Стась Ивашкевич. РАСПУТЬЕ. Мифы о девальвации

Никакой девальвации пока в стране не случилось, и вряд ли случится в ближайший год...

 

 

Стась Ивашкевич

Стась Ивашкевич. Экономический обозреватель. Работал региональным аналитиком рынка и менеджером в отделе развития консалтинговых продуктов в европейских консалтинговых агентствах Euromonitor International Plc i Marcus Evans Plc. По приглашению Нью-Йоркского университета в Праге читал лекции о вступлении России в ВТО.

Вот она, девальвация! — кричали заголовки международной прессы, комментируя решение Нацбанка РБ ослабить поводок внебиржевого обменного курса на дополнительные 10%. Белорусские ценные бумаги на рынке евробондов немедленно подняли поникшие головы, сигнализируя временную передышку в кризисе. Оппозиционные экономисты, облив презрением запоздавшую полумеру, вновь уверенно заговорили о начале конца.

На самом же деле никакой девальвации пока в стране не случилось, и вряд ли случится в ближайший год.


Что там намутил Нацбанк

Начнем с того, что письмо Нацбанка не представляет собой коренного изменения политики правительства. Возможность 10-процентного колебания белорусского рубля относительно русского, а также доллара и евро было заложено ещё в прошлом году — специально на случай напряжённых ситуаций на валютном рынке. Но нас, конечно же, интересуют не плановые параметры Совмина, а то, как это отразится на наших кошельках.

А никак — ни в лучшую сторону, ни в худшую. В обменниках рубль по-прежнему стоит лишь на 2% больше официального курса Нацбанка. На валютной бирже ситуация такая же, как и в обменниках для граждан. Толпа фирм толпится около кассы в ожидании, что кто-то из коллег-бизнессменов придёт сдавать свои доллары. Причём некоторые могут так и простоять без толка целый день, ведь, согласно распоряжению Нацбанка, приходится пропускать без очереди армию льготников, блатных и нуждающихся предприятий.

Смысл данного постановления Нацбанка — в том, что те юридические лица, кто устал от бесплодного ожидания на бирже, могут теперь пойти к банкам напрямую и купить нужную валюту на 10% дороже. Но даже здесь значение вчерашнего постановления сильно преувеличено. Кто был готов заплатить больше, договаривался с банками и раньше, оформляя доплату к курсу в виде какой-нибудь премии или консультационной услуги. Говорят, что величина такой «премии» составляет до 30% и выше. Обычные же предприниматели, памяркоўна топчущиеся в очередях, имеют сегодня не больше шансов получить валюту, чем вчера — даже доплатив законные 10%.


Как докатились до жизни такой

На что же надеялся официальный Минск после выборов, продолжая взаимоисключающие экономические курсы: раздувать кредитный пузырь внутри страны и удерживать при этом завышенный курс рубля, лишающий её конкурентоепособности на внешних рынках? На самом деле, в начале года экономические перспективы Беларуси выглядели хоть и рискованно, но далеко не катастрофически. Да и сейчас, в принципе, тоже.

Экономическое оздоровление на Западе, реактивный рост в Азии и продовольственный кризис во всём мире обещают Беларуси неплохие экспортные перспективы. Ожидается, что мировой спрос на калийные удобрения, молоко и нефтепродукты будет неуклонно расти, как минимум, до 2013 года, при стабильно высоких ценах. Модернизация переработки нефти и молока, ввод в эксплуатацию новых калийных рудников, ряд предварительных договорённостей по кредитам и по приватизации с Москвой — всё это обещало Минску если не безоблачное будущее, то спокойный год неторопливых умеренных реформ.


Сюрпризы

Радужные планы были нарушены неприятными неожиданностями. Муаммар Каддафи, бешено вцепившись во власть, оказал своему белорусскому другу медвежью услугу. Скачок цен на нефть существенно урезал доходы белорусской нефтепереработки. Ещё более болезненным последствием нефтяного бума для всех отраслей беллорусской экономики будет увеличение цены на газ. По существующей формуле ценообразования, привязанной к стоимости корзины нефтепродуктов, с 1 апреля Минск будет платить Газпрому около 250 долларов за тысячу кубометров.

Подвели иностранные банки. В прошлом в финансовую систему Беларуси было влито почти 2 миллиарда долларов иностранного капитала и кредитов. В этом году этот ручеёк начал иссякать. Опасения заграничных банкиров понятны.

На протяжении последнего года правительство последовательно выманивало валюту у белорусских банков — на хранение, предлагая им взамен дешёвые рубли. Те беспечно выпускали из клюва сыр и раздавали полученную рублёвую массу на кредиты, получая беспрецедентную прибыль. Сегодня, для того, чтобы вернуть банкам полученную в прошлом году валюту (3,8 миллиарда долларов США), стране пришлось бы продать всю резервную наличность и драгоценности почти без остатка (4,02 млрд).

Не в последнюю очередь сказалась и валютная паника населения, которая, согласно ожиданиям правительства, должна была утихнуть через месяц-два, ну, три после выборов.

Но главный удар пришёлся со стороны Москвы. Как и в случае с договоренностью об отмене экспортных пошлин на нефть (вдруг появился новый «нюанс» с премией к цене сырья), Кремль выставил к выделению обещанного кредита дополнительное условие — сокращение обьемов кредитования и бюджетных расходов. Не вызывает сомнений, что в общий пакет требований включены и уступки по спорным вопросам формирования Единого экономического пространства.

Но даже при всех неудачных обстоятельствах официальный Минск имеет хорошие шансы стабилизировать ситуацию, хотя бы до конца года. Если, согласно ожиданиям главы Нацбанка, российский кредит будет получен в начале мая, Беларусь может профинансировать дефицит текущего счёта даже имеющимися в наличии остатками золотовалютных резервов.

Возможно, Минску в очередной раз удастся перехватить и экстренный госкредит у третьих стран, в частности — у Туркменистана. 16 марта белорусская делегация, во главе с вице-премьером Калининым побывала в Ашхабате. Помимо стандартного заседания межгосударственной коммиссии по сотрудничеству, Калинин встречался с туркменским президентом Гурбангуллы Бердымухамедовым.

Напомню, в 2009 году Беларусь получила подряд стоимостью миллиард долларов на разработку Гарлыкского месторождения калийных солей (Лебапский велаят Туркменистана). В августе Ашхабат выплатил Минску 250 миллионов долларов в качестве предоплаты. Логично предположить, что темой переговоров белорусского посланника с наследником Туркменбаши было ускорение выплаты очередного транша платежа, или кредит в счёт заказанных работ, как в своё время с Венесуэлой. Неделю спустя в Минске побывал туркменский вице-премьер для «переговоров по реализации решений, принятых 16 марта 2011 года в Ашхабаде».

Если эти решения были для Минска благоприятными, белорусское правительство сможет перевести дыхание до конца года. Правда, временно избежав угрозы девальвации, Беларусь уже в этом году столкнётся с другой проблемой... 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».