Свое место в большой Европе Беларусь ищет без энтузиазма

Потенциал развития отношений Беларуси с «Вышеградской четверкой», участия в «Восточном партнерстве» остается скромным

При всех внешних признаках стабилизации положение дел в белорусско-европейских отношениях особого оптимизма не вызывает. В этом плане показательна скупость официальных сообщений об итогах рабочего визита главы белорусского внешнеполитического ведомства Владимира Макея в Прагу.


Министры иностранных дел стран Вышеградской группы и участниц «Восточного партнерства»


Встреча Владимира Макея с еврокомиссаром по Европейской политике соседства
и переговорам о расширении ЕС Йоханнесом Ханом.  Фото:
МИД Чехии.

Меркантильный интерес Минска

3-4 мая в чешской столице Макей принял участие в ежегодной встрече министров иностранных дел государств «Вышеградской четверки» (Венгрия, Польша, Словакия, Чехия — В4) и стран-участниц программы ЕС «Восточное партнерство» (ВП).

Пару месяцев назад белорусский министр заявил, что в ближайшее время ожидаются конкретные шаги, которые приведут к улучшению диалога с европейскими партнерами. Судя по всему, поездка в Прагу как раз и стала одним из таких шагов.

Для того чтобы оценить их полезность, необходимо определить, какие задачи поставлены перед белорусской дипломатией на европейском направлении и какое содействие могут оказать в их решении В4 и ВП.

Как известно, в силу принципиальных разногласий по вопросам демократии и прав человека сотрудничество официального Минска с Европой в политической области было крайне ограниченным, так что основной упор всегда делался на экономику.

Сегодня, несмотря на отмену санкций, ситуация в этом плане, как представляется, практически не изменилась. Разве что в условиях нынешнего серьезного кризиса экономика стала для белорусских властей еще более насущным приоритетом.

В политической же составляющей видится лишь одно более или менее существенное изменение — стремление обеспечить белорусскому руководству личные контакты с европейскими лидерами.

В сегодняшних обстоятельствах на этом направлении не исключены некоторые достижения. В частности, у аналитиков есть предположения, что в относительно недалеком будущем может состояться официальный визит Александра Лукашенко в Австрию.

При этом нет сомнений, что на встречах белорусского лидера с любым европейским коллегой основным предметом переговоров станут все те же «меркантильные проблемы».

В4: скорее, по отдельности, чем как с целым

В «Обзоре итогов внешней политики Республики Беларусь и деятельности МИД в 2015 году» взаимоотношения с Вышеградской группой охарактеризованы скупо и довольно туманно: «поступательно развивались торгово-экономическое сотрудничество и политический диалог».

Согласно сведениям Национального статистического комитета Беларуси, «поступательность развития» заключалась в том, что если в 2014 году совокупный товарооборот со всеми членами группы составлял примерно 3,5 млрд долларов, то год спустя он сократился почти на миллиард, или 30%.

Правда, произошло это преимущественно за счет резкого падения импорта, вследствие чего отрицательное для Беларуси сальдо уменьшилось с 1,2 до 0,5 млрд долларов.

Считать это большим достижением несколько затруднительно, и, надо думать, Минск хотел бы наращивать экономические связи с четверкой. Но значительных общих ресурсов для внешнего инвестирования В4 не создает, а потому, скорее всего, к каждому из партнеров придется искать отдельный подход.

А вот хотят ли белорусские власти получить что-нибудь от В4 в политическом плане, не очень понятно. Если раньше смысл контактов с группой мог сводиться к решению проблемы европейских санкций, то после ее снятия явных политических целей, в достижении которых Беларуси могла бы посодействовать четверка (время от времени пытающаяся говорить в Брюсселе «одним голосом»), как-то не просматривается.

К тому же, хотя определенное влияние она в Евросоюзе имеет, успех лоббирования все равно не гарантирован.

«Восточное партнерство»: естественный конец?

Что касается ВП, то здесь ситуация еще более сложная. Можно, пожалуй, согласиться с аналитиком Юрием Дракохрустом, утверждающим, что программа, по сути, утратила смысл своего существования.

Такие страны-партнеры, как Грузия, Молдова и Украина, сделали (или делают) более или менее значительные шаги в сторону ЕС, за что получили (или получат) некоторые бонусы.

Беларусь же с самого начала совершенно откровенно ориентировалась на прагматический компонент. При этом еще одним препятствием в дополнение к политическим стала ее нереформированная экономика. И поскольку она, по большому счету, остается в таком состоянии по сей день, то и надежд на какие-либо радикальные перемены, прямо скажем, немного. Причем независимо от того, будет ли продолжено ВП или взаимодействие с Европой получит какой-то новый формат.

Широких перспектив не видно

Таким образом, перспективы отношений и с В4, и в рамках ВП даже при отсутствии прежних острых противоречий трудно назвать широкими. В пользу такого вывода свидетельствует также тот факт, что в официальном сообщении МИД Беларуси о пражском мероприятии не было содержательной информации.

Создается впечатление, что сами белорусские власти либо просто не очень заинтересованы в расширении сотрудничества, либо не уверены в наличии у него реального и привлекательного будущего. В противном случае логичным казалось бы оповестить собственное население о грядущих позитивных переменах.

Сказанное, впрочем, не означает, что белорусско-европейское взаимодействие обречено на полный провал. В том случае, если режим не возобновит брутальные действия в отношении своих внутренних оппонентов, отдельные сдвиги, например, долгожданное соглашение об облегчении визового режима, могут иметь место.

Другое дело, что сближение будет медленным и едва ли продвинется далеко. Тем более что ему будет всячески препятствовать российский фактор.