Сокращение черного списка. «Нарушения совершали люди, а не должности»

Решение о выводе из санкционного списка некоторых белорусских чиновников эксперты объясняют превалированием геополитики над…

Евросоюз должен был исключить кого-то из санкционного списка, но логику выбора понять сложно. Такое мнение высказал БелаПАН политолог Валерий Карбалевич, комментируя решение Совета ЕС об исключении из черного списка 24 белорусских граждан и 7 предприятий.

Валерий Карбалевич«Поскольку ЕС сам не объясняет логику своих решений, то можно строить только догадки. Догадки эти очень субъективны, — отметил Карбалевич. — Понятно, что люди перестали занимать те должности, на которых осуществляли действия, признанные репрессиями. Их из списка выводят. Хотя это странно, потому что это же люди совершали нарушения, а не должности».

По словам политолога, понять логику решения об исключении из санкционного списка некоторых белорусских компаний сложно.

«Но тут надо знать досконально реальную принадлежность компаний. Может быть, там поменялись акционеры. Возможно, и еще какая-то другая логика в этом решении есть», — сказал Карбалевич.

В любом случае, подчеркивает он, ЕС должен был исключить кого-то из списка в связи с нынешним трендом на потепление отношений.

«Поэтому искали, кого исключить. Но по какому принципу они это делали, мне до конца не понятно, — сказал Карбалевич. — Сложилась такая ситуация, когда, с одной стороны, ЕС не мог отменить санкции или даже ввести мораторий, как это было в 2008-2010 годах, потому что Беларусь не освободила политзаключенных. С другой стороны, ЕС должен был как-то отблагодарить за геополитическую позицию Беларуси в отношении украинского кризиса, за миротворческие усилия. Вопросы геополитики стали более важными, чем вопросы прав человека».

По словам Карбалевича, ЕС принял компромиссное решение и подал Минску сигнал, что готов проявить гибкость.

Ярослав РоманчукВ свою очередь экономист Ярослав Романчук отметил, что «идут переговоры, торги, надо каким-то образом имитировать переговорный процесс, каждая сторона имеет некие позиции для торга».

«Вот европейцы сделали шаг, сейчас белорусы должны сделать что-то такое, чтобы убедить европейскую сторону, что нужно и дальше в этом направлении двигаться», — сказал он.

При этом Романчук также говорит, что сложно понять логику принятия решения об исключении из списка тех или иных компаний.

Напомним, что из списка исключены три компании бизнесмена Юрия Чижа, санкции в отношении которого продолжают действовать. В то же время из списка исключен бизнесмен Владимир Пефтиев и подконтрольное ему ЧУП «БТ Телекоммуникации», но продолжают действовать санкции в отношении ряда других подконтрольных ему компаний, в том числе в отношении «Белтехэкспорта».

«Понятно, почему не исключили «Белтехэкспорт», — отмечает Романчук. — Это оружие, особая статья. Оружие, особенно в контексте Украины, и в контексте даже России — это особая вещь, которая, я думаю, особо рассматривается даже не на политическом, а на военно-политическом уровне».

Что касается Чижа и Пефтиева, отмечает Романчук, то исключены те компании, которые, с точки зрения ЕС, не связаны с вопросами оружия:

«Переговоры от имени белорусских представителей ведут серьезные адвокатские европейские структуры. И это предмет торга, как в суде, доказать, что вот эта компания не связана с этим и так далее. Потом еще и политики в этом участвуют, лоббисты, которые имеют какие-то свои интересы. Это сложный процесс».