Эксперты: Снижение сбора на покупку инвалюты означает девальвацию

 

Снижение размера сбора при покупке инвалюты с 30 до 20% означает фактическую девальвацию.

Такое мнение в интервью БелаПАН высказали эксперты, комментируя сегодняшнее решение Нацбанка.

Как сообщалось ранее, правление Нацбанка «с учетом нормализации ситуации на финансовом и валютном рынках республики» приняло решение о снижении с 30 декабря размера комиссионного сбора при покупке инвалюты населением с 30 до 20%. В сообщении Нацбанка отмечается, что данное решение «принято с учетом аналогичного снижения с 29 декабря размера налога на биржевые операции по приобретению иностранной валюты, а также изменения официального обменного курса белорусского рубля к доллару США». По итогам торгов на Белорусской валютно-фондовой бирже 29 декабря курс белорусского рубля к доллару США снизился на 7% и составил 11.800 рублей за доллар.

«Этого и следовало ожидать», — считает экономист Сергей Чалый. По его словам, предыдущее решение (о введении 30-процентного налога при покупке инвалюты) формально привело к возникновению множественности курсов, но сблизить их было очень сложно. «Получалось, что равновесие на одном рынке (наличном) обеспечивалось, а на втором (безналичном) — нет, потому что была законодательно установлена разница в 30%», — сказал Чалый.

Он подчеркнул, что «сближение курсов вновь осуществляется нерыночным способом». «Власти подтягивают курс к тому уровню, когда, как им кажется, будет установлено равновесие на рынке наличного рубля, и одновременно уменьшают величину комиссионного сбора, с тем чтобы стабилизировать и безналичный», — отметил эксперт.

«Сегодняшнее решение — это фактическое признание девальвации. Был курс 11 тысяч рублей за доллар, а будет 12 тысяч с лишним. А что это, как не девальвация? Решение о введение 30-процентного сбора фактически остановило весь рынок — и наличный, и безналичный, и было продиктовано тем, что власти не хотели сразу проводить девальвацию», — отметил эксперт.

«В эти дни обменники работали без сальдо, продавая только то, что покупали, это было невыгодно для банков, — продолжил Чалый. — А на рынке безналичной валюты было понятно, что никакому экспортеру не было выгодно сдавать валюту дешевле, чем по курсу, по которому ему пришлось бы покупать. Сейчас приходят к тому курсу, который и должен быть по логике. Можно было гораздо быстрее прийти к рыночному равновесию с меньшими потерями для экономики».

Бывший глава Нацбанка Станислав Богданкевич тоже считает, что властям не следовало «играть в эти игры», нужно было «просто девальвировать рубль». «Видимо, таким образом власти с помощью ползучей девальвации хотят прийти к 1 февраля, когда прекратит действовать указ о временном сборе с продажи валюты, к какой-то величине обменного курса, снижать величину этого налога и постепенно от него отказаться», — считает Богданкевич.

«Сегодня заявления власти не соответствуют сущности во многом, — заявил экс-глава Нацбанка. — Если бы назвали это девальвацией, то получили бы снижение заработных плат в долларовом выражении. Ставка рефинансирования сегодня 20%, а ресурсы дают под 50%. Установите ставку в 50%, а не играйте в игры. Надо провести разовую девальвацию», — подчеркнул Станислав Богданкевич.