Максим Жбанков. КУЛЬТ-ТУРЫ. Те, кто меня сторожит

Испуганные культурой были всегда и везде. Они пинали Есенина и сжигали битловские альбомы, бились в истерике при виде плясок Элвиса и тащили в суд поэтов-битников...

 

Максим Жбанков. Культуролог, киноаналитик, журналист. Преподаватель «Белорусского Коллегиума». Неизменный ведущий «Киноклуба» в кинотеатре «Победа». В 2005-06 годах — заведующий отделом культуры «Белорусской деловой газеты». Автор многочисленных публикаций по вопросам современной культуры в журналах «Мастацтва», «Фрагмэнты», «pARTisan», на сайте «Наше мнение».

Есть такой славный джазовый стандарт – тихая песенка Someone To Watch Over Me. Смысл его прост и чист как обращение президента к народу: юная девушка в голос мечтает о том, кто бы ее берег и защищал. Кажется, кто-то слишком много слушал Гершвина: на этой неделе нас взялись беречь и защищать ну просто с неземной страстью. На этот раз – от немецко-фашистских захватчиков из группы Rammstein. То, что начиналось как сетевой стеб, странным образом приняло форму истеричного голошения официально назначенных моральных авторитетов. Со всеми приличествующими случаю атрибутами: обвинениями в гомосексуализме, садизме, нацизме и особо циничном глумлении над 9 мая и 8 марта.

В ситуации вокруг бурной активности Общественного совета по морали особенно забавной кажется твердая уверенность его кадров в безукоризненной чистоте собственных манишек. И, соответственно, — в своем праве вещать, поучать, требовать и настаивать. Административный раж прочно срастается с идейной зашоренностью и вкусовым догматизмом. Жуткая смесь. Чистый «Молотов-коктейль». Когда год назад затевалось это загадочное сообщество, нас успокаивали: «Ну что вы, никакая это не цензура! Мы просто будем изучать общественный резонанс отдельных культурных акций!» Но кто теперь, перед лицом музыкальной агрессии, вспомнит эти скромные обещания? Враг у ворот! Бей Rammstein, ратуй Радзіму!

Впрочем, дело тут вовсе не в музыке. Неизгладимые рецидивы партизанского сознания прорастают у нас в самых неожиданных местах – от внешней политики до шоу-биза. Его логика не отличается особой тонкостью: вокруг враги, мы в глухой обороне, каждый патрон на счету. Партизан — лесной изгнанник. Он чужой на своей земле, захваченной недругом. И потому в любом видит врага или предателя. Не наш – значит, в расход. Партизанский синдром – вечный поиск провокаций и диверсий, глобальная шпиономания и вечный конспирологический экстаз. Плюс острая любовь к волевым решениям по законам военного времени.

Испуганные культурой были всегда и везде. Они пинали Есенина и сжигали битловские альбомы, бились в истерике при виде плясок Элвиса и тащили в суд поэтов-битников, вещали из телевизора о происках «зетов и индиг», радостно расписывали аморализм Оззи Осборна и Элиса Купера, брезгливо отворачивались от Лимонова и Сорокина. В общем-то, тут нет патологии: не нравится – смени волну. Патология начинается, когда испуганные срастаются с партизанской по духу и эстетическому выбору властью.

Кого способен развратить тяжеловесный немецкий романтизм Rammstein, замешанный на ключевых артефактах национальной поп-культуры (от готических романов и Вагнера до тоталитарного стиля и медиа-терроризма)? Кому страшен декоративный индустриальный попс – облегченная версия словенского Laibach? Конечно же, не публике: она сама выберет, кого ей любить и слушать. И не критикам-аналитикам: они и не такое распилят на концепты. Страшные сказки восточнонемецких парней больше всего пугают… других сказочников. Местных говорунов с несоизмеримо меньшей харизмой. Тех, кто который год ничего, кроме «Мы — беларусы!», сам сгенерировать не способен. И вечно живет на проценты с победного 45-го. Вот для них невинная гастроль готичного цирка действительно опасна – как вторжение конкурентов в зону прежнего монопольного владения.

Тут-то и таится главная хитрость: да вовсе не за нас сражаются блюстители морали! За себя, любимых. За привычный расклад. За личное право рулить безропотной паствой. И за то, чтобы паства оставалась паствой. Но в нашей стране идейных фантомов сама власть над идеями тоже становится фантомной. Бог мой, ну снимите концерт. Выгоните «интервентов». Что с того? Те, кто слушал, будут слушать. Те, кто смотрел концерты и клипы, будут смотреть. Выходит, тут все еще смешнее: «моральный» писк раздается по поводу не реального, а символического управления народной душой. И исходит от граждан, которых вряд ли кто-то склонен обожествлять. Малозначимые персонажи актуального культурного процесса публично подают Голос Силы. Что неизбежно переводит происходящее в разряд абсурдистского перфоменса. Плясок теней воспаленного сознания.

Нервная риторика по поводу жуткой угрозы «очень хрупкому белорусскому самосознанию» — фактически расписка в собственной немощи. Господа хорошие, чего же стоит вся ваша многолетней выдержки духовность и моральность, все ваши призы «За духовное возрождение», бесчисленные «Золотые витязи» и, не побоимся этого слова, государственный ансамбль «Песняры», если, чтобы их перечеркнуть, достаточно единственного концерта «вражеского» бэнда?

Записывать музыкантов в диверсанты — глупость неимоверная. И однозначно провальная. Сражались уже при Советах с дисками, фильмами, книжками и бардами. И скажите мне: где они сейчас — те, кто всех нас сторожил?

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».