Ярослав Романчук. КРИЗИС. Членство России в ВТО — пендель Беларуси

Международное право выступит в качестве механизма принуждения нашей страны к либерализации и рынку…

 

Ярослав Романчук

Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты Беларуси на выборах 2010 года.

Вступление России в ВТО становится мощным катализатором рыночных реформ в Беларуси. 20 лет белорусские власти, как ослепленный верой в марксизм-ленинизм Сусанин, водили страну по порочному кругу авторитарного неосоциализма. Делали вид, что создают независимую, современную экономику. На самом же деле они своими руками тормозили создание мощного национального капитала и разрушали его.

А. Лукашенко, как политический тренер сборной Беларуси по экономическому футболу выбрал такую модель тренировок и спарринга, в которой белорусские производители «играют» только с командами (предприятиями) третьей лиги. При этом победы PR-ятся так, как будто мы все это время играем с Барселоной, МЮ или мадридским Реалом.

Владимир Путин прогрессивнее МВФ

16 декабря 20011 года после 18-летнего мучительного процесса переговоров Россия наконец-то вступила в ВТО. Такое решение приняла министерская конференция ВТО в Женеве. Соответствующий протокол подписан. Осталась ратификация в России (предварительно - в мае 2012), торжественный прием по этому поводу - и поезд внешнеторговой либерализации России окончательно станет на рельсы стандартов мировой экономики. По мнению Алексея Кудрина, присоединение к ВТО даст России 3-4% дополнительного прироста ВВП за 10 лет. Анатолий Чубайс считает, что дополнительный рост инновационного сектора после присоединения к ВТО составит 7,5%. Эти оценки весьма приблизительны, но в условиях обострения конкуренции на мировом рынке, нарастания кризисных явлений за каждую долю процента нужно бороться. А тут - такой стимул!

Противников внешнеторговой либерализации России полным полно как в самой России, так и в международных организациях. Российские «государственники» - протекционисты в лице академиков Российской академии наук и марксистов из МГУ консолидируются не с кем-нибудь, а с директором-распорядителем МВФ Кристин Лагард. Она смотрит на большой экспорт России сырьевых ресурсов, импорт готовых товаров и считает такой порядок вещей вполне приемлемым. Она не видит необходимости членства России в ВТО. Понятно, что старушке Европе не хотелось бы иметь головную боль в лице мощных российских конкурентов на мировом рынке машиностроения, мебели, одежды, лекарств, электроники и многого другого. Такое отношение шефа МВФ еще раз говорит о научной и стратегической неадекватности этой организации и интеллектуальной стагнации ее руководителей. Как ни парадоксально, в этом аспекте В. Путин оказался куда более прогрессивным деятелем, чем глобальная протекционистская тусовка. Россия, рассчитывющая только на свои сырьевые ресурсы, обречена на отсталость. Россия, которая раскроет себя для свободной торговли и честной конкуренции в глобальном масштабе, с гораздо большей вероятностью может стать цивилизованной страной, геополитическим центром не из-за нефти и газа, а по причине мощного частного бизнеса и высоких стандартов корпоративного и государственного управления.

Беларусь — в раскорячку, Россия – на марше

Своим вступлением в ВТО Россия дает Беларуси мощного «волшебного» пенделя. Это на первый взгляд он выглядит как сладкий пудинг. Нефтегазовая глазурь не должна отвлекать внимания от сути случившегося. Речь не идет о реализации формального имперского проекта. Нет плана захвата территории. Все по-цивилизованному, в канонах международного права. Речь - о строгом выполнении требований, норм и стандартов Всемирной торговой организации, о принуждении к рынку, беспрецедентном для Беларуси уровне открытости торговли и интенсивности конкуренции.

