Ярослав Романчук. КРИЗИС. Путь белорусов из варяг к грекам

Много абсурдов в греческой экономике, немало их и в Беларуси…

 

Ярослав Романчук

Ярослав Романчук. Руководитель научно-исследовательского центра Мизеса. Основатель белорусской школы либерального устойчивого развития. Заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Автор более тысячи статей и шести книг по экономической тематике. Один из разработчиков Антикризисной Платформы Объединенных демократических сил.

Греция – банкрот. Греция – самая советская часть Европейского Союза. Греция доказала, что демократия в политике + социализм в экономике = провал. Членство в Европейском Союзе не помогло образумить живущих по заветам К. Маркса и Дж. Кейнса греков. Аристотель переворачивается в гробу от количества «эпитетов» в адрес своей родины, колыбели демократии, и ее политиков. Ни одной цивилизации не гарантировано место в раю благополучия и процветания, какой бы древней она ни была.

Грецию спасают всем миром. Пообещали выделить 110 миллиардов евро. Пока не помогает. Чувство паники не проходит. Распорядители чужого национального и международного уровня, как черт ладана, боятся вердикта «Дефолт!». А греки дружно бастуют, протестуя против сокращения госдоходов, но тем самым снижая их.

Греция – чемпион мира по продаже страхов

Греческие политики и чиновники являются чемпионами мира по продаже одного из самых ходовых и чрезвычайно прибыльных товаров – страхов. Страхов, упакованных в соответствующую обертку нужных институтов, слов и цифр, а также сдобренных обильной порцией шантажа. Главное в этом бизнесе – найти реальный спрос на фобии, то есть, богатых людей (правительства), готовых выложить свои деньги под разные проекты под разным предлогом.

Для греческих политиков и чиновников бизнес продажи страхов начался очень давно — когда речь зашла о вступлении в Европейское Сообщество. В далеком 1981 году Греция стала членом этой организации. Правила игры официально были приняты, шлюзы дотаций из бюджета ЕС открыты – и пошла греческая бюрократия делить и распределять деньги уже не только греческих налогоплательщиков, но и европейских. Позже скорее неправдами, чем правдами, Греция стала членом зоны евро – и потеряла всякую осторожность с кредитами и жизнью в долг. Греческие распорядители чужого, что левые, что правые, ни в чем себе не отказывали. Культурный консенсус, однако.

Рассуждали греческие политические «смоковницы» просто: «Мы – в большой богатой семье. Нас никто не бросит. Надо лишь покрепче слиться со всеми европейскими структурами, стать единым целым общей денежной, финансовой системы. Надо поглубже связать себя кредитными узами с богатыми партнерами по Союзу – и тогда нам не дадут утонуть». И все у греков получилось. В плане «выбивания» кредитов от правительств и частных структур.

Без особых проблем присваивались суверенные рейтинги. Запредельный рост долгов не пугал кредиторов. Они рассуждали примерно так: «Греция – в Евросоюзе, в зоне евро. Раз ее туда взяли, значит, в любом случае будут спасать: продолжать давать кредиты, реструктуризировать и списывать долги, привлекать помощь МВФ». Так что выделяемые сегодня десятки миллиардов долларов кредитов – это только в небольшой степени спасение самой Греции. В значительной степени это – спасение денег беспечных кредиторов.

Греческая Вертикаль прекрасно манипулирует страхами европейцев и международных организаций. «Если вы не дадите нам кредиты, вся система евро может заразиться и провалиться. Если вы откажете нам в займах, пострадает наш общий европейский дом, за нами упадут другие. Если Греция объявит дефолт, начнутся беспорядки, паника и возникнет очередной очаг напряженности на Балканах. А вы знаете, что делать с сотнями тысяч греческих трудовых мигрантов, которые могут заполнить ЕС в случае резкого снижения государственных расходов и банкротства греческих компаний?»

