Александра Рогач. PR. Тебя пиарят, ты пиаришься

Наши очень любят всех ненаших. А если есть хоть какая-то связь с белорусскими корнями, любят еще больше. А вот своих не любят...

«Давай что-нибудь придумаем, нужно поднять какую-нибудь информационную волну, – говорит мне артист, – ты же вот это вот все умеешь! Журналисты там, интернет». «Круто, – отвечаю я,– давай придумаем. Дай мне пару дней». Во время часовых переговоров выпито 5 кружек кофе и выкурена пачка сигарет.

Александра Рогач
Александра Рогач. PR-менеджер. Лауреат конкурса PRемiя 2008 в номинации «Лучший PR-специалист-2007».

Я приезжаю домой и разучиваю классику Эннио Морриконе на фортепиано. Мелодия не клеится, аккорды не подходят к основной «теме». Где берется нота «си», я забываю сразу же после того, как высчитываю ее на линейке басового ключа… «Ты придумала?» – артист звонит на завтра. «Конечно!» – я бьюсь головой о стену, потому что у меня никак не выходит Морриконе, и назначаю артисту очередное свидание. У меня выходит небольшой фрагмент из «CHI MAI» (к/ф «Профессионал»). На радостях за полчаса до встречи я составляю трехстраничное предложение, выполнив план которого артист становится популярным на целую неделю.

– В общем, так, – я заказываю себе американо без сахара и курю сигареты из дьюти-фри. – Берем твою новую песню, отдаем ее на радио. Что? Четыре песни? Прекрасно! Отдадим четыре. Твои клипы не крутят по телеку? Странно. Надо еще раз разнести их программным директорам... Разнесем, короче. Заодно попросим включить тебя в списки тех, кого зовут в гости музыкальных программ. И немузыкальных тоже. Будешь вещать, хорошо? Согласен? Отлично. И выпустим альбом. Альбом – отличная тема, я считаю. Сделаем красивый диск, отдадим в продажу по всей Беларуси. Презентацию устроим шумную, все напишут, будет оттопырка. Да и неплохой повод выпить. Слушай, а есть какая-нибудь история? Как ты песни писал? Или, может, ты недавно вернулся из Африки, где тебя укусил в спину крокодил? Нет? Жаль. Тогда давай… Давай ты все-таки вернулся из Африки. Нет. Давай ты там родился, как тебе? Ты родился в Африке! У тебя нет африканских мотивов в песнях? Ну хотя бы одной нотки? Черт. Ну это ничего. В общем, сколько ты мог бы жить в Африке, как думаешь? Лет шесть, да? Я тоже так думаю. Все отлично. Вот тебе твоя биография. Выучи за неделю, у нас первый эфир во вторник.

Тем временем, Беларусь с концертом намерена посетить известная африканская группа.

– Послушай, у африканцев твоих нет в Беларуси родственников? – спрашиваю я промоутера. – Нужна связь со страной. Что, ни одного родственника? И даже бабушка не похоронена на московском кладбище? Может, похоронена, а? Это ведь невозможно проверить. Слушай, у меня тут артист один есть. Может, они дуэтом споют? А в райдере, в райдере-то что? Драники? Ну слава богу, хоть что-то!
Наши очень любят всех ненаших. А если есть хоть какая-то связь с белорусскими корнями, любят еще больше. А вот своих не любят. Но если есть связь с ненашим - хоть чем - тогда уважают. В общем, все просто - аранжировки надо делать в Любой другой стране, а любой Привозной артист должен как минимум быть влюблен в минчанку.

– Я родился в городе Минске, и мои родители с первой минуты моей жизни знали, что я стану певцом… – отвечает мой артист на вопрос слушателя Васи «Вы вообще кто?» в прямом эфире на радио.

Артисты являются музыкантами, творцами, мужьями, женами, психами, алкоголиками, по совместительству продюсерами, но вот пиар-менеджерами не являются! Мне это очень нравится.
– Сыграй мне, пожалуйста, Морриконе, – прошу я лучшего аранжировщика страны, умеющего разложить любую песню на миллион нот, а потом еще и сыграть ее.

– Разучи обращения… – снисходительно молвит пианист и божественно исполняет еще и саундтреки к «Амели».

Звоню артисту:

– А зачем ты сказал, что в Минске родился? Мы же придумали, что в Африке.

– Я забыл.

Писать новости, рассылать их по базе СМИ, договариваться с радио, телевидением, печатными и интернет-изданиями может любой журналист, возжелавший стать PR-менеджером. А вот придумать для артиста такую схему его позиционирования, чтобы он в ней чувствовал себя комфортно – вот в чем действительно вся соль. Вся энергия артиста уходит на творчество. А на хорошие акции или хотя бы бешенство сил уже нет. Но для того ведь есть я! Я готова все сделать. Только подыграйте!

– Ты начни, быть может, играть детские песенки для начала, – говорит мне мой преподаватель, – а там, глядишь, и Морриконе будет получаться быстрее. А то ты хочешь все и сразу, а в итоге знаешь наизусть 7 произведений с рук, а толку?

Играю детские песни. Уж очень хочется, чтобы весело жилось. Очень хочется прийти однажды куда-то, где будет рояль. И пока все будут обниматься, выпивать и сплетничать, сесть тихонечко себе так и сыграть. И все скажут: «Ах!».

Артисту хочется «Ах!» постоянно. И я ему в этом помогаю. Последний год меня особенно порадовал. Люди творчества стали не только соглашаться с идеями пиара, но и сами их придумывать! И на интервью к журналистам они теперь приходят подготовленными. В Африке, значит, в Африке. Впрочем, знание того, что нота «си» пишется на второй линейке, меня не спасает. Поэтому я продолжаю писать предложения и аккумулировать идеи. А музыканты учат меня играть. А я им то про Африку, то дуэты. И мы все, кажется, очень счастливы. Даже фанаты и поклонники артистов. Одного Морриконе им мало.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».