ОБОРОНА: ЭСТОНСКИЕ УРОКИ. 2. Соседство с Россией поднимает боевой дух

Русские любят посмеиваться над эстонской армией. Ну что за войско: ни самолетов (если не считать пары кукурузников), ни танков…

 

У Беларуси имидж милитаризованной страны. Но он обманчив. А вот маленькая Эстония имеет довольно эффективные вооруженные силы и реально хлопочет об их оснащении по последнему слову.


Воевать в лесу эстонцу не привыкать. Фото Сил обороны Эстонии

И хотя в этой стране Балтии советская жизнь сдана в музей, похоже, именно эстонцы четко усвоили ленинский завет учиться военному делу настоящим образом. К чему их подталкивает, как сами признаются, соседство с большой страной, у которой имперский бэкграунд.

Белорусская армия дает копоти на парадах

Александр Лукашенко уверяет, что белорусская армия — одна из самых боеспособных в Европе. И уж точно, мол, является, по признанию западных экспертов, лучшей на постсоветском пространстве и в бывшем социалистическом лагере.

Да, армия не из худших, но в заявлениях руководства, считают отечественные независимые аналитики, велика доля бравады.

Во всяком случае, новость, что Беларусь опять вошла в первую двадцатку «Глобального индекса милитаризации», вызывает скепсис у ряда экспертов — Александра Алесина, Андрея Поротникова. Похоже, что у составителей рейтинга какие-то изъяны в методике. А может, давят стереотипы и срабатывает обыкновенная леность, предположил Поротников в комментарии для Naviny.by.

Белорусские аналитики указывают, в частности, на то, что наша армия явно отстает в плане модернизации вооружений.

Вместе с тем — да, этого не отнимешь: любит, любит белорусский официальный лидер покрасоваться в военном облачении. Государственные СМИ охотно тиражируют образ главнокомандующего в роскошной экзотической форме на трибуне во время парадов (когда армия в буквальном смысле дает копоти населению), в камуфляже на учениях, причем в последние годы рядом еще и младший сын, тоже одетый в стиле милитари. Короче, пусть электорат знает: страна в надежных руках.

За рубежом же на зловещий имидж «агрессивной» Беларуси работает то, что ее руководство периодически срывается на антизападную риторику в духе холодной войны. Скверная политическая репутация режима и его конъюнктурное союзничество с Россией тоже формируют благодатную почву для страшилок. Совместные с россиянами маневры «Запад» всякий раз вызывают ажиотаж в СМИ Польши и стран Балтии. Создается иллюзия, что войска двух одиозных режимов вот-вот ударят по сытой, потерявшей бдительность Европе.

Белорусская оппозиция, которая твердит о раздутых силовых структурах и без особого анализа призывает сократить армию по самое не хочу, тоже добавляет свои штрихи к этому образу донельзя милитаризованной диктатуры.

С другой стороны, белорусскому начальству явно льстят союзники. Александр Храмчихин, заместитель директора Института политического и военного анализа (Москва), заявляет: вооруженные силы Беларуси могут захватить страны Балтии за два дня даже без помощи России. Армии же прибалтов Храмчихин называет виртуальными.

Русские смеются: что за войско без танков!

Вообще не новость, что русские любят иронизировать над эстонской армией. Действительно, ну что за войско: ни самолетов (если не считать пары кукурузников), ни танков. Есть 1-я пехотная бригада, а вот второй нет: бригада — в единственном числе. На маневры 2010 года — смех сказать — пришлось арендовать у латышей старый советский Т-55 (и якобы даже его сломали).

Но дело в том, что миссия эстонских вооруженных сил предельно проста — продержаться дней десять до подхода натовской подмоги. А для этого важно иметь упорную пехоту с хорошим стрелковым оружием (у эстонцев — израильские и шведские автоматы), владеть искусством боя на пересеченной местности, партизанской войны, специальных операций в тылу противника. И в этом плане кое-что делается. Причем о некоторых моментах Москву, понятное дело, не особо информируют.

В общем, насчет виртуальности российский эксперт, пожалуй, погорячился. Во всяком случае если вести речь именно об Эстонии, самой продвинутой из балтийской троицы в военном плане.

Только цифры. Эстония тратит на оборону 2% ВВП, в то время как Беларусь — 1,05–1,1% (при том что и сам ВВП на душу населения у нас меньше). В цифрах это выглядит так: Эстония — 361 млн. евро в 2013 году, Беларусь в эквиваленте — около 690 млн. долларов. Цифры вполне сопоставимые, хотя разница в населении огромная.

При этом Эстония реально модернизирует вооружения, расходуя на это более 40% оборонного бюджета. В Беларуси мечтают о 20-25% на эти цели. А пока советское оружие белорусской армии стремительно стареет и физически, и морально.

