Анатолий Протасеня. ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ. К вопросам по АЭС: а что станет с нашей экономикой?

Государству, ввязавшемуся в многомиллиардное строительство АЭС со сроком окупаемости в 20 лет, будет не до развития альтернативных источников энергии...

 

Анатолий Протасеня. 53 года. По образованию экономист. Подполковник милиции в запасе, много лет работал по линии борьбы с экономической преступностью и коррупцией. Сфера интересов — экономическая аналитика и дача. Проживает в Солигорске. Женат.

 

Страсти вокруг строительства Островецкой АЭС не утихают. И это понятно, данный проект, так или иначе, затрагивает интересы каждого белоруса. Поэтому, пока не подписан генеральный контракт и не оформлены другие соглашения, после чего дискуссия станет неуместной, выскажу по данному вопросу свое мнение.

Очень часто можно слышать о том, что вместо строительства АЭС было бы более правильно развивать альтернативную энергетику. Ответ специалистов Минэнерго и других ведомств, звучит как приговор: не существует более передовых и экономически целесообразных технологий получения электроэнергии, чем атомная энергетика.

Заменить АЭС альтернативными источниками энергии «в обозримом будущем нереально» — сказал, к примеру, один из руководителей «БелНИПИэнергопром» на круглом столе, посвященном вопросу строительства Островецкой АЭС. При этом он разъясняет, что если сделать ставку на гидроэнергетику, то нужно построить более 200 ГЭС, на ветроэнергетику — 12 тыс. ветряков, а это значит, нужно либо затопить большие территории, либо использовать большое количество земельных угодий. «А самое главное — все эти виды энергопроизводства очень дорогостоящи и возможны лишь в условиях определенного государственного льготирования. А что станет в таком случае с нашей экономикой?».

Для того чтобы разобраться, действительно ли развитие альтернативной энергетики может нанести удар по нашей экономике, давайте рассмотрим отдельные экономические аспекты данной проблемы.

В начале следует отметить, что развитие альтернативных источников энергии не обязательно сопряжено с затоплением больших территорий или повсеместной установкой ветряков. Не нужно забывать, что мы живем в XXI веке, и сегодня в энергопроизводстве имеются самые передовые технологии, основанные на последних достижениях науки и техники.

Возьмем хотя бы технологию по плазменной переработке твердых бытовых отходов, при которой переработка отходов, содержащих углерод и водород, осуществляется в плазменном реакторе (плазмотроне) посредством плазменной дуги. В отличие от процесса сжигания, при котором извлекается 20-30% энергии, а остальная уходит в атмосферу, в том числе и в виде вреднейших для человека диоксинов и цианидов, в плазмотроне веществу сообщается энергия, необходимая для его перевода из твердой фазы в газообразную, практически без вредных выбросов. В итоге получается смесь двух газов — водорода и окиси углерода или так называемый синтез-газ. Особенностью этого процесса является то, что если для производства плазмы необходима одна единица энергии, то на выходе, в синтез-газе, содержится 5-6 таких единиц. По имеющимся технологиям полученный синтез-газ можно преобразовывать в жидкое топливо, либо в электроэнергию. При этом из 1 тонны ТБО производится около 1,2 кВт/ч товарной электроэнергии.

Таким образом, решаются две проблемы: из бесплатного сырья получается электроэнергия и безопасным образом утилизируется мусор. А бытового мусора в нашей стране образуется больше 4 млн. тонн в год.

Почему же данные и другие технологии по переработке мусора в электроэнергию не получили в Беларуси широкого распространения?

Официальная точка зрения по поводу этого содержится в документе под названием «Стратегия развития энергетического потенциала Республики Беларусь на 2011-2015 годы и на период до 2020 года», где сказано: «Широкое использование энергии коммунальных отходов в ближайшие 10-15 лет будет сдерживаться ввиду больших капитальных вложений в строительство предприятий по переработке коммунальных отходов, высоких эксплутационных затрат и длительных сроков окупаемости, необходимости разработки совместных технологий, в первую очередь пиролизных, по получению энергии из низкосортированных коммунальных отходов. Данные проекты требуют значительных капитальных вложений (около 15 млрд. руб. на 1 МВт электрической мощности), имеют в первую очередь экологическую, а не коммерческую направленность».

При этом необходимо уточнить, что на момент утверждения данного документа постановлением Совета министров РБ, 15 млрд. руб. были эквивалентны примерно 5 млн. долларов.

А сейчас давайте проведем небольшое исследование. Итак, мы собираемся построить АЭС. Ее стоимость заявлялась в 9 млрд., а затем в 9,4 млрд. долларов. Однако в связи с тем, что под эту стройку нам дают 10 млрд. долларов кредита, а мы собираемся еще тратить и бюджетные средства, то обойдется она в еще большую сумму. Суммарная мощность двух энергоблоков запланированной АЭС составляет до 2,4 тыс. МВт. Подсчитаем цену мощности 1 МВт электроэнергии, для чего 10 млрд. долларов разделим на 2,4 тыс. МВт, в результате чего получаем почти 4,2 млн. долларов.

