Владимир Подгол. НАРОДНЫЙ ТЕЛЕВИЗОР. Старогодние обращения президента-2011

Александр Лукашенко — бездонный источник для коллекционеров ярких высказываний...

 

Владимир Подгол. Кандидат философских наук. Последняя запись в трудовой книжке: с февраля 1997 года – руководитель информационно-аналитического центра Президиума Верховного Совета 13 созыва. Автор «Падручніка па апазыцыйнай барацьбе», книг «Основы политической психологии», «Куля для президента», «Властелин кули», «Чертовы жернова», а также концепции американского «Акта о демократии в Беларуси». Создатель Музея жерновов.

Александр Лукашенко — бездонный источник для коллекционеров ярких высказываний. Но цитировать первого и пока единственного президента Беларуси — работа не из легких, ведь ворочать приходится тонны словесной руды. Самое интересное из того, что говорил Лукашенко в прошлом году — вашему вниманию...

О Беларуси и народе

«Мы немало сделаем для того, чтобы Беларусь являла пример всем в мире: как надо жить, как надо играть в хоккей, в футбол. И как надо побеждать». (4.01.11)

«Я смотрю вчера сюжет — арестовали там наших белорусских ребят, которые украли там под 200 тысяч долларов в этих магазинах. Конечно же, это безобразие, но иногда смотришь и гордишься тем, что эти люди умеют делать…» (21.04.2011)

«Когда произошла трагедия в метро, я испытал гордость за народ, который, не думая, бросался в пекло, где мог быть второй, третий взрыв. Но как мне было стыдно за белорусский народ, когда я приехал в Казахстан и меня все спрашивали, что происходит в Беларуси, почему пустые полки в магазинах. Мне стыдно было впервые за свою долголетнюю президентскую историю за часть людей, которые создали этот ажиотаж. Ведь нас воспринимают вообще как дикарей!» (27.05.2011)

«Я несколько зол на людей, которые создали эту панику и ажиотаж, хватали соль и спички, тем не менее народ не выбирают». (17.06.2011)

Об экономическом кризисе

«Поставьте всех на военные рельсы: не хватает БелАЗов — 28 часов в сутки работайте, не хватает обуви — 30 часов в сутки работайте, не хватает одежды — 50 часов работайте, привлекайте людей!» (27.05.2011)

«Как вы прекрасно понимаете, это только в Беларуси наши умные белорусы, «свядомыя» или с их подачи, хватают эти бумажки долларовые. Вы прекрасно понимаете, что сегодня идет колоссальнейшая накачка долларами мировой экономики, что может привести к еще одному обвалу этой экономики… Мы это все знаем. Ну, хотят люди покупать доллары — пусть покупают, это их дело. То же самое и на рынке евро происходит. Вот эти вбросы по 100, по 200 миллиардов Греции, Португалии, Испании и прочее — это откуда? Германия что, из своего кармана дает? Идет, опять же, накачка этих евробумажек. Если нашим людям это нравится, то пусть покупают. Но государство должно ухо держать востро». (11.06.2011)

«Люди сами виноваты… В Москве там топнули ногой, что сахар вывезут в Россию, побежали люди сахар скупать… Спрашиваю: сколько у нас сахара на складе? — триста тысяч тон! Кормите! Бегали-бегали две недели, сахар не исчезает. Дошли до того, что уксус начали скупать. Спрашиваю: уксуса хватает? — Хватает! Побольше везите, пусть берут. Превратили квартиры в склады! Гаражи в склады! Нахватались? Нахватались! Теперь пейте уксус, закусывайте сахаром! Я говорил своим людям: Кто виноват в этой панике? Вы! Я вас предупреждал? Предупреждал! Я вам это говорил не делать? Говорил! Так чего меня за это не любить?!» (7.10.2011)

«Все, разбой закончился. В ноябре вы, наверно, заметили, начинаю всех трясти, как положено. А в декабре месяце, с чем мы к новому году придем? Сами будем, извините меня, сидеть за столом, нам всем хорошо, шампанское выпили, черт знает какое, закусить, а народ что будет? Поэтому декабрь месяц, мы должны все это зачистить, поднять народ, чтобы он с настроением встретил Новый год. В этом вся жизнь людская. Надо все-таки на людей смотреть» (15.11.2011)

«Господь Бог ударил нас по голове и сказал: «Не шалите!» (23.12.2011)

О ценах

«Всякий рост цен с сегодняшнего дня жесточайшим образом должен пресекаться. Вот и вся рыночная мера. Повторите это тысячу раз из моих уст в средствах массовой информации. Всякий рост цен должен жесточайшим образом пресекаться». (27.05.2011)

«Люди должны шевелиться, работать, но и нельзя убивать людей каждый день этими ценами». (15.11.2011)

«За счет народа мы не можем жить, напрягая их до предела. А то получается так, что доярка выдавила молока, продала, а в магазин пришла, чтобы купить, так у нее даже на литр молока не хватит, чтобы семью накормить. Мы ей копейки дали. Где эти цены, в чем? Одни — везут, вторые — перерабатывают, третьи — везут в торговлю через оптовиков, пятые — поставляют свои структуры — и в магазин пришли в пять раз дороже! Куда это годно?! В нашей управляемой стране мы не можем порядок навести!» (22.11.2011)

