Форбриг: освобождение политзаключенных в Беларуси — старый трюк Лукашенко

Директор Фонда для демократии в Беларуси в Немецком фонде Маршалла Йорг Форбриг прокомментировал для «Euobserver» освобождение политзаключенных в Беларуси.

«Хорошие новости из Беларуси приходят редко, но в минувшие выходные Александр Лукашенко помиловал шесть политических заключенных.

Для помилованных, отбывавших многолетние сроки за протесты против автократии в Беларуси, это стало, по меньшей мере, облегчением, которое приветствовали местные демократы и международное сообщество.
Лукашенко назвал свое решение актом «гуманизма». Однако это был тщательно выверенный по времени тактический ход для того, чтобы добиться благосклонности Европейского Союза во время растущего внутреннего и геополитического давления.

Вопрос в том, сможет ли он добиться успеха в этот раз.

Лукашенко никогда не стеснялся оказывать давление, сажать в тюрьму и даже заставлять «исчезать» политических оппонентов. В длинной череде преступлений против оппонентов шесть освобожденных в минувшие выходные политзаключеных — это лишь один из последних примеров.

Наиболее известный из них, Николай Статкевич, баллотировался на президентских выборах в декабре 2010 года, и, когда результаты голосования были сфальсифицированы для того, чтобы обеспечить переизбрание Лукашенко, стал во главе мирной массовой акции протеста. Полиция жестоко разогнала демонстрацию и арестовала около 700 митингующих.

Статкевич и еще более сорока активных демократов получили многолетние тюремные сроки на показательных процессах. С тех пор эти узники совести постепенно выходили на свободу, но только после того, как вынужденно подписывали унизительные прошения о помиловании.

Статкевич и еще пятеро, выпущенные из тюрьмы в минувшие выходные, стойко отвергали любое признание вины, вызывая тем самым гнев Лукашенко.

Скрытый мотив данного решения, однако, очевиден.

Взятие политических заложников никогда не было для Лукашенко только средством заставить замолчать своих критиков. Они, скорее, постоянно служили «валютой» в его отношениях с ЕС. Лукашенко освобождает их всякий раз, когда нужно потепление отношений с Западом.

Это обычно происходит, когда главный спонсор Лукашенко - Россия - увеличивает свое политическое давление или снижает финансирование. Так было после 2008 года, когда российская война против Грузии стала недвусмысленным знаком реваншизма Кремля, что несло потенциальную угрозу для белорусской государственности.

Это также произошло, когда из-за мирового финансового кризиса Беларусь оказалась в тяжелом экономическом положении. Лукашенко тогда освободил троих политзаключенных и, в свою очередь, получил щедрые международные кредиты и приглашение присоединиться к инициативе ЕС «Восточное партнерство».

Сегодня ситуация удивительно похожа. В геополитическом плане война России против Украины очень четко показала, насколько далеко пойдет Кремль для утверждения своей сферы влияния на постсоветском пространстве. Чтобы обеспечить себе хоть какую-то безопасность, Лукашенко отчаянно нуждается в возобновлении сотрудничества с Европой после долгих лет изоляции.

Следовательно, его дипломаты были отправлены в столицы ЕС с посланием, которое гласило, что, учитывая поведение Путина, Лукашенко действительно является меньшим злом. Затем двери в Минске распахнулись для политиков ЕС, экспертов и лоббистов, в надежде, что геополитическая стабильность отодвинет на задний план права человека и демократию.

Экономически Беларусь пострадала от одновременных острых спадов в России и Украине, ее первым и третьим по значимости торговых партнерах.

Уровень экспорта снизился. ВВП сокращается впервые с 1997 года. С января белорусский рубль потерял больше трети своей стоимости, а осенние долговые выплаты повлекут за собой опасное уменьшение золото-валютных запасов.

Между тем, готовность, и, возможно, желание России оказывать Беларуси финансовую поддержку не безграничны. В отсутствии других источников, Беларусь лихорадочно смотрит в сторону Запада в поисках наличности. Для этого, однако, необходимо положить конец политической изоляции страны.

