Ирина Видова. ШОУ-БИЗ. Какой должна быть Национальная музыкальная премия

Давайте обратим очевидный недостаток шоу-бизнеса во благо искусства!

Ирина Видова
Ирина Видова. Белорусская певица. В 1998-2000 годах — вокалистка Могилевской областной филармонии. На профессиональной сцене около 17 лет. В ее активе десять альбомов и сборников песен. Обладатель Первой музыкальной радиопремии «Золотое ухо» (2006), приза зрительских симпатий Национальной музыкальной премии (2011).

Первая Национальная музыкальная премия в области эстрадного искусства, «о которой так долго говорили» — нет, не большевики, а музыканты, — состоялась. Судя по количеству статей, комментариев и мнений, она многих не оставила равнодушными. Чего только ни говорили: и о переродившейся, но оставшейся, по сути, той же премии СТВ, и о привычном наборе имен, и о жанровом несоответствии группы «Троица», насколько известной должна быть Ирина Видова — обладатель самого народного приза — приза зрительских симпатий, кто должен входить в жюри…

В понятие «эстрада» входят танец, пение, цирк на сцене, иллюзионизм, разговорный жанр… На церемонии награждения были представлены, пожалуй, почти все эти жанры. Наград же были удостоены представители в основном эстрадно-песенного жанра. Здесь сразу же хочу отметить несостоятельность разговоров о том, может ли блистательная Татьяна Бондарчук, легенда цирка, входить в состав жюри. Безусловно. Эстрада непосредственно связана с шоу-бизнесом, соответственно — и с телевидением. А это значит, что и мнение «на своем ли месте в жюри оказалась телеведущая Екатерина Забенько» — лишь эмоции. Присутствие в жюри авторитетных композиторов Леонида Захлевного, Олега Молчана, Василия Раинчика не вызвало вопросов, видимо, потому, что в названии премии присутствовало слово «музыкальная». (Кстати, фортепианная джазовая дуэль Молчана-Раинчика на банкете вызвала у присутствовавших новых «звезд» неподдельный восторг. Продюсеры СТВ, вот такой драйв нужно выносить на сцену!)

Но вот с более тонким пониманием у некоторых журналистов и просто блогерных зевак — беда. Попробуем вместе разобраться в ключевых понятиях, дабы избежать в дальнейшем необъективных суждений.

На постсоветском культурном пространстве многое отличается от мировых тенденций. Существует и терминологическая путаница. То, что у нас называют роком, на самом деле не рок, а уличная альтернатива. Французский шансон серьезно отличается от русского шансона, корни которого — в субкультуре заключенных. Да и субкультурой это можно назвать лишь формально, ведь чуть ли не полстраны сидело в сталинских тюрьмах. Понятие «гламур» тоже перевернули с ног на голову.

Если смотреть еще глубже, с давних времен существовало разделение на светскую и балаганную музыку. Светская звучала во дворцах, концертных залах, балаганная — на рынках и площадях. Несмотря на то, что сейчас поп-музыка как вид массовой культуры стирает некоторые границы, это разделение по-прежнему незримо присутствует и связано, в основном, с социальными процессами. Так, до 70-х рок-музыка была определяющей в массовом сознании, после диско и танцевальная музыка вытесняет рок-н-ролл и становится основным направлением в поп-музыке до сегодняшних дней. Понятно, что государство будет поддерживать именно поп-культуру, как в свое время в СССР поддерживали эстраду. Масс-культуру, которой отдают предпочтение большинство, а не узкие сегменты или субкультуры фанатов. Также понятно, что профессионалы будут выбирать эту стезю, хоть там и гораздо большая конкуренция.

Поэтому альтернативно мыслящим деятелям лучше подумать о своей премии, которая, кстати, давно существует. Ведь именно оттуда идет некоторая волна негатива и по отношению к первой Национальной музыкальной премии. С чем-то похожим я столкнулась, когда мой успешный по всем показателям альбом «IV» получил странные рецензии от группы неких «критиков». Поп-музыка упрекалась в том, что она — поп-музыка. Достоинства поп-музыки выдавались за недостатки. Хорошо, что «классовая борьба» идет теперь на безобидном уровне отстаивания отдельными группами людей своих вкусовых предпочтений. Да и то, видимо, потому, что история у нас сложная. Во всем мире люди давно разделили рынок на сегменты, слушают, кому что нравится, и получают удовольствие от жизни.

Необходимость создания Национальной музыкальной премии назрела давно. Более 500 заявок было подано в оргкомитет — и это говорит о том, что эстрадные музыканты давно ждали и давно заслуживают появления своей премии. Лауреатство этно-группы свидетельствует лишь о хорошей тенденции — попытке перестать противопоставлять поп, этно, рок друг другу. Другой вопрос, смогут ли этно-музыканты из года в год показывать динамику, ведь традиционная народная культура куда более статична, чем поп-музыка и шоу-бизнес. И еще один штамп сломали некоторые лауреаты: рок — оппозиция, поп — «забелорусский». «Счастливчики», вошедшие в список рекомендованных артистов, также, возможно, поняли простую аксиому шоу-бизнеса. Если каждый день по телевизору показывать обезьянку, это будет очень узнаваемая обезьянка, но не факт, что любимая людьми. А может быть, даже и наоборот. Зависит от степени обаяния самой обезьянки.

Куда повернется вектор Национальной музыкальной премии? Если в сторону музыки, то могут добавиться номинации, например, для академических музыкантов, звукорежиссеров и пр. Если в сторону шоу-бизнеса, то телевизионщики придумают массу других интересных номинаций: смежных профессий, сопутствующих артистической деятельности.

Но начало положено. Премия состоялась уже потому, что в день концерта мои друзья и поклонники не смогли приобрести билеты в кассе Дворца Республики. С аншлагом не поспоришь.

И давайте, наконец, перестанем задавать этот пресловутый белорусский народный вопрос «Хто такі?». Сегодня, с развитием интернета, это так же «неприлично», как и «смотреть телевизор».

Премию проводили в первый раз. Для первого раза — почти идеально.

Что нужно сделать, на мой взгляд, чтобы стало меньше разговоров о субъективности организаторов?

1. В жюри на всех этапах отбора должны присутствовать одни и те же люди. Голоса жюри, отданные за того или иного номинанта, также нужно в дальнейшем обнародовать.

2. Обсуждения не должны быть закрытыми, а идти в Интернет-трансляции.

3. Интерактивным должно быть не только интернет-, но и телевизионное голосование.

4. К участию в Национальной музыкальной премии хорошо бы привлечь представителей других телеканалов и СМИ, ведь, несмотря на здоровую конкуренцию, делают они одно общее дело.

И тогда, может, в стране, в которой нет культа денег, наконец-то появится премия, объективность которой не будет вызывать никаких сомнений. Давайте обратим очевидный недостаток шоу-бизнеса во благо искусства! Первые шаги в этом направлении уже сделаны.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».