Проблемы-дилеммы

Провал греческого демократического социализма поставил целый ряд очень серьезных вопросов перед Брюсселем и основными стейкхолдерами Европейского Союза. Первая проблема – это баланс прав и обязанностей между национальным и союзным (афинским и брюссельским). Предстоит серьезная переоценка понятия «суверенитет». Открытым остается вопрос, можно ли наднациональным органам (Европейский центральный банк, Европейская комиссия) выполнять функции внешнего антикризисного управляющего без воли греческого народа.

Вторая проблема – выполнение критериев членства в зоне евро: по инфляции (2- 3% в год), дефициту бюджета (3% ВВП) и внешнему долгу (60% ВВП). Дисциплина в сфере денег является фундаментом для стабильности денег, а ее уже давно нет. Распорядители чужого практически во всех странах ЕС игнорируют эти важные правила финансового поведения правительств. Изменить сами критерии и подставить евро под мощные спекулятивные атаки или заставить нарушителей вернуться к их выполнению, но при этом резко сократить государственные расходы и участие правительства в стимулировании спроса, – это дилемма, решение которой пока нет. Каким бы ни было решение, оно потребует глубоких изменений существующей системы экономических отношений.

Третья проблема – вытеснение частных инвестиций и производства государственными деньгами. Греки и большинство полисимейкеров в ЕС продолжают считать, что лучшей антикризисной стратегией является активный государственный интервенционизм, национализация крупных коммерческих структур и накачка экономики кредитами. В результате такая политики Греция первой подошла к долговой гильотине. Маячит эта перспектива для Португалии и Испании. Недалеко от края долговой ямы находятся Италия и Бельгия. Ни Брюссель, ни Берлин, ни Париж не имеют четких планов решения данных проблем.

Но все они в полной мере присущи и интеграционным проектам, в которых завязла Беларусь.

Страхи и шантаж для России и Запада

К счастью, состояние государственных финансов Беларуси гораздо лучше греческих. У нас еще не настолько развилась губительная культура жить в долг и за чужой счет. Однако, к сожалению, и у нас ситуация усугубляется. В последние два года долги и неплатежи белорусского государства и бизнеса растут, как на дрожжах. Предприятия зарабатывают все меньше. Государственные банки при активной поддержке Нацбанка надувают пузыри.

До поры до времени кредиты и дотации нам давали те, кому Вертикаль успешно продавала два товара: политические фьючерсы и страхи. Первый – для Кремля и российских сторонников славянской реинтеграции, второй – для того же Кремля, но в последнее время – еще и для Запада. Схема по убеждению российского руководства дотировать белорусскую экономику в обмен на обещания светлого совместного будущего в объеме около $55 миллиардов вообще не имеет аналогов в мире. А. Лукашенко в совершенстве овладел искусством геополитического массажа чувствительных для Кремля точек. Эффект был гораздо лучше, чем от иглоукалывания: дешевые энергоресурсы, кредиты, доступ на рынок, полная дипломатическая и политическая поддержка.

Фобии для Кремля и для Запада, конечно, отличались. Для России список примерно такой: «Вы что, хотите дестабилизации Беларуси и бардака на вашей западной границе? Неужели вы решитесь на резкое ухудшение качества жизни обыкновенных белорусов, которым Россия – наша страна? Разве вы уже поставили крест на успешной региональной интеграции, чтобы утереть нос Евросоюзу? Мы же с вами – единый фронт против агрессивной Америки и беспринципных ТНК. У вас же, кроме нас, нет надежных союзников против НАТО, а наша армия защищает вас от угрозы с запада. Не забывайте, что через нашу страну идут транзитные пути для ваших товаров, в том числе для Калининградской области».

Для Запада страхи звучат иначе: «Неужели вы не видите угрозы от имперской России для нашей независимости? Ваше бездействие может поставить под угрозу наш суверенитет. Беларусь охраняет вас от полчищ нелегальных мигрантов. Неужели вы хотите, чтобы мы полностью открыли границы? Беларусь ставит заслон наркотрафику и преступным схемам торговли женщинами. Неужели вы не поддержите наши старания? Беларусь продолжает страдать от аварии на Чернобыльской АЭС. Это наше общее, европейское горе, или вы так не считаете? Беларусь еще молодая демократия. Нам не целых 20 лет от роду. Все у нас будет, как у вас, но постепенно. Неужели вы хотите затормозить данный исторический процесс?»

