Кристоф Вайль: в Германии действуют 600 партнерских чернобыльских инициатив

Эксклюзивное интервью чрезвычайного и полномочного посла Германии в Беларуси Кристофа Вайля информационной компании БелаПАН...

 

Эксклюзивное интервью чрезвычайного и полномочного посла Германии в Беларуси Кристофа Вайля информационной компании БелаПАН.

Доктор Кристоф Вайль, чрезвычайный и полномочный посол Федеративной Республики Германия в Республике Беларусь. Родился в Хайльбронне 11.01.1954. Изучал правоведение и защитил диссертацию в Хайдельберге. В 1985 году в Бонне окончил Дипломатическую академию для подготовки к дипломатической службе высшего ранга. В 2003-2007 годах – руководитель Отдела европейской политики безопасности и обороны Федерального министерства иностранных дел, Берлин. В 2008-2009 годах возглавлял представительство ФРГ в Багдаде. 25.10.2010 – вручение верительных грамот Александру Лукашенко. Женат, имеет 2 детей.

— Господин Посол, Вы принимали участие в международной партнерской конференции «25 лет после Чернобыля», которая прошла 17-20 апреля в Минском международном образовательном центре. Как Вы оцениваете значение этого мероприятия?

— Эта конференция в очередной раз подчеркнула общеевропейскую солидарность в связи с чернобыльской катастрофой. В ней приняли участие 400 человек из 12 стран. И это — спустя 25 лет после трагедии!

На конференции были подведены некоторые итоги. Например, за годы, прошедшие после чернобыльской катастрофы, 180 тысяч детей из Беларуси побывали на оздоровлении в Германии. В общей сложности 850 тысяч детей совершили оздоровительные поездки в европейские страны. Тем самым были заложены очень прочные основы для контактов между людьми, для взаимоотношений между нашими странами.

Таковы итоги. А если смотреть в будущее, то здесь имеется очень большой потенциал для дальнейшего развития отношений и в других сферах, например — в экономической.

В ходе конференции я дважды выступал с приветственным словом (с текстом приветствий можно ознакомиться на вебсайте посольства. В частности, в контексте деятельности германских чернобыльских инициатив для меня было важно отметить следующее. Когда мы оглядываемся назад, например, в 1980-е годы, то образ Германии в вашей стране еще определялся прошлым, войной и преступлениями нацистов во время войны. Конечно же, мы не забыли эти преступления. Но мне кажется, что солидарность, помощь, которая была оказана с тех пор Германией, помимо прочего способствовала изменению образа Германии, созданию нового образа немцев. Можно сказать, что это стало еще одним шагом к примирению на основе практических дел. В своих выступлениях я отметил, что многие белорусские граждане приняли такое отношение немцев к себе, отнеслись к нему с доверием и пошли путем примирения с немецким народом.

С другой стороны, я отметил, что солидарность, которая проявлялась все эти годы — приглашения белорусских детей на оздоровление в Германию, медицинская помощь — была возможной лишь потому, что белорусские власти реагировали на это положительно. И, наверное, можно сказать, что это был очень удачный пример того, как инициативы гражданского общества и государство действовали в одном ключе.

Мне очень приятно, что вечером 18 апреля вместе со мной с приветственным словом перед собравшимися выступил заместитель министра иностранных дел Беларуси Валерий Воронецкий. В своём обращении он также говорил о солидарности европейских стран.

Кроме того, я хотел бы отметить, что глава администраци президента Владимир Макей принял делегацию представителей германских неправительственных организаций. Он произнес любезные слова в их адрес.

Все это может воодушевлять и вдохновлять нас на действия — несмотря на то, что политические отношения осложнились.

На этой конференции мы смотрели не только назад, но и вперёд. 17 апреля был заложен первый камень так называемой «Мастерской будущего». Ранее международный образовательный центр оказал поддержку в создании «Исторической мастерской». «Мастерская будущего» призвана стать первым в Беларуси «пассивным домом», который объединит все достижения возобновляемых источников энергии, и будет знакомить общественность, посетителей с достижениями в области альтернативной энергетики.

