Александр Куллинкович. ХРОНИКИ. Разврата не было

О самом концерте говорить бессмысленно, достаточно перечитать Чергинца, чтобы понять, что это было хорошо, и не по-детски…

 

Великий дар был у этого целителя! Бывало, придёт к нему человек и скажет:
— У меня вот язва...
а целитель только взглянет на него и говорит
— Какая еще язва? Рак у тебя!
И не поверите — напрочь забывает человек о язве.

 

 

Александр Куллинкович
Александр Куллинкович, по паспорту Кулинкович. Родился и засмотрелся на девушек преимущественно в прошлом веке нашего тысячелетия, что оставило свой отпечаток на общем мировоззрении и негативном отношении к однополой любви в частности. Музыкант группы «Нейро Дюбель», непризнанный сантехник и незаслуженно артист Республики Беларусь. За неимением другой жилплощади периодически проживает в Минске. В целом личность противоречивая и плохопьянеющая, что дополнительно усугубляется нездоровым пристрастием к безалкогольному пиву. Наигранно злой. В целом бел и пушист.

Даже ежику понятно, что я буду писать о Rammstein. Ну, что сказать, отгремело и благоухало. Все самые неприятные ожидания не подтвердились. Я счастливый обладатель автографа вокалиста и медиатора гитариста. Мой сын — один из немногих малолетних жителей страны, который может сказать, что он ЭТО видел. Жизнь почти удалась. Я ожидал крутого шоу, но не ожидал некоторых моментов.

Никогда бы не подумал, что омоновцы будут иногда улыбаться и вежливо отвечать на вопросы. Охрана, это был главный шок концерта. Тотального «шмона» не было. Никого не били и не уводили за волосы в районную парикмахерскую. Вообще, ЭТА группа на сцене, большой и непривычный зал, загадочные охранники — все это наводило на мысль, что я не совсем там, где привык находиться. Не на Родине. Пьяных не увидел. Хотя возможность напиться была. Видимо, страх быть «удаленным» с такого концерта пересилил желание принять допинг. Надо отметить, что я был на концерте не с целью инспекции, поэтому мог чего-то и не видеть. Просто смотрел по сторонам в ожидании действа.

О самом концерте говорить бессмысленно, достаточно перечитать Чергинца, что бы понять, что это было хорошо, и не по-детски. Устояла таки Беларусь! Видать, не такое уж и хрупкое наше самосознание, Арена выдержала. И фашисты еще не высадились.

Немного дегтя в сторону Арены. С парковкой была полная. Меня предупреждали, что наличие огромной парковки у зала еще не означает, что она будет открыта. Старая советская привычка, сделать три парадных входа, но пользоваться черным. Как-то разместились у обочины.

Я пугаюсь больших площадей, но тут был явный перебор с лестницами, неработающими (читай выше) лифтами и входами-выходами. Архитектор «Минск-Арены» явно страдал манией преследования. Как последний способ затеряться он изобрел это здание. Неприятно поразило отсутствие мест для курения. Понимаю, европейское веяние, спортивный объект и все такие дела. Только все туалеты были забиты под завязку курящими людьми, в одном из них я насчитал больше 80 человек. В коридорах душераздирающе пахло табаком. Все окурки на полу и в писсуарах. Спортивно. Не проще ли было, отбросив европейские предрассудки сделать курилку, с хорошей вытяжкой и большими пепельницами. Чисто, чинно и благородно. Но, принципы дороже здравого смысла. Кстати, сами туалеты очень понравились, из серии «Боремся с комплексами, размер не имеет значения». Коридор с уходящими вдаль рядами писсуаров. Народ чувствовал себя в единой раздевалке. И в одной команде — отсюда всеобщее единение и хорошее настроение.

И все же немного о концерте. Уровень выше берегов в паводок. Могуче, громко, ярко и жарко. Особенно меня умилило, как в конце концерта барабанщик традиционно (увы, это не белорусская традиция) бросил в зал барабанные палочки. Не издалека, с диким вращением, грозящим заехать кому то в лоб, а с края сцены, «навесиком», мило, и прямо в руки счастливчика. Я плакал от умиления. Вот и верь теперь в комитеты. Часть людей, привлеченная на концерт аморальной истерией была разочарована. Разврата не было, макеты флагов белорусских фронтов не сжигали, кровищу не пили и не разливали. Наутро — я лично проверял — дворники убирали улицы, дети шли в школу, и нигде не было видно сожженных молельных домов. Вежливая группа. С несильным акцентом говорили спасибо. Danke schön и от нас. Все удалось. Неоднозначно, но хорошо, что у нас есть такой зал. Именно его наличие позволило такой группе выступить в Минске. Жаль, что для массы обывателей он уже бесполезен.

Я на хоккей не хожу, и я не одинок.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения