Александр Класковский. ГИПЕРТЕКСТ. «Пипл хавает»?

Вот власть на каждом шагу твердит, что она — народная. Но при этом не удосуживается хотя бы поведать постфактум...

Александр Класковский
Александр Класковский. В журналистике 30 лет. Начинал репортером, занимался версткой, редактировал молодежный журнал «Парус», газету «Знамя юности» времен перестройки, достигшую тогда тиража в 800 тысяч, вел прямые линии на ТВ в период «разгула демократии» начала 90-х. В последние годы ушел в Сеть. В 2002-2004 годах редактировал интернет-газету «Белорусские новости». Пишет в основном политическую аналитику.

Не люблю, когда размахивают словом «народ».

Хочется уточнить: а меня спросили?

Конечно, тут на автомате нарываешься на сакраментальное: а ты кто такой?

Что и требовалось доказать! L

Рвут рубаху на груди, что они за народ, а когда конкретно возникаешь, то сразу: а ты кто такой? осади назад! обойдемся без умников — и далее в том же духе...

А ведь говаривал писатель Платонов: без меня (как и без Вас, читатель!) народ неполный.

Вот власть на каждом шагу твердит, что она — народная. Но при этом не удосуживается хотя бы поведать постфактум (я уж молчу про открытые конкурсы и тендеры L), кто же ныне владеет «Велкомом». В абонентах которого ходят, между прочим, почти три миллиона белорусов — считай, треть народа.

Где прозрачность, которую клялись обеспечить, когда дело дойдет до выборочной «распродажи Родины» — народного, черт возьми, богатства! — акулам капитализма J?

С другой стороны, как ни прискорбно, «пипл хавает»!

Вот почему вызывают улыбку и рассуждения какого-нибудь пассионарного западного политика о народе, который 24 часа в сутки стонет под ярмом диктатуры. Речь не о том, что у нас тут демократии — хоть ложкой ешь. Речь о том, что примитивные политические схемы не работают, потому как народ — он очень разный.

Миллионы соотечественников с головой накрыл потребительский бум последних лет. Злые продвинутые форумчане язвят, что белорусов-де купили, как папуасов бусами. Серьезные политологи констатируют: да, состоялся социальный контракт. Власть (другое дело, за счет чего) обеспечила определенный рост благосостояния (достаточно контрастный, если вспомнить 40 долларов средней зарплаты на рубеже третьего тысячелетия). А изрядная доля электората, со своей стороны, молча согласилась на убогий по европейским меркам уровень прав и свобод.

Оппозиция сегодня, как это для нее ни грустно, имеет 25-30% электоральной поддержки. Конечно, сказывается то, что оппонентов власти загнали в политическое гетто, лишили нормальной коммуникации с массой. Но есть и другая сторона проблемы: ценностные приоритеты среднестатистического соотечественника. Независимая социология свидетельствует: свобода и демократия, увы, не на первых местах. В мае «политику партии и правительства» одобрили 57,8% респондентов (см. таблицу 3).

Другое дело, что социальный контракт затрещал. Россия прагматично режет энергетические гранты, которые выделялись под «братскую интеграцию». А знатоки теории революций говорят: чаще бунтуют как раз таки не вечно голодные, а те, кого однажды не покормили. Так что насаждение патерналистской идеологии (это сакраментальное «накормить народ», как будто массивные дяди с портфелями трудятся на циклопическом животноводческом комплексе!) грозит вернуться бумерангом. Не потому ли народная власть не дает представителям народа проводить социальные пикеты даже на пресловутом Бангалоре?

Конечно, можно привычно объяснить бабкам: мол, те, кто в пикетах да на маршах — это не народ, а «отморозки». Но пред начальственными очами все равно будет стоять призрак моря людей в пролетарских робах на площади Ленина в апреле 1990-го. Кто забыл: тогда крутое повышение цен вывело на улицу сто тысяч аполитичных работяг. И все ошалели от этой метаморфозы в «Вандее перестройки». Так что памяркоўны менталитет — он, знаете ли, с двойным дном.

Пропаганда долбит о государстве для народа. Но все диктатуры прикрывали свои дела мифологизированной волей народа. Мы вернемся в нормальные координаты, когда будет провозглашен лозунг государства для личности.

Ясное дело, гражданин страшно неудобен для власти. Раб удобнее. Но однажды рабы могут пойти за Спартаком. Граждане же не бунтуют. Они просто периодически меняют власть. Есть такой немудреный рецепт от загнивания — ротация руководящих элит.

Впрочем, похоже, что именно этого и боятся как огня архитекторы «государства для народа».

ЗЫ. В развитых демократиях со властью расстаются спокойно. Идут читать лекции или куда еще. Потому что как ЛИЧНОСТИ чего-то стоят и без кресел.