Конференция тронула меня лично, и ключевым термином в этой связи является «доверие». Сотрудничеством с тысячами людей в Беларуси европейские участники конференции укрепляют доверие между жителями наших регионов, что является также и политическим фактором.

— Раз уж речь зашла об источниках энергии, не могли бы Вы рассказать о своем отношении к белорусскому атомному проекту?

— Минская конференция прошла в свете известных событий в Японии. Можно, наверное, говорить о том, что в результате произошедшего на АЭС в Фукусиме в Германии развернулись, пожалуй, самые оживленные в Европе дебаты на тему атомной энергетики. Федеральное правительство приняло решение о введении моратория сроком на три месяца, чтобы провести широкую дискуссию о всех рисках, которые эта энергия может нести. В рамках моратория были остановлены 7 старейших атомных электростанций.

— Какие гуманитарные проекты Германия реализует в Беларуси после аварии на ЧАЭС?

— В гуманитарной сфере Германия полностью полагается на гражданское общество. По прошествии 25 лет со времени чернобыльской катастрофы в Германии продолжают действовать 600 партнерских чернобыльских инициатив.

— Каким Вы видите будущее белорусско-германских отношений?

— Как я уже сказал, политические отношения между нашими странами осложнились. С другой стороны, и я очень рад тому обстоятельству, в области культурного сотрудничества мы по-прежнему поддерживаем очень хорошие контакты. Мне приятно, что в этом году Германия стала почетным гостем на Минской международной книжной выставке-ярмарке.

Что касается перспектив для политических отношений, для Германии действует, разумеется, заявление министров иностранных дел ЕС от 31 января 2011 года.

— Одна из идей, которые высказываются в этой связи в Евросоюзе в последнее время, заключается в том, что вдобавок к уже действующим санкциям ЕС необходимо ввести адресные экономические санкции в отношении отдельных белорусских предприятий. Скажите, а как Германия относится к этой идее?

— В заявлении министров иностранных дел стран ЕС речь, среди прочего, идёт о «других возможных адресных» мерах. Этот вопрос обсуждается. Сошлюсь на заявление министров еще раз: в нем перечислены некоторые ожидания и условия — в первую очередь, освобождение политических заключённых в Беларуси. Кроме того, в заявлении министры подтвердили свою приверженность политике критического взаимодействия с Беларусью при наличии соответствующих условий.

— После событий 19 декабря в официальной белорусской прессе звучали обвинения в адрес Польши и Германии в связи с тем, что эти страны якобы финансировали белорусскую оппозицию, а в одной из публикаций даже называлось Ваше имя. Как бы Вы могли прокомментировать такие заявления?

— Эти обвинения беспочвенны, и Федеральное правительство опровергло их. После событий 19 декабря разочарование в Германии было очень велико. Ведь именно мы, немцы, всегда выступали за политику критического диалога с Беларусью.

Хотел бы добавить, что в Германии — и в бундестаге, и в обществе — существует очень широкий политический консенсус по поводу наших нынешних отношений с Беларусью.

— Повлияли ли эти события на привлекательность Беларуси для немецких инвесторов, на экономические отношения между нашими странами?

— Политические события не оставляют инвесторов равнодушными. Инвесторы стремятся зарабатывать деньги, а потому хотят, чтобы существовали надежные рамочные условия — в правовом отношении, в экономическом и, конечно же, в политическом.

— Что наиболее привлекает сейчас немецких инвесторов в Беларуси?

— Сейчас в вашей стране действует около 100 представительств германских предприятий. В Минске работает, причём очень активно, немецко-белорусский экономический клуб. Эта деятельность охватывает очень многие секторы экономики.

Мне представляется, что существует очень большой потенциал в сфере, актуальной с учетом энергетической стратегии белорусского правительства, а именно — в сфере возобновляемых или альтернативных источников энергии. Это такие вопросы как энергоэффективность, энергия ветра, биогаз. И мы очень рады, что именно Германия, именно германское предприятие - компания «Энертраг» из федеральной земли Бранденбург - работает сейчас над проектом создания первого в Беларуси ветрового парка. Инвестиционный потенциал этого проекта оценивается в 360 миллионов евро.

