Максим Жбанков. КУЛЬТ-ТУРЫ. «Шмайсер», талмуд, Джимми Бонд

Этот фильм непоправимо простоват. Он задуман и реализован как сентиментальный комикс. Нет боли и страсти. Нет человеческих драм. Есть ролевая игра на полях истории. Джеймс Бонд с талмудом...

 

Максим Жбанков. Культуролог, киноаналитик, журналист. Преподаватель «Белорусского Коллегиума». Неизменный ведущий «Киноклуба» в кинотеатре «Победа». В 2005-06 годах — заведующий отделом культуры «Белорусской деловой газеты». Автор многочисленных публикаций по вопросам современной культуры в журналах «Мастацтва», «Фрагмэнты», «pARTisan», на сайте «Наше мнение».

Затяжной кризис голливудского креатива заставил тружеников экрана заняться делами смешными и бестолковыми — вроде экранизаций детских книжек и компьютерных игр. Идешь в кино — не забудь чупа-чупс. Но самые упорные авторы настойчиво ищут материал для Большого Голливудского Парада Страстей. И находят его в самых неожиданных местах. Год-два назад главным киношным ресурсом человеческих драм оказалась Африка. Сравнительно недавно ее сменил арабский Восток. И вот теперь — встречайте! Прямой репортаж с партизанских болот Беларуси 1941 года.

Впрочем, все не так просто. Кто в этом грубом мире озабочен судьбами лесных бойцов непредсказуемой страны? Наличный международный имидж Беларуси (ППРБ, Чернобыль, Милинкевич, Хащеватский) не способен загнать глобального обывателя в кинозалы и принести реальную прибыль отважным американским творцам. А вот история еврейского Сопротивления в Налибоцкой пуще — совсем другое дело! Непривычно, экзотично, парадоксально. Тем более, что сюжет о «несоветском» отряде братьев Бельских, как выяснилось, подлинный. Еще одна из непрочитанных страниц второй мировой.

Фильм под названием «Вызов» снял крепкий игрок второй лиги Эдвард Цвик, некогда удививший мир ловкой операцией по превращению красавчика Тома Круза в «Последнего самурая». Цвик мыслит монументально и основательно. Собственно говоря, все его фильмы одинаковы: каждый повествует о суровом мужском выборе под нежным взглядом женских глаз. Все прочее — сменные декорации, вещь явно второстепенная и необязательная. В «Вызове» такой декорацией оказалась жизнь белорусских евреев под нацистской оккупацией. Вместо нее легко могла случиться Польша или Чехия — и ничего бы, в общем, не изменилось (просто говорили бы не «Новогрудок» а «Торунь»). Но мы-то, здешние, ждали «своего». А «нашего» у Цвика нет. Тому есть две причины: идейная и коммерческая.

Во-первых, партизанское кино Цвика не похоже на привычную продукцию советского (и антисоветского) образца. Там люди геройски гибнут «за Родину, за Сталина!» или «За свободу!» Здесь — защищают себя и свои частные судьбы. Там единицы восторженно сбиваются в боевые группировки. Здесь — оставляют за собой право на несогласие. Там все идеологично — здесь, скорее, психологично. И, наконец, там живут сказки о «народном сопротивлении», подкрепленные суровой массовкой и буйной пиротехникой. Здесь — глаза отдельного человека за секунду до того, как он нажмет курок. А потому «Вызов» — не про «Беларусь партизанскую», а про локальное сообщество ее жителей — нацию изгоев и странников.

Любителей батального жанра просят не беспокоиться. Это не лихое «Спасение рядового Райана» и даже не путинская «Звезда». Пара бестолковых лесных перестрелок, бомбежка лагеря и налет на радиоцентр (снятый в размытом «гонконгском» стиле) нужны лишь для того, чтобы раскрутить основной конфликт фильма: затяжное соперничество двух братьев Бельских — Тувы (Дэниэл Крэйг) и Зуса (Лив Шрайбер). «Вызов» держится на этом дуэте. Все прочие герои (скорее, не герои, а выразительные типажи) лишь почтительно подыгрывают.

Где-то на середине просмотра наконец-то понимаешь, с чем имеешь дело. «Вызов» — не историческая драма, не хроники войны, не огневой боевик. И даже не психологический этюд. Это презентация «нового Джеймса Бонда» в необычном антураже — на белом коне и с тройфейным «шмайсером» на шее. Крэйг не похож на еврея. И кривой картузик лишь подчеркивает это. Зато он похож на «звезду». А люди платят за «звезд».

Вот и ответ: Цвик продает не экшн, а «звездный» пересказ пары старых как мир библейских сюжетов. Тува и Зус — почти Каин и Авель. Тува во главе своего странного отряда-общины — почти Моисей, выводящий народ свой из земель египетских. Что еще? Вы таки не знали, что евреи умеют стрелять?

При всем своем гуманизме, кино Цвика — типовой коммерческий проект с обаятельными героями, долей локальной экзотики и непременной лирической линией. Точнее, с тремя (!) лирическими линиями — на каждого из братьев Бельских. Драматургия на уровне телесериалов, диалоги просты и обрывочны (чтобы зритель не заскучал), девы прекрасны, немцы порочны, полицаи — трусливая гнусь. А советский партизан на марше поет «Купалинку» (!!!) и любит пить водку под гармошку. Еврейская лесная община здесь — как некая «третья реальность», мир в зазоре враждующих империй. Его непрочность и уязвимость — пожалуй, самая интересная нота фильма. Но она — одна на всю ленту.

«Вызов» — не карикатура на белорусский Резистанс. Что, безусловно, плюс. Он отсылает к любопытнейшему архивному материалу — и спасибо за это. Но фильм непоправимо простоват. Он задуман и реализован как сентиментальный комикс. Нет боли и страсти. Нет человеческих драм. Есть ролевая игра на полях истории. Джеймс Бонд с талмудом.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».