вышитых рубашках.

— А у вас в гардеробе есть вышиванка?

— У меня много вышиванок! Мне их дарили рукоделицы в глубинке. Кстати, моя мама всю жизнь преподавала декоративно-прикладное искусство. И меня этому научила. Конечно, время не позволяет сидеть и вышивать самой, но, тем не менее, у нас дома очень много красивых работ.

— В музыкальных кругах предлагают задуматься об ограничениях для гастрольной деятельности российских артистов. А то, мол, после их концертов белорусским артистам ничего не достается. Вы согласны с таким мнением? Ведь еще недавно 75% всей музыки на радио должно было быть белорусской, но в последнее время от этого стали отходить.

— Мне бы хотелось, чтобы назад вернулось положение о 75% белорусской музыки, потому что это дало огромный толчок. Появилось много профессиональных музыкантов и коллективов, которые на этой волне смогли раскрутиться, они стали известными. Когда есть стимул, и ты понимаешь, что твоя песня получит отклик, ее услышат люди, — конечно, начинают все шевелиться и активно работать. А когда песни пишутся в стол — это очень грустно.

— Вам не кажется, что наши артисты не могут конкурировать с российскими, потому что поют они на одном языке, но рынок все-таки разный. Может быть, если бы у нас все пели на белорусском, не надо было бы искусственно поддерживать исполнителей?

— Мы можем петь и на белорусском, и на русском языке. Важно найти отклик в сердцах слушателей. Я думаю, было бы правильно защитить отечественного производителя в сфере национальной культуры, потому что нам действительно сложно конкурировать. Аренда одинаковая, на рекламу нужно одинаково тратиться, а программу нам нужно показать в сто раз лучше, потому что это не какой-то эконом вариант, в своей стране ты должен показать максимальный результат. Если бы для наших исполнителей сделали поблажки, и не только в шоу-бизнесе, это было бы хорошо.

— В России и Украине звезды шоу-бизнеса активно представлены в политике. У нас в парламенте артистов нет. Как думаете, почему?

— Может быть, не чувствуют в себе сил. Каждый человек делает выбор в жизни, отталкиваясь от призвания. У меня получилось быть преподавателем, руководителем. Я понимаю, что надо пробовать.

— А вы продолжите преподавать, когда станете депутатом?

— Конечно. Надеюсь, что ректор мне позволит. В университете культуры я преподаю индивидуально вокал, а также возглавляю кафедру искусства эстрады. И концертную деятельность я также планирую продолжить.

— Будете ли вы продвигать культуру на белорусском языке? Сейчас с этим большая проблема.

— Конечно, будем всё делать в этом направлении.

— Вы самі размаўляеце па-беларуску?

— Я размаўляю па-беларуску, толькі хочацца добра адказаць. Не так часта даводзіцца ў паўсядзённым жыцці размаўляць на мове. Но я очень люблю нашу мову, у меня много белорусскоязычных песен. Я чувствую, что люди сердцем это принимают. Мы должны постепенно к этому идти. В школьных программах это внедрять, заинтересовывать детей нашей историей и красивым белорусским языком. Мои крестники, кстати, окончили белорусскоязычную гимназию в Минске. Я считаю, это очень важно — знать с детства свой язык. Мое поколение жило еще в советское время, поэтому сейчас приходится всё наверстывать.