Максим Жбанков. КУЛЬТ-ТУРЫ. Танец сломанных каблуков

Как доказать, что завершать шахматный матч ударом табуретки – это стиль победителя?..

 

Максим Жбанков

Максим Жбанков. Культуролог, киноаналитик, журналист. Преподаватель «Белорусского Коллегиума». Неизменный ведущий «Киноклуба» в кинотеатре «Победа». В 2005-06 годах — заведующий отделом культуры «Белорусской деловой газеты». Автор многочисленных публикаций по вопросам современной культуры в журналах «Мастацтва», «Фрагмэнты», «pARTisan», на сайте «Наше мнение».

Наш недавний арт-десант в Вильнюсе – в рамках выставки «Opening The Door? Belarusian Art Today» — сбил в диковатый микс телевизоры с усатым боссом, компьютерные инсталляции и прозрачные урны для голосования. Но острее всего зацепили вовсе не исчезающие граффити и не декоративные панно в красно-зеленом. Один из коридоров выставки выложили косой бугристой плиткой. Невзрачной. Мелкой. Но резко сбивающей с привычного ритма движения. Идешь как человек. И вдруг начинает колбасить и плющить. Оступаешься. Машешь руками. Пытаешься сохранить достоинство. И все равно пляшешь дурной дэнс, придуманный не тобой. Танец сломанных каблуков. Фирменный. Белорусский.

У меня 19-го пропал приятель. Точнее, внезапно нашелся. В списках свинченных во время славной охоты парней в черном. Сперва я решил: ошибка. Опечатка. Сбой в коммуникации. Не могло такого быть! С ним – точно не могло! Тихий эстет, книжник и киноман. Фанат Фассбиндера и Годара. Противник уличного боя и площадных акций. Далекий от любых революций. Оказалось — правда. Ехал поздним вечером из гостей в метро. «Октябрьскую» закрыли – пришлось проехать станцией дальше. Вышел с эскалатора на площадь Независимости – и угодил прямо в автозак. Интересно, сколько омоновцев держало этого хрупкого парня. Пока мы его искали по районным отделам милиции (чтобы почти везде нарваться на длинные гудки или писк включенного факса) прошел бодрый суд. Гера сел на пятнадцаць суток. В Жодино. Говорят, там неплохо кормят.

В общем-то, с ним уже был похожий случай. Лет десять назад ночью нарвался на шпану. Упал в снег с разбитым лицом. Остался без кошелька и мобилы. Две недели лечил ушибы. Но там было ясно: бандюки, волчары. С четким мотивом и ясной целью. Приметили. Выследили. Хотели денег. А тут-то – что?

Впрочем, я, кажется, знаю. Потому что видел тех, кто пришел на площадь. Тощих ребят в цветных шарфиках. Музыкантов и литераторов. Пожилых теточек в вязаных шапочках, закупавших в ближайшей аптеке таблетки. Своих бывших студентов. Товарищей по журналистскому делу. И рядом – наглых хлопчиков с прозрачными глазами, шнырявших среди людей и цеплявшихся к одиночкам. Отчаянные микрофонные голоса к этой картинке ничего особенного не прибавляли. Люди пришли – как пять лет назад – вовсе не ради них. И вожди тут были, по большому счету, ни при чем.

Внесистемный выбор самый личный и отдельный: здесь каждый сам себе командир. Понять это командной власти сложно. Принять – тем более. Проще по-привычке искать «режиссеров» и «исполнителей». И, естественно, находить.

Самый дикий парадокс послевыборного шоу — в срочной зачистке тех, кто казался власти контр-системой (или хотя бы ее попыткой). Как-то не с теми и не так идет война. Можно клепать душераздирающие телесюжеты о пострадавших омоновцах. Кроить мутные истории о «разъяренной толпе» — с аккуратной оперативной съемкой «группы в полосатых купальниках». В очередной раз спеть про «два автобуса взрывчатки» и «пьяных малолеток». Можно, наконец, вырубить злосчастных конкурентов. Но как доказать, что завершать шахматный матч ударом табуретки – это стиль победителя?

Кого убедит несчастный бледный Романчук? Кто поверит в невнятные покаянные речи «неправильных» активистов? Лишь любимая массовка вождя. Но она и так всё сделала как надо. А с другими уже ничего не поделаешь. Это страшно бесит. Власть боится всех. И валит наугад как пьяный в темной бане.

Но приемы рукопашного боя сегодня подводят. И вполне реальная, к сожалению, посадка «верхушки злоумышленников» уже ничего не решит. Поскольку единой «армии ночи», о которой мог бы рассказать в своей цветной газете почтенный Павел Изотович, не существует. И, боюсь, никогда не существовало. Даже в бурные 90-е. Что есть? Вектор личного выбора – не «отморозков», а вполне вменяемых граждан. А тут единственный выход – с каждым работать отдельно. Как в тот жуткий вечер после выборов: одним – дубинку, другим – дубинкой. Типичный диалог: « — Ты как? – Ничего. Почти до вокзала гнались... Извини, я на репетицию. Концерт скоро!» И что дальше? Приставим по черному хлопчику к каждому музыканту? Зачистить площадь просто. Дальше — гораздо сложней.

Засидевшимся в дамках топ-менеджерам крайне трудно признать простой факт: значительная часть граждан их своей властью давно не считает. И для этого вовсе не обязательно быть системным борцом. Достаточно просто однажды выйти не на той остановке.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».