Конфликт Варшавы и Москвы может неприятно аукнуться Минску

Белорусско-польские отношения в перспективе могут осложниться из-за российского фактора…

 

Избрание нового президента Польши к значительным изменениям в белорусско-польских отношениях в ближайшем будущем, скорее всего, не приведет. В более отдаленной перспективе, однако, возможны осложнения под влиянием российского фактора.

Консерваторы жестче в белорусском вопросе

Несмотря на то, что новый президент Польши, представитель партии «Право и справедливость» (ПиС) Анджей Дуда до сих пор не высказывался на белорусскую тему, можно предположить, что официальный Минск встретил его избрание с настороженностью. Ведь ПиС всегда занимала по отношению к белорусскому руководству заметно более жесткую позицию, нежели правящая сейчас «Гражданская платформа» (ГП).

К тому же именно во время правления ПиС Польша содействовала белорусским демократическим силам больше, чем любое другое государство Евросоюза. В частности, как раз тогда в структуре польского телевидения был создан белорусскоязычный спутниковый канал «Белсат», началась реализация образовательной программы имени Кастуся Калиновского для оппозиционной молодежи, жертв политических репрессий.

В свете этого, кстати, можно надеяться, что теперь Варшава примет активное участие в планируемом создании белорусского национального университета.

Справедливости ради следует заметить, что и при правлении ГП Варшава уделяла большое внимание вопросам демократизации Беларуси. Расчет был на то, что в результате постепенного вовлечения нашей страны в общеевропейские процессы здесь должны начнутся демократические преобразования.

Но в целом в подходе к белорусскому вопросу между двумя крупнейшими польскими партиями всегда существовали принципиальные разногласия. ГП полагала, что необходимо действовать через Россию, то есть каким-то образом уговорить ее использовать свое влияние на Беларусь с тем, чтобы убедить ту занять достойное место в демократическом мире.

ПиС же придерживалась концепции Ежи Гедройца, согласно которой в национальных интересах Польши — максимально поддерживать независимость ее восточных соседей в целях совместного противостояния России, если та по-прежнему будет осуществлять свою агрессивную внешнюю политику.

В феврале 2011 года в резкой статье «Польша проиграла в Беларуси», опубликованной в Rzeczpospolita, лидер ПиС Ярослав Качиньски обвинил тогдашнего министра иностранных дел Радослава Сикорского в том, что «активность польской дипломатии на последних белорусских выборах закончилась катастрофой, так как была основана на непрофессиональной, желаемой, а не реальной оценке ситуации в этой стране».

Также в статье прозвучала мысль, что если уж вводить санкции против режима Лукашенко, то они должны быть болезненными.

Ныне же в период избирательной кампании Дуды Ярослав Качиньски сознательно ушел в глубокую тень и практически не высказывался ни по каким вопросам внутренней и внешней политики. Но это не означает, что его оценка действий белорусского руководства и взгляды на состояние двусторонних отношений претерпели кардинальные изменения.

И хотя Анджей Дуда считается не столь радикальным, как лидер ПиС, сам факт принадлежности к этой партии не позволяет исключать, что с течением времени мы услышим достаточно критическую риторику нового президента в адрес белорусских властей.

Если Москва и НАТО обострят отношения...

Между тем надо признать, что сейчас двусторонние отношения находятся в фазе постепенного улучшения. Посол Польши в Беларуси Лешек Шерепка даже назвал 2014 год «самым интенсивным в плане политических и экономических контактов» за последнее время.

Действительно, в прошлом году состоялись визит в Варшаву министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея, две встречи вице-премьеров и заседания всех механизмов институционального сотрудничества. Наконец, в декабре в Варшаве прошел белорусско-польский инвестиционный форум.

Несмотря на то, что добиться возвращения докризисного уровня взаимного товарооборота, который в 2008 году равнялся 3 млрд долларов, не удалось, за последние годы он вырос в полтора раза и достиг 2,4 млрд. Правда, при этом отрицательное сальдо для Беларуси составило 800 млн. Впрочем, в текущем году белорусская сторона планирует нарастить экспорт в Польшу на 15%, тогда как импорт оттуда — лишь на 5%.

Более того, по словам посла Беларуси в Польше Александра Аверьянова, теперь задачей является обеспечение выхода на кардинально новый этап — интенсивной промышленной, технологической и инвестиционной кооперации.

В то же время утверждать, что основные проблемы остались позади, пока явно преждевременно. Можно вспомнить, например, как в ноябре прошлого года Александр Лукашенко без видимых причин обвинил Польшу в территориальных претензиях.

Но гораздо более серьезную роль могут сыграть внешние факторы. Известно, что Дуда является последовательным сторонником санкций против России. Он рассматривает их как инструмент принуждения Москвы к цивилизованному поведению, а современная польская власть, по его мнению, вела слишком мягкую политику.

Во время предвыборных дебатов Дуда активно выступал за размещение на территории страны баз НАТО, а также заявлял о возможности отправки польских военных для помощи Украине. И если ПиС одержит победу и на осенних парламентских выборах, то Ярослав Качиньски может снова стать премьером, а Польша займет еще более проамериканскую позицию.

В такой ситуации Кремль наверняка предпримет некие ответные шаги. Причем в этих целях он наверняка постарается по максимуму включить в свои военные приготовления и нашу страну.

Крайне сомнительно, что в результате подобного развития событий белорусские власти испытают чувство глубокого удовлетворения. К сожалению, в сложившейся ситуации найти варианты, которые позволили бы избежать негативных последствий для белорусско-польского сотрудничества, будет чрезвычайно сложно.

  • Приехали поляки, казаков привезли. Поляки и казаки, казаки и поляки нас паки бьют и паки. Мы бе царя как раки тоскуем на мели.
  • Может, ибо поляки спрашивают прямо. Лишь мы, то тут, то там...