А. Лукашенко сам подписался под проектом «Единое экономическое пространство», которое, как предупреждал Кремль, будет работать по правилам ВТО. Белорусский президент все эти годы игнорировал международные нормы и стандарты в области внешней торговли и конкуренции. Неужели нужно было доводить страну до края долговой ямы, до обнищания национального бизнеса, до восстановления элементов карточной системы распределения товаров первой необходимости, чтобы, в конце концов, признаться: «ВТО – это круто!»? Нет сомнений, что ВТО – это лучше, чем самоизоляция, чем агрессивный торговый протекционизм. Почему до наших больших начальниковм так долго и мучительно доходит смысл базовых экономических аксиом?

Беларусь встречает членство России в ВТО полностью разобранной. Национальный капитал не накоплен. За редким исключением, белорусам ничем гордиться на внешних рынках. Бизнес продолжает тратить львиную долю своей энергии на уплату налогов и преодоление бюрократических препятствий. По сути дела, белорусские предприниматели вынуждены отстаивать перед бюрократами свое право на занятие бизнесом, в то время как в цивилизованном мире все ровным счетом наоборот: именно государство сдувает пылинки с тех, кто решается открыть свое дело, а тем более развить его до уровня транснациональной корпорации (ТНК).

Такого явления, как белорусская ТНК, нет в природе. Относительно большой белорусский бизнес (за редким исключением десятка крупных госкомпаний) – пигмеи на европейском, а тем более на мировом рынке. Даже на рынке России они легко потеряются. Белорусские инвестиции за рубежом так же трудно найти, как белорусские драники. Все у нас локальное и местечковое, все тутэйшае. За 20 лет мы даже возможностями емкого российского рынка не воспользовались в полной мере. Так, пощипали то тут, то там, а по-серьезному поработали разве только на молочном рынке. Доля наших товаров в импорте на рынке РФ составляет почти 50%. Но присутствие там белорусских товаров можно было бы удвоить. Нельзя не упомянуть 19,5-процентную долю белорусских грузовиков, но опять же - не всего российского рынка, а только импорта.

Даже не в высокотехнологических нишах на российском рынке мы проигрываем странам, которые не имеют такого легкого входа на рынок, как белорусские компании. Поляки и молдоване «бьют» нас на голову по яблокам. Латыши переигрывают по цементу. При российском рынке одежды и обуви почти под $45млрд. наших товаров на полках практически не видно. Мы с треском проиграли рынок мебели, лекарств, бытовой химии, стройматериалов, не говоря уже о бытовой технике и электронике. Где производимые в Беларуси Форды, Фольксвагены или Тойоты? Россияне предпочитают мясо из Аргентины и Бразилии, а не из Беларуси, потому что оно дешевле и качественнее. А белорусские власти все никак не успокоятся с успешной реструктуризацией своей колхозно-совхозной системы. Без частной собственности на землю до 2020 года нас с российского рынка продовольствия тоже вытеснят, и в первую очередь - сами россияне. Десятки миллиардов потребительского спроса проходят мимо белорусских производителей. Куда им до современного уровня конкурентоспособности, если им нужно задания по импортозамещению выполнять!

Белорусские производители проигрывают конкурентную борьбу на российском рынке отчасти потому, что мы создали слишком льготные условия для своих производителей. Они расслабились. Работают ни шатко, ни валко. Еще и потому, что нет мощной личной мотивации, выходящей за рамки «купить дом лучше, чем у соседа, крутую тачку, иметь деньги на хорошие курорты и гаджеты». У нас есть профессиональные менеджеры и руководители, но система создана так, что за успех наказывают. Самое главное препятствие на пути нашего бизнеса – политика тотальной уравниловки вкупе с идеологией перераспределения лучших активов/потоков в пользу номенклатуры.