Между тем миссия в Афганистане показала эстонским военным, что надо приобретать хорошие тяжелые бронированные машины для защиты живой силы. Ранее были куплены в Англии корабли — охотники за минами.

К слову, на Балтике и поныне много мин со Второй мировой. На что в свое время в специфической форме обратил внимание и Лукашенко. Обидевшись, что россияне решили проложить трубу через Балтийское море вместо второй ветки Ямал — Европа через Беларусь, ее лидер назвал «Северный поток» самым дурацким проектом России (это, кстати, к вопросу о теплых союзнических чувствах) и предрек: «Неизвестно, что может произойти с этим газопроводом, который лежит на куче боеприпасов».

Ну а на боевые истребители и танки прибалты и впрямь не хотят тратиться. Во-первых — да, страны по западным меркам откровенно небогаты. Во-вторых, а зачем тогда в НАТО вступали? Так, небо Балтии сегодня патрулируют по очереди, пролетая иной раз и над Таллинном, истребители разных стран Североатлантического альянса.

Небо над Беларусью, как известно, готовы взять под свою опеку россияне. Но в связи с планами создать их авиабазу в Лиде у внутренних оппонентов Лукашенко большие вопросы по поводу угроз независимости. В странах Балтии по целому ряду причин «натовской оккупации» не боятся.

Патриотизм здесь воспитывает Москва

С Храмчихиным же, заявившим, что бойцы-прибалты «не страдают склонностью к героизму и самопожертвованию», эстонцы готовы поспорить и насчет состояния боевого духа.

По словам генерала Антса Лаанеотса, бывшего командующего Силами обороны, патриотизма его соотечественникам добавляет именно то, что они живут «в непосредственном соседстве со страной, которая периодически угрожает».

 

Военный историк Игорь Копытин.

Фото автора

В свою очередь, таллиннский военный историк Игорь Копытин отмечает сильное идеологическое влияние Москвы, которая старается создать в маленькой стране Балтии наряду с эстонским и свой «российско-прокремлевский мир».

По мнению собеседника, Кремлю выгоден раскол в эстонском обществе, который создает трудности в развитии страны. При этом, считает Копытин, «русскоязычное население используется как средство влияния на внутриполитическую ситуацию в стране». В итоге «сами русскоязычные стали заложниками ситуации, не всегда это понимая».

Для эстонского же государства, считает собеседник, важно «создавать двойную идентичность»: у тебя могут быть русские или любые другие корни, любовь к языку и культуре предков, но вместе с тем — и сильное чувство, что ты эстонский гражданин.

Игорь Копытин: я эстонец русского происхождения

Маленькую страну потрясли события апреля 2007 года, когда перенос памятника советским воинам — Бронзового солдата из центра столицы на военное кладбище вызвал массовые беспорядки. С ними удалось справиться силами полиции, армия не вмешивалась, хотя, как признавались некоторые собеседники, была приведена в боевую готовность.

Эстонские политики убеждены, что эти беспорядки инспирировала Россия. Они утверждают: Москва и по сегодняшний день вкладывает бешеные деньги в пропаганду и другие недружественные действия против Эстонии, изображая ее некой фашистской страной, где русскоязычных третируют.

На самом деле эта страна с трудным наследием советского периода (включая искусственные демографические дисбалансы) показывает пример достаточно успешной интеграции русскоязычного населения. По словам советника правящей Партии реформ Аарне Веэдла, число неграждан за последние годы заметно снизилось, а вот доля владеющих эстонским языком среди русскоязычных, напротив, резко возросла.

Со своей стороны, Игорь Копытин подчеркивает роль армии в «процессе культурного трансфера». К слову, и сам Копытин — пример интеграции мальчишки из «русского гетто» в эстонское общество. Свободно владеет языком титульной нации, подчеркнуто называет себя не русскоязычным, а «эстонцем русского происхождения».

К слову, он около десяти лет прослужил в вооруженных силах: сапер, военный логист, прошел старшим сержантом через Афганистан в рамках миссии ISAF, причем служил в провинции Гельменд, где талибы давали прикурить. Ныне — прапорщик резерва, командир взвода Кайтселийта, этого эстонского варианта территориальных войск.

Но подробнее о загадочном Кайтселийте — в следующей публикации цикла.

Продолжение. ОБОРОНА: ЭСТОНСКИЕ УРОКИ. 3. Воевать за свой дом в буквальном смысле


Таллинн — Минск.


Предыдущая публикация цикла:

ОБОРОНА: ЭСТОНСКИЕ УРОКИ. 1. Продержаться десять дней до подхода НАТО