Виктор Федорович. ПОГОВОРИМ? О жути белорусской идеологии

В прицеле – строительство сильной демократической процветающей Беларуси. Дата сдачи объекта в эксплуатацию пока не оглашается, хотя…

 

Виктор Федорович

Виктор Федорович. 46 лет. В журналистику «влетел» больше 20 лет назад из-за нелетной погоды в местах, максимально приближенных к условиям Крайнего Севера. Работал в разных изданиях и участвовал в ряде сомнительных проектов. В середине 90-х, когда занимался социально-криминальной тематикой, создал свою агентурную сеть из минских бомжей. Услугами белорусских адвокатов никогда не пользовался, поэтому из четырех судов по искам о защите чести и достоинства не проиграл ни одного. По политическим настроениям — анархист-одиночка, не признающий государство как отделенную от населения организацию власти, но вынужденный считаться с тем, что государство его признает.

В один из сентябрьских вечеров в деревне Молуновка Хотимского района Могилевской области творилось что-то неладное. Правильнее сказать, нечто уму непостижимое, необъяснимое, ни в какие рамки, кроме Уголовного кодекса, не укладывающееся, а потому нашедшее отражение в милицейской сводке. В ней деревенская трагедия изложена максимально сухо, без подробностей и выводов. Эмоции людям в погонах не к лицу…

Итак, в Молуновке «в 19.15 на улице без головы и правой кисти, с множественными ножевыми ранениями грудной клетки и спины обнаружен труп Ф., 1961 г.р. За преступление задержан К., 1977 г.р., ранее судимый за грабеж, кражи и хулиганство. Оба неработающие, местные жители. Мотив преступления устанавливается».

Если сельский головорез так и не сподобится вспомнить причин, равно как и обстоятельств резни с расчленениями, то прокуратура по многочисленным уликам картину кровавого преступления восстановит, ибо деревня, сколько бы в ней дворов ни было, все равно останется деревней. Правда, в данном случае чуть менее населенной — одного на погост снесли, а второй готовится в очередной раз отправиться на нары. Мотивы же на продолжительность срока особо не влияют, да и природа их давно уложена в стандартную криминальную схему – «на почве личной неприязни из хулиганских побуждений».

Все просто, понятно и предсказуемо. Следствие пройдет без сучка-задоринки, судебный процесс — по накатанной. Гособвинитель с учетом личности подсудимого потребует самого сурового (или около того) наказания, адвокат сделает жалкую попытку представить своего подзащитного жертвой обстоятельств и недостатка витаминов в детстве, а головорез в последнем слове, может быть, даже попросит у родственников им убиенного прощения и пообещает больше так не делать. По крайней мере, в ближайшие лет двадцать. После суда справедливого в местной районке тиснут заметку под заголовком «Убийца получил по заслугам», в деревне сельчане неделю-другую посудачат на тему «горбатого только могила исправит» — и трагедия забудется.

А ведь много-много лет назад первые советские идеологи в кожаных тужурках с маузерами и шашками наперевес были уверены, что в обществе будущего таких преступников будут не наказывать, а лечить. Некто Л. Горин в специфическом журнале «Мысль заключенного» (№ 8, 1924 г.) в статье «Тюрьмы и будущее» не исключал, что «преступления в будущем обществе возможны, но на почве болезненного состояния индивида… Наказание будет жестоким, безнравственным актом по отношению к этим несчастным людям. Вместо тюрем – больницы, лаборатории и санатории – таков лозунг исправительно-карательной политики будущего общества».

Размечтался товарищ из темного прошлого! Да и вообще, реалии сегодняшнего дня таковы, что с начала XXI века в Беларуси только официально зарегистрировано более 1 000 000 преступлений. Какие тут санатории для «несчастных»! Не дай Бог, наши органы выйдут на стопроцентную раскрываемость, а заодно пораскрывают нераскрытые преступления прошлых лет. Куда их всех садить?

А потому мыслители нынешние тему светлого будущего вообще стараются обходить стороной, хотя успели столько бумаги извести на издание «трудов» об основах идеологии белорусского государства (ИБГ), что просто жуть берет. Не говоря уже о том, что сверху донизу созданы отделы, управления и прочие структуры денно и нощно что-то изучающие, анализирующие, пропагандирующие, контролирующие и т.д. и т.п.

Я честно попытался вникнуть в суть ИБГ. Почитал речи президента, ознакомился с парочкой докладов и даже дискуссией преподавателей вузов о влиянии идеологии белорусского государства на умы подрастающего поколения. Бедное поколение! Оно даже не догадывается, что у нас есть идеологи-теоретики и идеологи-практики, но специалистов такого профиля все равно не хватает. В итоге я понял, что ничего не понял, а суть ИБГ лично для меня — сплошная жуть. Видимо, образования не хватает.

Обратился я тогда к бывшему коллеге, которого бес попутал сменить микрофон и блокнот на должность не самого главного, но и не последнего идеолога страны, с вопросом о смысле его работы, скромно не интересуясь ее полезностью. С хитрой улыбкой он выдал скороговоркой такую тираду, что и рэпперам подобный текст не потянуть. Проще говоря, мечты о светлом будущем пока еще окончательно не сформированы, но цель уже определена. Помните, была у нас когда-то такая неуязвимая цель – коммунизм. Не попали…

Нынче в прицеле – строительство сильной демократической процветающей Беларуси. Дата сдачи объекта в эксплуатацию пока не оглашается, хотя ежели вооружить армию белорусских идеологов мастерками и лопатами, то дело пойдет значительно быстрее. А неспособных к физическому труду теоретиков и практиков я бы предложил командировать в Молуновку с заданием в каждой хате прочитать лекцию о системе идей, взглядов, представлений, чувств и верований в целях развития общества и человека. В таком деле главное — голову не потерять…

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».