Максим Жбанков. КУЛЬТ-ТУРЫ. Наша Раша: фантомная боль

Наш страх по-русски – фантомная боль. Поскольку болит то, чего нет. И тогда, когда кому-то надо...

 

Максим Жбанков. Культуролог, киноаналитик, журналист. Преподаватель «Белорусского Коллегиума». Неизменный ведущий «Киноклуба» в кинотеатре «Победа». В 2005-06 годах — заведующий отделом культуры «Белорусской деловой газеты». Автор многочисленных публикаций по вопросам современной культуры в журналах «Мастацтва», «Фрагмэнты», «pARTisan», на сайте «Наше мнение».

На Тверской меня тромознули три хмурых парня. Всё как надо: бронежилеты, автоматы, каски. С ходу вычислили приезжего, четко взяли в кольцо: «Что в сумке?» Ладно, смотрите: книжки, пара дисков, банка кофе. А что ищем? Глядя в сторону, главный обронил: «Оружие…» Ага, спасибо за внимание: наконец хоть кто-то опознал во мне чеченского террориста. Хотя, если честно, было страшновато: а вдруг и вправду сейчас чего отыщут и предъявят? Дела, знаете ли, военные… Было это давно. Еще в первую чеченскую кампанию. Но время подбрасывает странные рифмовки: похожий шмон я видел вчера. Коренастая спецназовка увлеченно рылась в рюкзачке лохматого мальца. В Минске. На станции метро «Парк Челюскинцев».

Беда с этой геополитикой: в Москве тряханет, а мы подпрыгиваем. Причем не в первый раз. И очень старательно. Только на моей памяти несколько волн подобного бреда прошли через нашу синеокую. Каждый раз где-то там, за восточной границей что-то случалось. Каждый раз реакция была поспешной и бестолковой. Но крайне шумной и показушной.

И когда на входе в очередную кузницу знаний тебя – беспартийного киномана – встречал летучий патруль (три студента и мужик с военной кафедры), строго сканируя твою неблагонадежную внешность и помечая себе причины визита. И когда после Беслана наши чиновники страстно обещали обнести каждую школу железным забором и установить пропускной режим строго по спискам учащихся и родителей (видел я эти заборы: там все калитки нараспашку). И сейчас, когда по станциям метро разослали крепких ребят в черных беретах. Странно и смешно: при всей суверенной риторике мы никак не разучимся бояться по-русски.

В чем тут дело? Думаю, вовсе не в популярных страшилках про международный терроризм и глобальный заговор. Не в затертых до дыр сказках про Союзное государство. И даже не в открытой границе с русским соседом. Срабатывают, скорее всего, две вещи: инерция стратегического мышления и тоска по былому геополитическому весу. В первом случае, на уровне защиты безопасности страны, мы традиционно не рассматриваем себя отдельно от российского сюжета и старательно декларируем общность интересов – а, значит, и общность рисков, с этими интересами связанных. Ментально наши стратеги по-прежнему живут в России. Система отечественных оборонных приоритетов туманна и загадочна – зато мы держим западный рубеж! А раз восточный сосед – наш (почти) друг и (частично) товарищ, то и враги у нас, получается, тоже общие. Значит, жди привета от бородатых полевых командиров.

Во втором случае имеет место неосознанная имитация собственной значимости. Террор есть не просто вылазка злобных недоумков, а инструмент политического действия. Это вынужденная стратегия политических аутсайдеров, направленная против другой стороны конфликта при очевидном неравенстве сил. Это послание противника воюющей державе в условиях отсутствия дипломатических средств решения проблемы. А, значит, при любом раскладе все это ровным счетом никакого отношения к Беларуси не имеет. Не мы адресаты жутких московских взрывов. А, значит, и отвечать на эти послания не нам.

Но все эти отвлеченные соображения оказываются несущественными перед соблазном в очередной раз продемонстрировать способность к быстрому развертыванию. То, что развертывание это мало эффективно и носит, скорее, декоративный характер, совершенно не важно. Интереснее поиграть в «страну под ударом». Тем более, что на страну никто нападать в принципе не собирается. Что в осадке? Совершенно безопасная – но приятная верному электорату – игра мускулами. Имитация бдительности и контроля. Все равно, по какому поводу.

Любопытна двойная игра: пребывая в Беларуси, мы периодически живем Нашу Рашу. То есть по разным поводам проваливаемся в дебри культурной памяти о «союзе нерушимом». Когда вся земля, как известно, начиналась от Кремля. Это не просто грезы региональных вождей и розовые мечты сентиментального электората. Нам, бывшему осколку гигантской державы, нынче нужна Россия не как хозяин, а как масштаб. Единица измерения личного веса.

Никакой «ностальжи». Скорее, диковатый сон про Империю Беларусь. Штурмующую космос. Грозящую ракетами мировой закулисе. Усмиряющую мятежные провинции. Замеченную, наконец-то, серьезным противником.

Наш страх по-русски – фантомная боль. Поскольку болит то, чего нет. И тогда, когда кому-то надо.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».