Население Беларуси богатеет слишком быстро

Замминистра экономики обеспокоен тем, что рост зарплаты опережает рост производительности труда...

 

Отныне Беларусь будет жестко "корреспондировать" рост заработной платы с производительностью труда. Более никакого превышения первого над вторым. Да, проморгали, признал сегодня замминистра экономики Андрей Тур, но будем исправлять картину.

В стремлении увязать оторвавшийся от реальности рост зарплаты (+17,6% в прошлом году) с действительным ростом экономики (производительность труда в 2006-м выросла на 8%, в то время как в эффективной экономике она должна опережать рост заработной платы на 0,5 процентных пункта) Беларусь будет, очевидно, ориентироваться не на то, чтобы в стране не было бедных, а на то, чтобы в ней стало меньше богатых.

Как заявил сегодня Андрей Тур, "на определенном этапе зарплата падала гораздо быстрее, чем снижалась производительность труда. Поэтому потом мы вынуждены были повышать зарплату быстрее, чтобы стимулировать экономический рост… Сегодня нам очень важно привязать оплату труда к реально заработанным деньгам". "Признаю, длительный период времени мы не замечали этих соотношений, и сейчас увидели: если тенденция превышения роста заработной платы сохранится, мы будем больше проедать, чем создавать, — сказал чиновник. — Надо платить то, что зарабатываем".

Однако за счет чего правительство собирается выравнивать экономический перекос? — задали заместителю министра вопрос "Белорусские новости". А.Тур толком не ответил. Просто упомянул про «техперевооружение, более производительные рабочие места…»

Но модернизация, настаивали мы, помимо того, что требует огромных затрат, неизбежно связана с высвобождением рабочей силы, ростом безработицы? "Производительность труда — это не доведенные сверху цифры, это вся система макроэкономических показателей, это экономическая стабильность. Во всех странах рост ВВП связан с ростом производительности труда: это новая техника, новый менеджмент и т.д., — ответил Андрей Тур. — У нас прогнозный уровень безработицы в пределах 1,5% . Больше просто объективно не получится — в Беларуси демографическая ситуация достаточно сложная: сокращается численность населения, в том числе трудоспособного, экономически активного". В общем, проблема безработицы Беларуси не грозит, убежден замглавы экономического ведомства.

Для того чтобы зарплаты в стране соответствовали реальному росту экономики, можно пойти и другим путем: пересмотреть зарплаты, что особенно актуально в новых "энергетических" условиях. Тем более что, как рассказал А.Тур, "к нам начали обращаться руководители предприятий, ставя вопрос о том, что они не могут платить такую высокую заработную плату, которую мы устанавливаем в своих прогнозах".

По данным замминистра, средняя зарплата в народном хозяйстве Беларуси составила в прошлом году 311,8 доллара, у бюджетников — 287 долларов (третье место в СНГ после России, у нее 426 долларов, и Казахстана с его 331,9 доллара). "Это абсолютно реальный показатель, как барометр показывающий, к чему должны стремиться снизу, и на что должен обращать внимание тот, кто далеко ушел вперед, — отметил Тур. — Потому что высокая и низкая заработная плата — это проблема социальной стабильности. Этот индикатор показывает, в какую сторону надо работать тем, у кого доходы ниже, и следует ли так бежать вперед тем, у кого они выше. А это политика государства".

По словам замминистра, "в этом году мы сделали несколько нормальных шагов в направлении сокращения межотраслевой дифференциации зарплаты, которую сегодня довели до 3,9 раза" (минимальная в сельском хозяйстве — 369,7 тыс. рублей, максимальная в нефтеперерабатывающей отрасли — 1 млн. 427 тыс. рублей). В России, например, разрыв между самой высокой и низкой зарплатами доходит до 12 раз, не без гордости провел сравнение А.Тур.

Но даже при этом в деле дифференциации, как выяснилось, Беларусь складывать руки не собирается. Змминистра сообщил: сейчас готовится документ, который установит регламент зарплат на предприятиях естественных монополий. Заработная плата на них, убежден он, должна регулироваться законодательством. Речь идет о нефтегазовой отрасли, связи, железной дороге.

На одном предприятии, говорит А.Тур, разница в зарплате может составлять 4-6 и более раз. Связаны такие "исключительные", по его словам, случаи, в первую очередь, с тем, чтобы "кадры менеджмента удержать здесь, потому что в Российской Федерации они могут получать в десятки и даже в сотни раз больше".

А разница в зарплатах начальника и подчиненного, по информации замминистра экономики, даже в госструктурах может быть десятикратной.

"Сейчас, когда просчитывали различные проблемы, которые могли возникнуть в связи с нефтью и газом в жилищно-коммунальном хозяйстве, открылись совершенно вопиющие факты: заработная плата руководителей доходит до 4 миллионов, а рядовой сотрудник получает 400-500 тысяч рублей", — проинформировал Тур. Он объяснил ситуацию "совершенно дикой" системой различных коэффициентов, премиальных и т.д. "Тарифная составляющая разницы составляет от 12 до 18%. Все остальное — накрутки. Вот где проблема", — заявил он.

Руководитель же научно-исследовательского центра Мизеса (Минск) Ярослав Романчук уверен, что корни проблемы ищут не там. "Проблема в том, что разрыв между темпами роста заработной платы и производительности труда — это родимое пятно той системы, которую породили в Беларуси", — считает экономист, а призывы к увеличению производительности труда, по его мнению, "похожи на социалистические лозунги, которые все были замечательные — хоть на рану прикладывай".

В частном бизнесе, говорит Я.Ромачук, невозможно заплатить наемному рабочему больше, чем он на самом деле зарабатывает. Потому что есть правила рынка, конкуренция, логика. В социалистическом же распорядке есть приказы, которые не обсуждаются, а выполняются. И когда для выполнения этих приказов денег в бюджете становится меньше, система начинает давать сбой. "Поэтому без ломки системы мотивации, которая сегодня доминирует в бюджетной экономике, эту проблему не решишь", — убежден эксперт.

Он напомнил, что модернизация любого производства, которое на сегодня есть, предполагает и снижение энергоемкости, и переход на продукцию более высокого качества — это десятки, если не сотни миллионов долларов. В бюджете их нет. Значит, их нужно где-то искать: либо брать в долг, либо привлекать иностранных инвесторов. "И самая большая опасность, на которую может соблазниться белорусское правительство (и признаки этого уже есть), — полагает Я.Романчук, — это начать притягивать кредиты или продавать государственные облигации под очень высокие проценты (15-20%), что мгновенно приведет к тому, что Беларусь из состояния очень низкого внешнего долга перейдет в состояние очень высокого долга".

По его мнению, "на этом могут заработать чиновники, но для страны это будет равносильно тому, что наркоману со стажем предложили дозу, которой хватит на двое суток. В течение этих двух суток он будет чувствовать кайф, а потом наступит еще более жесткая ломка".

Заметив, что "Лукашенко и правительство в последнее время очень многие вещи правильно диагностируют", экономист вместе с тем подчеркнул, что "способов решения этих проблем у власти нет".

Оценивая последствия усиления госрегулирования заработной платы в стране, экономист напомнил, что "на самом деле, зарплата регулируется уже давно и везде — она привязана к тарифной сетке". Введением новых регуляций, продолжил Я.Романчук, предполагается сокращение заработной платы. "Заморозив зарплату, подняв при этом цены и создав условия для увеличения инфляции и девальвации рубля, правительство добьется роста числа убыточных предприятий и роста нагрузки на бюджет, снижения реального уровня жизни населения, увеличения количества бедных", — прогнозирует он, констатируя: "система в ее сегодняшнем виде без компенсации потерь некими внешними дотациями нежизнеспособна".

По мнению эксперта, "она (белорусская экономическая система) может продолжать давать худшие результаты еще некоторое время, но потом наступит момент, когда люди, которые безгранично верили в нее, начнут рассчитывать на собственные силы и проявлять благоразумие на бытовом, семейном уровне.

Они сначала проголосуют рублем, начав забирать деньги с депозитов, потому что денег на текущую жизнь будет не хватать. А потом начнут требовать улучшения условий, ведь разрыв со странами Балтии и Польшей, с одной стороны, с Россией — с другой, будет увеличиваться и станет очевидным для всех".

Замораживание руководством заработной платы, говорит Я.Романчук, будет равносильна спешному заклеиванию глиной некоего закрытого сосуда, в котором растет давление. "Ты понимаешь, что нужно бороться с причинами. Но временно латаешь бреши, забывая о том, что прорвет в другом месте. И прорвет более опасно", — заключил он.

Между тем, замминистра экономики настаивает: изменившиеся экономические условия не искривят русла социальной политики государства. "Мы прогнозируем, — говорит А.Тур, — что в этом году реальная заработная плата вырастет на 8-9%. При этом производительность труда должна вырасти на 8,5-9,5%. Для народного хозяйства мы прогнозируем уровень зарплаты до 340 долларов в эквиваленте, а для бюджетной сферы — до 300 долларов".

Причем, как отмечает чиновник, если прогноз по росту производительности труда и не будет выполнен, зарплату никто не остановит. "Заработная плата будет расти, как растет", — подчеркнул А.Тур, неуверенно пообещав повышение в 2007 году либо "три раза поменьше", либо "два раза побольше". Но даже примерные даты "праздников" замминистра назвать отказался, сославшись на то, что как раз сейчас график пересматривается.