Максим Жбанков. КУЛЬТ-ТУРЫ. Заболевшие праздником

Уже второй раз сошлись в праздничной схватке за сердца белорусов «ОНТ» и «BelSat». Вроде все разное: бюджет, технические ресурсы, идейные ориентиры, целевая аудитория. Но стоит приглядеться…

 

Максим Жбанков. Культуролог, киноаналитик, журналист. Преподаватель «Белорусского Коллегиума». Неизменный ведущий «Киноклуба» в кинотеатре «Победа». В 2005-06 годах — заведующий отделом культуры «Белорусской деловой газеты». Автор многочисленных публикаций по вопросам современной культуры в журналах «Мастацтва», «Фрагмэнты», «pARTisan», на сайте «Наше мнение

Отгуляли, отоспались, отожгли. Вынесли бутылки, подмели иголки. Включили мобильники. Затяжной новогодний беспредел плавно перетек в трудовой подвиг. Впору оглядеться в поисках очередных культурных прорывов и провалов. Прежде всего, глаз цепляют новогодние подарочки от джедаев телеэкрана. Уже второй раз сошлись в праздничной схватке за сердца белорусов «ОНТ» и «BelSat». Вроде все разное: бюджет, технические ресурсы, идейные ориентиры, целевая аудитория. Но стоит приглядеться – и поймешь: на самом деле минский и варшавский продукты родом из одной страны. Не настоящей, а придуманной. Недалекой и бестолковой «Нашей Беларашы».

А как славно жилось раньше! Легко и просто. Один канал смотрю, другой – презираю. На одном – наши парни, на другом – плохие ребята. У одних – стабильность, у других – борьба. Там – попса, здесь – «альтернатива». Но идеологическая маркировка вокалистов и гитаристов (не говоря уже про кордебалет) – занятие курьезное и неблагодарное. Тем более, что долгоиграющая сага про запрещенных артистов надоела всем – в том числе и самим артистам. В результате возникли два прелюбопытнейших артефакта эпохи культурной либерализации и кризиса альтернативных ценностей: «Батлейка» (ОНТ) и «Сьнежны завулак, 9» («BelSat»).

Самое первое и главное: мы синхронно получили два ретро-проекта. Стилистические разногласия («Батлейка» — басни из школьной программы плюс золотые хиты «Песняров», «Завулак» — игры в поп-культуру 1960-х) не отменяют общей концептуальной базы: лучшее с нами уже случилось. Причем давно – где-то между Сталиным и Хендриксом. Оба новогодних шоу в музыкальном плане – радио «Нафталин», озвучивающее не свежий материал, а перепевы того, что все мы знаем в лучших версиях. Почему басни Крапивы, а не лирика Танка («Батлейка»)? С чего вдруг попс 1960-х, а не, скажем, «диско» или «новая волна» («Завулак»)? Архивом нас грузят без особых объяснений и обоснований. Остается предполагать. В первом случае – нехитрую попытку сыграть на общеизвестном «народном» материале, во втором – личные пристрастия и знание модных трендов автором всех песен «Завулка» Лявонам Вольским. Увы, в выигрыше не остался никто. Кавер-версии песняровского «беста» («Батлейка») и написанный специально материал («Завулак») одинаково вторичны – и одинаково необязательны. Нормальный застольный звон: «Крамбамбуля» против «Советского шампанского». Песенки под салатик и водочку. Не худший вариант, скажете вы? Наверное. Но и не лучший.

Очко в пользу «ОНТ»: перестали коверкать белорусский язык. Очко в пользу «BelSat»: перестали экономить на свете и убрали из зала ужасные садовые скамейки. Плюс «ОНТ»: не позвали Киркорова. Плюс «BelSat»: позвали Аню Хитрик и молодых волчат из «Anyway». Штрафное очко «ОНТ»: два конкурирующих состава «Песняров» рядом в одном шоу (!) – явный перебор и глупый ляп. Штрафное очко «BelSat»: кто решил, что Олег Гарбуз умеет петь и обрядил его в жуткие штанишки в гармошку?

Так считать можно долго. Но это, по большому счету, детали. Куда важнее общий смысл экранного продукта. И тут итог сравнительного разбора «Батлейки» и «Завулка» будет весьма странным: оба зрелища абсолютно соразмерны в своем шизоидном полистилизме и пристрастии к незатейливой клоунаде. Пройдет еще пара недель – и уже не вспомнишь, на каком канале с вокалистами плясали балеринки (верный ответ: в прошлом году на «BelSat», в нынешнем – на «ОНТ»). Где мужичок из агрогородка держал речь на ломаном инглише? Кто пел про Джеймса Бонда, а кто – про Мурку? Парчовый беретик Андрея Хлестова столь же нелеп, как и китайская фуражка Олега Хоменко. Приклеенная борода сенатора Давыдько легко рифмуется с приклеенной бородой Лявона «Че» Вольского, твистики Светланы Зеленковской – с плясками Поплавской и Тихановича, а непременный конферанс от четы Вольских – с натужным морализаторством советского баснописца Крапивы. Единство – в полном отсутствии внятной системы смысловых и визуальных координат.

Оэнтэшные пляски с потасовками вокруг Мирского замка и белсатовские посиделки в компании деревенских недотеп лишены сюжетного стержня и общей идеи – а потому открыты для любых ряженых. Не важно что на них – рыцарская кольчужка, старушечий платочек, сюртучок позапрошлого века или костюм представителя европейской дипмиссии. Здесь легко заставить лицедеев, кривляясь, петь мулявинскую лирику, а после короткого спича почтенного Рыгора Бородулина запустить очередную клоунаду. Не мешайте, мы веселимся!

Странное сходство. Не общность душ, а синхронность душевного разлада. Боюсь, это диагноз. Боюсь, это наш общий диагноз. С Новым годом, коллеги по палате!

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».