В самой Беларуси приближается октябрьское «переизбрание» Лукашенко. Там он точно не будет иметь проблем с пятью послушными кандидатами от лояльно-конструктивной оппозиции.

Вместо этого ему придется беспокоиться о простых белорусах, которым он обычно существенно повышал заработную плату перед выборами. Сделать это сейчас с пустующей казной затруднительно.

Вместо этого Лукашенко позиционирует себя в качестве единственного гаранта независимости и стабильности для белорусов. Он прекрасно понимает, что это будет выглядеть более убедительно, если миссия наблюдателей ОБСЕ положительно оценит исход приближающихся выборов.

Лукашенко, безусловно ожидает, что как-то окупится гостеприимство, оказанное им при проведении в Минске переговоров (хоть и бесплодных) по кризису в Украине.

Проще говоря, он опять ищет признания и денег на Западе.

Помнит ли ЕС, к чему привела его попытка сблизиться с белорусским режимом в 2008 году? Еще до конца 2010 года Лукашенко растратил полученные от Запада средства, вернулся под крыло Путина и взял в заложники новых политических заключенных – последние из которых вышли на свободу в минувшие выходные.

Если Европа не проявит твердости в некоторых вопросах, она рискует попасться на тот же самый крючок.
Во-первых, Европа должна признать, что в то время как эти шесть политических заключенных были помилованы, Минск активно ищет им «замену».

Три молодежных активиста, арестованные за граффити «Беларусь должна быть белорусской», которые по своей сути мало отличаются от официальной пропаганды, получили те же обвинения в «хулиганстве», по которым сидели четверо из недавно освобожденных.

Это новое дело в разработке должно ослабить энтузиазм всех в ЕС, кто считает, что сейчас самое время для повторного сближения с белорусским правительством.

Во-вторых, ЕС уже давно требует не только освобождения политзаключенных, но и их полной реабилитации. Последнее условие не было выполнено ни в случае освобожденных в минувшие выходные, ни в случае кого-либо из тех, кто был осужден, посажен в тюрьму и освобожден после 2010 года.

Во всех этих вопросах ЕС должен оставаться верным своим первоначальным условиям возобновления взаимодействия с белорусским правительством.

Следующим шагом ЕС должен стать переход к полному набору условий, сформулированных начиная с 2006 года для нормализации отношений с Беларусью. Сюда входят свободные выборы, СМИ, гражданское общество, независимая судебная система и свобода собраний для рабочих и предпринимателей.

Сведение этих требований к безусловно важному вопросу освобождения политических заключенных только затягивает игру в кошки-мышки, в которую Беларусь научилась так искусно играть с ЕС.

В-третьих, ОБСЕ должно быть позволено наблюдать за президентскими выборами в октябре 2015 года с обычным пристрастием и честностью. Весьма вероятно, будет осуществляться политическое давление с целью ослабления критики избирательного процесса либо со стороны тех, кто стремится вознаградить Лукашенко за проведенные в Минске переговоры по Украине, либо тех, кто ищет возможности сближения по геополитическим причинам, из национальных интересов или для бизнес-связей.

Ни один из этих мотивов не должен подорвать принципиальность ОБСЕ в наблюдении за выборами.

Наконец, о финансовой помощи не может быть и речи. Экономические беды Беларуси идут изнутри: они являются результатом бесхозяйственности, отсутствия структурных реформ, зависимости от внешних субсидий и злоупотребления властью.

Ни один из предыдущих кредитных пакетов и грантов, переданных Беларуси, не привели к глубоким или устойчивым экономическим изменениям. Они лишь помогли обеспечить выживание режима Лукашенко.

Освобождение шести политических заключенных в Беларуси можно только приветствовать. Тем не менее, вряд ли это можно считать признаком либерализации окостеневшей автократии Александра Лукашенко.

Реакция Европы была в лучшем случае осторожной. И небезосновательно. Если придерживаться принципиальной позиции на этот раз, то можно избежать сделанных в прошлом политических ошибок Европы, которые всегда приводили к большему, а не меньшему числу жертв политических репрессий»/перевод charter97.org.