Юлия Мицкевич. ГОМО-СОВЕТИКУС. Быть «педерастом» в Беларуси

Если когда-нибудь к власти в Беларуси придет «Молодой фронт» и их последователи, я буду первой, кто эмигрирует из страны...

Когда мне и моим друзьям-активистам в голову пришла светлая мысль провести в Беларуси месячную кампанию против гомофобии, мы реально осознавали: будет крайне нелегко. Каждый из нас привык время от времени «получать по морде» за собственные взгляды и убеждения. Но количество вылитых на нашу голову (в метафорическом смысле) грязи и нечистот — в обсуждениях на форумах, на блогах в ЖЖ, в прессе, среди коллег — превзошли все мыслимые прогнозы. Самый показательный в этом отношении, безусловно, пример — интервью на «Ночной Свободе» одного из лидеров оппозиционного «Молодого фронта» Дмитрия Дашкевича. Собственно, это мое «мнение» — символический «наш ответ Чемберлену».

Юлия Мицкевич. Фото Николая Леонова
Юлия Мицкевич. ЛГБТ-активистка. Феминистка. Журналистка. Занимается гендерными исследованиями не только в профессиональной, но и повседневной жизни. Ценит работу в «Белорусских новостях» за соблюдение в редакции гендерного баланса и отсутствие дискриминации.

Я не могла не написать эту статью, не могла не заявить о своей гражданской позиции. Хочу, чтобы господа Дашкевич, Финькевич, Северинец и все остальные гомофобы, рвущиеся к власти, четко знали: МЫ ЕСТЬ, мы наконец стали видимыми в Беларуси, и мы не будем молчать.

Начнем с определений. Активист Дашкевич называет гомосексуалов (ЛГБТ-представителей) не иначе как «педерасты» или «гомосеки», тем самым подчеркивая не только негативное и презрительное отношение к этим людям, считая их «ненормальными» и психически нездоровыми. Он также демонстрирует собственное невежество, т.к. Генеральная ассамблея Всемирной организации здравоохранения 17 мая (в этот день отмечается Международный день борьбы с гомофобией) 1990 года (!) исключила гомосексуальность из списка психических заболеваний. Кроме того, само понятие сексуальности (гетеро и гомо) с теми коннотациями, которые привычны для нашего понимания, появилось только в 18 (!) веке, а не существовало всегда, как думают многие.

Кто с кем, когда и, простите, в какое место,  личное дело каждого. Суть в другом: когда личное становится политическим, то это уже, как говорится, совсем другая история. Ведь в вышеобозначенном примере Дашкевич говорит не только от своего имени, но и от всего «Молодого фронта», позиционируя себя как голос молодежной белорусской оппозиции. Политик Дашкевич декларирует не только собственные убеждения, но и главные тезисы политической платформы своей организации: есть гетеросексуалы (большинство)  они нормальны и гомосексуалы (меньшинство)  они ненормальны. Последние в отличие от первых не имеют права на: свободу мнения или убеждений (к примеру, выйти на «Чернобыльский шлях»), свободу на одинаковое отношение, свободу слова и ассоциаций (т.е. открыто заявлять о себе) и многое другое. Получается, что перечисленные выше представители демократических сил также нетерпимы и не толерантны к инаковости, как и нынешняя власть.

ЛГБТ-представители - аббревиатура от первых букв: лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендерные люди.

Самое печальное в примере с лидером «Молодого фронта» то, что он не видит сути проблемы. А для политика, коим господин Дашкевич хочет казаться,  это равносильно профнепригодности. В речах молодежного активиста все сводится к банальному: сексу, за которым не видно главного: личности. Не важно, какой ты сексуальности, важно, кто ты.

Более чем меня и моих знакомых рассуждения активиста Дашкевича шокировали западных партнеров, которые, кстати, неоднократно выступали грантодателями белорусских оппозиционных инициатив, в частности «Молодого фронта». Для большинства европейцев очевидно: гомофобия  это такая же дискриминация (угнетение) одних людей другими, как, например, расизм или нацизм, но только по признаку сексуальности. «Как же так, вопрошали европейские коллеги, но ведь эти люди (имея в виду молодежных лидеров) борются за свободу, демократические ценности, за освобождение политзаключенных в Беларуси. Неужели они не понимают, что это суть одной проблемы — нарушения прав человека?  Ну что вы отвечала я,  какие права человека, когда речь идет о геях и лесбиянках. Гомосексуалы для них – нелюди».

Резолюция Европарламента "Гомофобия в Европе" (18 января 2006 года) определяет гомофобию как "иррациональный страх и отвращение к гомосексуальности и к лесбиянкам, геям, бисексуалам и трансгендерным людям, основанные на предубеждении, подобном расизму, ксенофобии, антисемитизму и сексизму". Как пишет известный российский сексолог, профессор Игорь Кон: "Отношение к гомосексуальности — идеальная лакмусовая бумажка для измерения демократизма и социальной терпимости. При советской власти она была багровой от крови. Сегодня она краснеет от стыда".

Именно так. Я хорошо помню высказывания двухлетней давности еще одного лидера «Молодого фронта» Артура Финькевича все на той же «Ночной Свободе» о том, что всех гомосексуалов нужно, условно говоря, поселить в резервации и не подпускать к «нормальным» людям. В данном контексте оппозиционные активисты используют не только риторику власти, (по принципу черно-белого мышления: кто не с нами, тот против нас), с которой борются и не хотят себя отождествлять, но и риторику известных исторических персонажей и их идеологии. Гетто, концлагеря и ГУЛАГ у нас уже были. Видимо, «молодофронтовцы» хотят повторить опыт прошлого.

Если когда-нибудь к власти в Беларуси (маловероятно, но все же) придет «Молодой фронт» и их последователи, я буду первой, кто эмигрирует из страны. И далеко не единственной. Потому что, если так называемый режим, с которым денно и нощно не щадя себя борются «молодофронтовцы», отбросил нашу страну в советское прошлое, то Дашкевич и Ко способны довести нас только в беспросветное средневековье. А здесь, перефразируя классика, можно резюмировать: как хорошо, что в эту пору прекрасную не придется жить ни мне, ни тебе…

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции.
Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».