Логистика — еще один привлекательный сектор, и вполне понятно почему. Это связано, конечно, с судьбой Беларуси, которая является очень важной транзитной страной.

— Что касается визовых санкций, введенных нашим правительством в отношении ряда чиновников из ЕС — изветно ли Вам, кто из представителей Германии оказался в этом списке? Может быть, уже были случаи, когда представители Федеративной Республики Германия не могли въехать в нашу страну?

— В прессе я прочитал лишь две фамилии представителей Польши. Не знаю, есть ли в этом списке кто-либо из представителей Германии. Но хотел бы обратить внимание на следующее отличие: список ЕС является транспарентным, а белорусский список не разглашается.

— Изменилась ли после президентских выборов в Беларуси позиция Германии по поводу расширения контактов с нашей страной? По-прежнему ли Вы считаете, что политику диалога следует продолжать?

— Конечно — при выполнении Беларусью определенных условий, о чем я уже сказал. Причем политика Германии, а также других стран ЕС заключается в том, что мы и теперь продолжаем сотрудничать с белорусским гражданским обществом.

— Насколько едина позиция стран ЕС по этому вопросу?

— В сфере внешней политики и политики безопасности в ЕС по-прежнему действует принцип консенсуса. Консенсус 27 стран ЕС всегда находит отражение в заявлениях Совета министров ЕС, в том числе это касается заявления от 31 января по ситуации в Беларуси.

— Не опасаетесь ли Вы, что, если белорусское руководство согласится освободить заключенных политиков и диалог возобновится, то к следующим президентским выборам ситуация повторится, а диалог придется начинать сызнова?

— Могу лишь повторить, что ЕС и Германия привержены политике критическо взаимодействия на условиях, которые я назвал. Хотел бы добавить, что доверие всегда является важной основой для отношений.

— В адрес программы «Восточного партнёрства» звучит много критики. А на Ваш взгляд, перспективна ли она для Беларуси, для ее отношений с ЕС?

— Абсолютно перспективна. Это очень важный инструмент политики ЕС. Причём «Восточное партнёрство» имеет несколько крыльев. Есть многостороннее сотрудничество с различными платформами, и есть двусторонняя часть. Беларусь не участвует в двустороннем сегменте. Почему? Потому что до сих пор не подписано двустороннее соглашение между Беларусью и ЕС. Уже много лет Евросоюз ожидает, что для подписания Соглашения о партнёрстве и сотрудничестве в Беларуси будут созданы предпосылки в области демократии, правового государства и прав человека. Очень важным элементом «Восточного партнерства» также является Форум гражданского общества.

— Как Вы относитесь к идее безвизового въезда в ЕС для граждан Беларуси или упрощения визового режима?

— Мы исходим из того, что придет время, когода в Европе будет действовать принцип свободного перемещения, разумеется, при соблюдении условий, вытекающих из требований безопасности и миграционной политики. В настоящее время Германия оформляет некоторые категории национальных виз для белорусских граждан без взимания консульского сбора. Что касается шенгенских виз , то они оформляются бесплатно для детей до 12 лет. В целом, посольство уже сейчас треть виз выдает бесплатно. Надеемся, что в визовой сфере Еврокомиссия и Беларусь начнут переговоры по Соглашению об упрощении визового режима и реадмиссии.

— Руководство Беларуси критиковало западные страны за то, что они не высказали соболезнования после теракта в минском метро. А какова была позиция Германии по этому вопросу?

— В день после ужасного террористического акта Федеральное правительство выразило свои соболезнования; с текстом телеграммы министра иностранных дел, вицеканцлера Гидо Вестервелле Вы также можете ознакомиться на вебсайте посольства. Я и мои коллеги присоединились к этому соболезнованию в вербальной ноте, сопровождавшей телеграмму Вестервелле, направленную на имя министра иностранных дел Сергея Мартынова.

Кроме того, хотел бы сказать, что на следующий день после теракта я возложил цветы на Октябрьской станции. Эти цветы по-прежнему находятся там...

Минск, 20 апреля 2011 года.