Скандал с прослушкой вышел на новый уровень

Мобильный телефон Меркель не прослушивается, уверяют в Вашингтоне. Но в Берлине требуют доказательств…

 

Мобильный телефон канцлера ФРГ не прослушивается и не будет прослушиваться, уверяют в Вашингтоне. Но в Берлине требуют доказательств. Скандал с прослушкой вышел на новый уровень, пишет DW.

В начале лета президент США Барак Обама побывал в Берлине. Именно тогда разразился скандал вокруг программы Prism, с помощью которой американское Агентство национальной безопасности (АНБ) отслеживало интернет-трафик и прослушивало телефоны в Германии. Во всяком случае, это следует из информации, обнародованной бывшим сотрудником американских спецслужб Эдвардом Сноуденом. Он заявил, что одна из главных целей американских кибер-шпионов — Германия. Сейчас Сноуден находится России, где получил временное убежище.

Ангела Меркель

Канцлер Ангела Меркель прореагировала на те разоблачения сдержанно. Но совместной с Бараком Обамой пресс-конференции 19 июня она охарактеризовала интернет как «целину». Язвительных комментариев по поводу этого заявления было не счесть, особенно в сети. Президент США сделал все, чтобы успокоить Меркель и немецкую общественность. Если верить его словам, вся программа Prism служит защите от террористов и не нарушает принципов правового государства, передает DW.

Возможно, что Обама уже тогда предчувствовал, что так легко скандал замять не удастся. Уже тогда он призвал прислушаться и к другим мнениям. Но, как заявил президент США в Берлине, он надеется, что баланс между свободой и безопасностью удастся соблюсти.

Теперь у Ангелы Меркель появились все основания в этом сомневаться. Предположительно, она сама стала жертвой кибер-шпионов. Меркель выросла в ГДР и знает, что такое контроль «штази». Это обстоятельство только усиливает подозрительное отношение немецкого канцлера к спецслужбам.

Официальный представитель правительства ФРГ Штеффен Зайберт уведомил прессу об этом неслыханном подозрении. По его словам, Ангела Меркель в телефонном разговоре с Бараком Обамой заявила, что если подозрения о прослушивании ее мобильного телефона подтвердятся, она «однозначно осуждает подобные действия и считает их совершенно неприемлемыми». Между добрыми друзьями и партнерами, по словам Зайферта, подобная слежка за главой правительства недопустима, это было бы вопиющим обманом доверия.

Официальный представитель госдепартамента США Джей Керни опроверг все подозрения о прослушивании мобильного Меркель. А президент Обама заверил главу правительства ФРГ, что США не отслеживают, и не будут отслеживать ее электронный трафик. Трудно себе представить, чтобы Ангела Меркель удовлетворилась этим заявлением.

Насколько сильно ее недоверие при одном только упоминании АНБ, показывает необычайно откровенное по тону заявление Меркель для печати. После того, как она сама, предположительно, стала жертвой кибер-шпионов, она, надо полагать, окончательно убедилась, насколько серьезна эта тема.

Еще в июле и в августе, когда всплывали все новые пугающие сведения о масштабах электронной слежки американских спецслужб, Меркель поручила заняться этим делом главе ведомства федерального канцлера и координатору работы спецслужб Рональду Пофалле. Тот на нескольких чрезвычайных заседаниях специальной парламентской комиссии уверял, что вопрос закрыт. Представители оппозиционных партий с недоверием отнеслись к этим попыткам спустить дело на тормозах.

И вот теперь Ангела Меркель настоятельно требует конкретных действий со стороны США. Она ожидает полной информации о «возможных масштабах прослушивания абонентов в Германии», подчеркивает ее официальный представитель.

Сообщения о прослушке личного телефона Ангелы Меркель стали для нее последней каплей, переполнившей чашу терпения. На это указывает требование канцлера «в договорном порядке урегулировать деятельность и сотрудничество спецслужб».

Многие политики, правда, задают вопрос, почему это требование сформулировано только сейчас. Другие выступали с такой инициативой еще три месяца назад. Но тогда в Германии шла предвыборная борьба, и мобильный телефон Ангелы Меркель еще не прослушивался — либо прослушивался, только она об этом еще не знала.