Ответом валютному кризису может стать общая евразийская валюта

Появление общей валюты — это, прежде всего, политическое, а не экономическое решение, и его будут принимать президенты трех стран.

Директор аналитического департамента форекс-брокера «Альпари» Александр Разуваев считает, что лучшим финансовым ответом на валютный кризис является более быстрая экономическая интеграция, и, прежде всего, ввод единой евразийской валюты.

«Вслед за Россией Казахстан отпустил свою национальную валюту в «свободное плавание». Как следствие, на сегодняшних торгах состоялась масштабная девальвация тенге. И российский рубль, и тенге — сырьевые валюты. Продолжающееся падение цен на нефть не могло не сказаться на котировках валют двух соседних государств. Пока цены на нефть не восстановятся выше 100 долларов, и Российскую Федерацию, и Казахстан ждут не самые лучшие времена»,пишет в четверг, 20 августа, Александр Разуваев.

Не самая лучшая ситуация, по мнению аналитика, и в Беларуси, которая сильно зависит от рефинансирования долгов. Однако, считает эксперт, валютный кризис, сопоставимый с сегодняшним в Казахстане, в Беларуси вряд ли возможен.

Экономика Беларуси сильно зависит от экспорта в Россию и перечислений белорусов, постоянно работающих в России и Казахстане, а значит, делает вывод эксперт, эти три государства «находятся в одной лодке».

«Экономики трех государств тесно связаны друг с другом и сильно завязаны на экономику России, как крупнейшую из них, — пишет Разуваев. — С нашей точки зрения, лучшим финансовым ответом на валютный кризис является более быстрая экономическая интеграция, и прежде всего ввод единой евразийской валюты».

Он понимает, что изначально общая валюта будет слабой, так как ни российский рубль, ни белорусский рубль, ни тенге нельзя назвать сильными валютами.

Тем не менее, отмечает он, постепенное формирование единого внутреннего евразийского рынка товаров и услуг, не завязанного на экспорт, и изменение внешней конъюнктуры в итоге сыграет в пользу новой валюты.

Эксперт не отрицает, что появление общей валюты — это, прежде всего, политическое, а не экономическое решение, и его будут принимать президенты трех стран.

«Плюсов от перехода на единую евразийскую валюту достаточно. Граждане и предприятия не будут терять на обмене валют и банковских комиссионных. Естественно, компании не будут брать на себя валютные риски, что особенно важно для взаимной торговли между странами», — считает директор аналитического департамента «Альпари».

Кроме этого, по его словам, единая валюта будет также способствовать более быстрому формированию единого рынка капитала. Единый рынок ценных бумаг будет формироваться, вероятно, на Московской бирже, а евразийский Центробанк будет находиться в Алматы.

Если общая евразийская валюта и появится, то это не будет означать, что она полностью скопирует евро, так как ключевые решения в Евразийском центробанке, вероятно, будут приниматься единогласно премьерами или руководителями нацбанков всех трех стран.

«Сначала должна появиться безналичная денежная единица и лишь спустя год или два — наличная. В этом отношении опыт перехода европейских стран на евро очень полезен. В будущем к валютному союзу Беларуси, России и Казахстана могут присоединиться Армения и Кыргызстан. Но это уже второй этап евразийской валютной интеграции», — считает Разуваев.