Балканская Греция, славянская Беларусь

Беларусь, как и Греция, является сильно коллективистской страной. У нас никогда в почете не была культура индивидуальных достижений. Наш колхоз принципиально не отличается от греческого. Та же система мотиваций, та же безответственность, та же культура халявы. В начале 2010 года совокупный внешний долг Греции вкупе с обязательствами по пенсиям и здравоохранению составлял около 900% ВВП страны. Не надо быть экономистом, чтобы понять, что греки столкнутся с массовым «кидаловом».

Немцы недавно подняли пенсионный возраст с 65 до 67 лет, а греки никак не согласятся с повышением его на два года – до 63 лет. Такие же бурные дискуссии по поводу пенсионного обеспечения и здравоохранения идут и в нашей стране.

В Беларуси, как и в Греции, исторически сложилась модель Большого государства. Сегодня наша авторитарная Вертикаль распределяет около половины ВВП. То же самое делает демократическое правительство Греции.

Во второй половине XIX века Греция имела самый большой госсектор в мире. Госрасходы составляли 19,1%, в то время как в Британии они были на уровне 6,6% ВВП, в США — 7%, во Франции – 13,2%, в Германии – 10%. Большая часть госрасходов шла и продолжает идти на выплату зарплат чиновникам. Очевидно, что далеко не каждую историческую традицию нужно поддерживать.

Сегодня в Греции около одного миллиона человек получает зарплату из бюджета страны. И это – не считая священников, которые тоже кормятся за счет налогоплательщиков. В госсекторе сегодня занят каждый четвертый грек. В Беларуси примерно такое же положение с количеством работающих на государство (если не считать работников госпредприятий).

Беларусь, как и Греция, является сильно забюрократизированной страной. Примеров греческих бюрократических абсурдов полно. Например, правительство Греции приняло на работу 40 садовников для обслуживания сада возле центральной афинской больницы. При этом у данного медицинского учреждения нет сада. Греческих, как и белорусских, чиновников часто уличали в подтасовке цифр, фальсификации отчетности, работе на показуху.

Мощные группы давления парализуют работу экономики Греции. Даже небольшой профсоюз грузчиков центрального рынка Афин (около 100 человек) заставил правительство принять правила, по которым разгружать товары могут только члены профсоюза. Причем правительство детально расписало, сколько стоит разгрузка ящика с каждым товаром, начиная от персиков, заканчивая консервами. Если официальные грузчики заняты, то продавцы вынуждены нанимать других работников, но при этом платить дважды: непосредственно для того, кто выполнил работу, и для «дипломированного» грузчика.

Греция по многим бюрократическим и финансовым извращениям переплюнула даже Беларусь. Так, при регистрации компании человек вынужден заплатить 1% от суммы вашего уставного фонда в пенсионный фонд юристов. Если вы хотите рекламировать свой бизнес или товар, вы должны заплатить 20% от суммы рекламы в пенсионный фонд журналистов. 20% от стоимости билета на футбол идет в пенсионный фонд полиции.

Много абсурдов в греческой экономике, немало их и в Беларуси. Греция руками своих и европейских чиновников оказалась на грани дефолта. Ей пришли на помощь партнеры по ЕС, международные организации и кредиторы. Белорусская Вертикаль власти увеличивает дисбалансы в национальной экономике. У нее нет общего языка с авторитетными международными кредиторами. Не идут в страну серьезные инвесторы. Тревожно, обидно и больно.

Рано или поздно нам нужно будет приводить свой белорусский дом в порядок. Если у греков есть мощный флот, туристически привлекательная история и природа, греческий салат и вкусное мясо гирос, а также поддержка европейских партнеров, то конкурентные преимущества Беларуси не столь очевидны.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».