Алексей Пикулик. СТРАТЕГИИ. 19 декабря 2010: Площадь Зависимости

Власти действительно пора отпускать политзаключенных, восстанавливать политический диалог, мириться с Европой и начинать реформы — хотя бы уже потому, что этого...

Алексей Пикулик. Академический директор Белорусского института стратегических исследований (BISS, Вильнюс) с октября 2011 г. Окончил факультет информации и коммуникации БГУ, магистратуру Центрально-Европейского университета (Будапешт). Защитил докторскую диссертацию в Институте европейского университета (Флоренция). С 2006 года преподает в Европейским гуманитарном университете в Вильнюсе, с 2010 года — в Европейском университете в Санкт-Петербурге. В BISS пришел в 2009 году на должность аналитика. Исследовательские интересы: политэкономия реформ, политэкономия нефти, экономическое регулирование.


За день до годовщины событий 19 декабря умер Вацлав Гавел, в чей лозунг «правда и любовь победят ложь и насилие» так хотелось бы верить в поствыборной Беларуси...


19 декабря 2010 года следует воспринимать как точку бифуркации, в которой произошел не только слом очевидных трендов: вместо фасадной либерализации авторитарного режима — излишняя репрессивность, вместо политики многовекторности — закрепление позиций в гравитационном поле России. Менее очевидными, но не менее важными явились и другие последствия.

Белорусское руководство, преследуя цель максимизации сиюминутных потоков внешних рент, поставило страну на опасные рельсы авторитарной модернизации, выбрав в партнеры не развитый Запад, а, напротив, другие догоняющие страны. Минимизируя риски потери гегемонии, власть выжгла независимое политическое поле, параллельно уничтожив необходимые ей же самой каналы коммуникации с белорусским обществом. А белорусское общество, собравшее часть документов для бракоразводного процесса, так и не решилось нанять адвоката и из трех возможных стратегий: протест, лояльность и выход — выбрало последнее. Так, в течение 2011 года сотни тысяч белорусов покинули страну, и только сотни выходили на акции протеста против бездарной макроэкономической политики правительства.

Победитель опять получил всё и совершенствует линию обороны ситуации статус-кво. Наличие в стране политзаключенных парализовало и так традиционно неэффективную политическую оппозицию, которая вынуждена бороться не за власть, а за освобождение коллег. Бороться путем взывания к внешним силам — давить на Евросоюз, дабы тот, в свою очередь, давил на президента Лукашенко.

На закрепление статус-кво работает и принципиальная позиция Европы: требовать реабилитации политзаключенных, не имея достаточных рычагов воздействия на официальный Минск, и финансово и организационно поддерживать представителей независимого политического и гражданского общества, многие из которых упорствуют в совершении политических ритуалов, лишенных всякого смысла. На статус-кво работает и Россия, пытаясь в очередной раз приручить строптивого белорусского президента и щедро заплатить за участие Беларуси в новом интеграционном проекте.

Что может изменить статус-кво и освободить Беларусь из ловушки «арестованного развития»?

Нет, не цветная революция (по образу и подобию сербской, грузинской или украинской), в вероятность которой так долго верила белорусская оппозиция, не понимая главного. Магия чисел (количество вышедших на площадь) не работает в отсутствие ряда ключевых предпосылок: (а) раскола среди правящей элиты, в результате которого возможен альянс фракций власти с оппозицией, и (б) наличия сильной оппозиции, уже представленной в парламенте, для которой доступен ряд полей (парламент, конституционный суд, СМИ, институт выборов) с возможностью победы над авторитарным лидером.

И нет, не внешнее воздействие, в результате которого по-голливудски хорошие западные супергерои купят или выбьют из диктатора концессию на демократию для белорусов.

Выход из ловушки возможен при двух вариантах развития событий. Первый — это внешний шок, в результате которого произойдет перераспределение ресурсов между сторонниками и противниками статус-кво, что вынудит игроков выбирать новые стратегии. В белорусском случае, кроме действительно глубокого и долгосрочного падения экономики, гипотетически, это может быть вариант скоропостижной (sic!) демократизации в России.

Второй вариант касается работы над ошибками, которую вынуждено проделать белорусское общество. Большинство белорусов уже осознало, что кратковременные потери от изменения социально-экономической и политической модели в Беларуси будут незначительны в сравнении со стоимостью сохранения статус-кво. Большинство уже начинает догадываться, что сторонников изменений — на самом деле большинство. Но еще не пришло понимание того, что необходима долгая и кропотливая работа по созданию каналов воздействия на власть, работа, которую никто не собирается делать за белорусское общество. Наверняка и Лукашенко уже понимает, что конфликт с собственным народом, равно как и антагонизм с Евросоюзом, делают его крайне уязвимым и зависимым от России и в действительности не только повышают риск потери власти, но и её персональную стоимость. Кроме того, отсутствие коммуникации и атмосфера тотального недоверия (кстати, между всеми игроками без исключения) приводят лишь к дальнейшей радикализации выбранных стратегий. И этот урок 19 декабря 2010 года должен быть усвоен всеми задействованными в политической ситуации сторонами.

У белорусской власти и у белорусской оппозиции, на самом деле, очень много общих черт.

Первая традиционно считает, что изменений можно избежать, сидя в окопе и превентивно работая на устранение мнимых опасностей. Вторая так же традиционно надеется, что изменений можно добиться, сохраняя ригидность, и ожидает разных результатов, продолжая делать одно и то же.

Власть и оппозиция одинаково зависят от внешних игроков. Власть маневрирует и создает потоки ренты из России. Оппозиция маневрирует точно так же и создает симметричные потоки ренты, но уже в виде грантов из западных стран. При этом ни власть, ни оппозиция никак не подотчетны белорусскому обществу. В итоге внешняя зависимость только возрастает (будь то российские субсидии или западные гранты), а внешние спонсоры сознательно или неосознанно продолжают финансировать белорусскую институциональную ловушку. Изменения вряд ли наступят, пока власть и оппозиция не уйдут с этой Площади Зависимости.

Если оппозиция действительно хочет получить власть, ей нужно идти вслед за электоральным большинством, создавая политический центр, и перестать косвенно работать на сохранение статус-кво. Необходима работа, направленная на завоевание доверия общества и получение внутренних ресурсов, а не очередные раунды игры по завоеванию внешних доноров.

Прошел уже год, а мяч по-прежнему на стороне Лукашенко. И власти действительно пора отпускать политзаключенных, восстанавливать политический диалог внутри страны, мириться с Европой и начинать экономические реформы — хотя бы уже потому, что этого хочет большинство белорусов, а игнорирование этого желания сейчас обернется действительными социальными катаклизмами в скором будущем.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».