Конечно данный показатель меньше 5 млн. долларов, однако полученная цифра не окончательная, так как в расчет не вошла стоимость процента за кредит в 10 млрд. долларов на 15 лет. Какая сумма будет уплачена за пользование кредитом, не известно, но очевидно, что она будет составлять несколько миллиардов долларов. В связи с этим уверен, что фактическая цена единицы мощности АЭС будет больше цены мощности производства электроэнергии по «дорогостоящим» технологиям, требующим «больших капитальных вложений».

Кроме того, при проведении таких расчетов необходимо учитывать и затраты на ликвидацию АЭС после выработки ресурса, которые могут составить до 20% стоимости ее строительства. Не менее важное значение при этом имеет и экологическая составляющая, которую, однако, мы не рассматриваем в связи с чисто экономической тематикой наших исследований.

Но может быть это только теория, не имеющая ничего общего с реальностью?

Это не так. Если продолжить брать в качестве примера плазменную переработку твердых бытовых отходов, то следует сказать, что переработка мусора по данной технологии сегодня осуществляется в США, Канаде, Индии, Китае, Японии, а также некоторых странах Западной Европы. В мире имеется несколько производителей, готовых в течение нескольких месяцев поставить заводы самой различной мощности «под ключ».

К примеру, компания Alter NRG (Канада) такой завод по переработке 1 000 000 тонн мусора в год (3000 тонн в сутки) может поставить за 511 млн. долларов, по переработке 500 000 тонн в год (1500 тонн в сутки) — за 307 млн. долларов. Если подсчитать цену 1 МВт мощности электроэнергии, то получается, соответственно, около 3,4 млн. долларов и 4 млн. долларов, что, как видим, меньше цены 1 МВт мощности АЭС.

Объективности ради отмечу, что цена 1 МВт мощности по заводу с переработкой 250 000 тонн в год (750 тонн в сутки) составит 6 млн. долларов. И этот показатель увеличивается по мере убывания мощности завода. Однако плазменная переработка твердых бытовых отходов — новейшая отрасль, существующая только 10 лет. Она стремительно развивается, и поэтому ее эффективность будет быстро расти.

В совершенствование «зеленой» энергетики в мире вкладываются огромные средства. Только США в ближайшее время готовы инвестировать в разработку технологий альтернативной энергетики 15 млрд. долларов с тем, чтобы увеличить ее долю в энергобалансе страны с нынешних 10% до 25% к 2025 году. О том, что эффективность «зеленой» энергетики не стоит на месте, говорит хотя бы тот факт, что за последние 10 лет удельная стоимость ветроэнергетических установок за 1 МВт мощности снизилась в 5 раз — с 5 млн. до 1 млн. долларов. Все это дает основание полагать, что к моменту запуска АЭС, к 2017-2018 годам, многие технологии альтернативной энергетики по своим технико-экономическим показателям ничем не будут уступать аналогичным показателям атомной энергетики и даже в чем-то их превосходить.

Для принятия решения о строительстве АЭС недостаточно знать сильные и слабые стороны атомной энергетики, важно также учитывать сложившуюся в стране экономическую ситуацию, а также национальные особенности экономики. В настоящее время, когда в стране кризис и практически во всем ощущается недостаток средств, как никогда важно определиться с приоритетами экономического развития. Но тут и начинаются странности.

К примеру, для самой успешной и доходной отрасли — калийной, у нас не находится ни собственных, ни заемных средств, и мы отдаем это беспроигрышное направление экономической деятельности в руки иностранного капитала. И в тоже время мы смело берем кредит, фактически равный внешнему государственному долгу, на проект, по которому больше вопросов, чем ответов.

Все эти нюансы при принятии решения должны были просчитывать различные специалисты. Однако вряд ли такие расчеты проводились надлежащим образом и вряд ли от них что-то зависело. Строительство АЭС было предрешено заранее. Об этом говорит хотя бы тот факт, что создание жилищной инфраструктуры АЭС началось еще в 2009 году.

Такое положение дел вызывает сожаление. Ведь если подойти к проблеме энергообеспечения страны с иных позиций, то строить АЭС необязательно. Для этого в энергетической отрасли необходимо создать благоприятный инвестиционный климат для частного бизнеса. Но на сегодняшний день в сфере энергетики у нас даже не заложены до конца правовые основы ведения такого бизнеса.

Первый шаг к рынку в энергетике мы сделали год назад, приняв закон «О возобновляемых источниках энергии», но электроэнергия, как товар, будет рассматриваться в Беларуси только со следующего года — с момента вступления в силу новых правил электроснабжения. Следует также отметить, что государству, ввязавшемуся в многомиллиардное строительство АЭС со сроком окупаемости в 20 лет, будет не до развития альтернативных источников энергии. В связи с этим напрашивается вопрос: если мы и дальше будем таким же образом проводить рыночные реформы в целом и в энергетике в частности, а также принимать такие управленческие решения, то что станет с нашей экономикой?

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».