Россия – это не только Кремль и Газпром

Сегодня Россия при всех ее дефицитах и проблемах, Газпроме и Роснефти, - совсем другая. За 20 лет здесь выросли мощные частные корпорации. Да, бюрократия все еще тормозит развитие, но предпринимательский дух и драйв такие сильные, что пробиваются даже через это вредное и опасное сито. Членство в ВТО еще больше расчистит поляну для бизнеса. Конкуренции станет больше, поэтому у чиновников будет меньше возможностей «душить» предпринимательскую инициативу. Параллельно тому, как В. Путин восстанавливал Вертикаль управления страной, российский бизнес накачивал мускулы. На многих товарных рынках мира (преимущественно сырьевых) он уже разговаривает на равных с ведущими корпорациями. Даже корявая с/х реформа привела к тому, что Россия экспортирует более 20 млн. тонн зерна, и даже сахар начала продавать за рубеж. Еще максимум лет пять – и российским производителям продовольствия станет тесно на своем внутреннем рынке. Еще пять лет (при политической устойчивости и макроэкономической стабильности) - и товары Made in Russia начнут конкурировать с европейскими и американскими не только на рынках стран СНГ. Они накопили богатый опыт корпоративного управления. В деньгах тоже недостатка нет. Смею предположить, что если В. Путин будет неадекватен этой новой бизнес-России, если он попытается направить ее на белорусский путь нео-совка, долго ему править не придется.

Наши власти, как и государственный белорусский бизнес, проморгали тот момент, когда Россия решила отказаться от Госплана/Госснаба. Все их внимание было сосредоточено на Кремле. А оОбращать внимание нужно было не на слова и политические игры в Москве, а на сотни тысяч российских компаний, которые по крупицам создавали и создали-таки конкурентные производства. Они воспользовались тем, что правительство РФ защищало их от конкурентов почти 20 лет. С 2012 года все они имеют полное право на свободное вхождение на белорусский рынок. Да, Кремль может пойти на незначительные уступки, введение переходных периодов по отдельным чувствительным позициям, но стратегический курс развития не оставляет сомнений – свободная торговля, открытая конкуренция, частный бизнес. Речь идет не столько о газовых, нефтяных или калийных сделках. Все это, конечно, будет предметом политико-олигархических переговоров. Но на уровне среднего бизнеса в Беларуси – пустырь, поросший колючками плановых показателей роста. В России же средний бизнес гораздо богаче и динамичнее. Он лучше подкован и подготовлен к работе в рыночных условиях. Его не взращивал с соской Кремль, он сам пробился через асфальт российской бюрократии и коррупции. И вот он идет в Беларусь, не с мечом, конечно, но с жесткими рыночными правилами игры. ЕС и США погружены в решение своих проблем. Они ждут демократизации. А Россия ждать не станет. Она активно наступает, принуждая Беларусь к рынку и международному праву в сфере экономических отношений.

Белорусский «красный директорат» пока еще не осознал, что это для него значит. Как только он поймет, что Беларусь уже никогда не будет тихой совковой гаванью, он наверняка начнет предъявлять претензии А. Лукашенко. Мол, батька, защити, сохрани, дай бюджетную поддержку. Но подписанием договоров по ЕЭП глава Беларуси связал себе руки. Да, можно, конечно, плюнуть на международные договоренности, можно игнорировать свои обязательства и черпать из Таможенного союза только нефтегазовую пользу. Однако такое поведение предсказуемо закончится выставлением неподъемно высокого счета для белорусской экономики. И на этот раз за Беларусь перед Россией не заступится ни ЕС, ни США, ни Китай. Ведь все они играют по одним правилам, которые с большего описаны в ВТО. А играть одновременно против всех малая, сильно зависимая от внешней торговли Беларусь долго не сможет. Так что в свете вступления России в ВТО, а Беларуси – в ЕЭП А. Лукашенко должен будет радикально поменять отношение к нереформированному госсектору. Его может спасти только одно – системные рыночные реформы и ориентация на полноценный капитализм. Чтобы лучше, чем в России, чтобы налоговое и регуляторное бремя было легче, чем в России, чтобы система защиты прав собственности была надежнее, чем в России. По сути дела, нам максимум за пять лет нужно превратить совковую Беларусь в подобие современной Южной Кореи или Сингапура.

Если бы именно так стояла стратегическая задача 17 лет назад, сегодня именно белорусские компании, а не китайские, турецкие, бразильские, корейские или европейские, зарабатывали бы миллиарды долларов на товарной и инвестиционной экспансии в России. Даже до ее вступления в ВТО.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».