О правительстве

«Я всех вас предупредил, что я впереди вас бежать больше не буду. Я вам это сказал после выборов. Чего вы ждете? Опять батька придет, батька скажет. Не надо. Я военный человек. Я должен видеть впереди себя эти ряды и принимать меры, если они редеют». (27.05.2011)

«На велосипедах пусть ездят, тогда, может быть, будут думать, как думают люди. И не дай Бог только кто-то поедет на автомобиле подчиненного директора фабрики, завода и так далее — сразу же пойдет на улицу!.. Люди только-только очухались от удара — на тебе, как обухом по голове, второй раз. Только люди пришли в себя — на тебе третий раз, и это, мне докладывают, не последний. Тогда, ребята, я скажу вам, не в стране, а где-то за пределами надо будет искать работу. Я допустить этого издевательства над людьми не могу. Я вас предупредил 10 дней назад, премьер-министра лично… Честное слово, как дети малые. От вас спички в доме надо прятать, ибо дом сожжете. Чуть отвернешься — точно дом сожжете». (8.06.2011)

«Вы значительно уступаете прежнему правительству… Если вы рыночник, то давайте всех вас переведем на жизненные устои, те рельсы, по которым движется сегодня небогатая часть населения, а у нас это большинство населения. Попробуйте вы пожить в этих условиях. Вот тогда вы, видимо, поймете, что такое чистый рынок, и как мы в этой ситуации должны действовать. Еще раз подчеркиваю, я пока это не утверждаю, но у меня в голове все больше и больше появляется шальная мысль… Михаил Владимирович, выросший на кружке молока, как я и все здесь сидящие. Все должны быть закручены и завинчены, чтоб мозги трещали. Не надейтесь на деньги сверху, в том числе и в промышленности. Все должно вертеться и крутиться. Встряхнитесь! Чтобы мне не пришлось вас встряхивать! Надо начинать работать, не в кабинетах работать, а непосредственно на земле, на предприятиях с рабочими и крестьянами, и тогда вы поймете, что такое рынок, как живет сегодня крестьянин, рабочий, да и уже большая часть интеллигенции, я уже не говорю о врачах, учителях. Скоро мы действительно будем ходить в магазины как в музеи. Мы-то не будем, а большая часть населения будет туда приходить, чтобы посмотреть на рыночную экономику Мясниковича-Румаса. Я прошу придерживаться той политики, которая выработана на Всенародном собрании и президентом». (10.11.2011)

«Смотрите на свой народ на свою страну и из этого стройте всю политику. Надо достичь ВВП 105% — переводите страну на военное положение. В пятый раз говорю, но вы это не делаете… Премьер знает мои требования, считайте! Кто не согласен и не может, пожалуйста, мы найдем другую работу. Но после того как я поставлю свою подпись под этим документом, все бегают по стране и говорят: это — реально! это — благо! Флаг в руки! Вперед! Мобилизация! А не болтовня в средствах массовой информации. Не дай Бог мне только доложат обратное! Все должны работать напряженно!» (22.11.2011)

О событиях на Площади-2010

«Если бы ситуация повернулась таким образом, что возникла бы реальная угроза переворота в нашей стране, угроза для десятимиллионного народа, я бы не остановился перед тем, чтобы использовать Вооруженные силы». (21.02.2011)

«Всякая революция начинается с прекрасных слов и всегда заканчивается грандиозным обманом» (9.12.2011)

«19-го я отдавал напрямую команды, как действовать. Это были мои команды, это не силовики». (16.12.2011)

О политзаключенных

«Недавно один из экс-кандидатов, который был под следствием, а мы его выпустили под подписку о невыезде, куда-то сбежал. Сбежал или не сбежал? Я молю Бога, чтобы они все сбежали. Вот завтра. Они под подпиской о невыезде. Пусть бегут все. Но они там не нужны никому, они нужны здесь». (18.03.2011)

«Слишком это большая честь дня них — осквернять тюрьмы, там достойные люди сидят». (17.06.2011)

«А если в ЕС их хотят к себе забрать — завтра билет выпишем и отправим, не вопрос. Пусть забирают, если они такие радетели по политзаключенным. Завтра в один вагон посадим — я приму решение — всех, и даже тех, кто сегодня остался на свободе и мычат на площадях, они специально провоцируют. Всех, за кого они радеют, завтра в вагон — и туда. Посажу на самолет и переброшу туда. Пусть забирают». (7.07.2011)

«Они хотят быть в тюрьме: Мы будем героями! ... Хотят сидеть, пусть сидят!» (7.10.2011)

Об оппозиции

«У людей в памяти четко забито: раз это оппозиция, значит это — война!» (19.02.2011)

«Хочет оппозиция [конструктивная] появиться — пусть появляется. Такая оппозиция [как сейчас] — будут получать по башке на всю катушку, если они будут дестабилизировать обстановку в стране. Мы с ними так себя вести не будем, как до этого». (19.02.2011)

«Эта вся шелудивая масса небольшая, которая топчется на площадях, не то мычит, не то топает, не то кричит. Они хотят воспользоваться моментом. Они прекрасно понимают, что каждый день мы из этого положения, паники, которую создали сами в начале года, будем выходить, и мы выходим… Вся эта пятая колонна понимает: еще три месяца — и люди забудут, что у нас где-то какие-то цены поднялись, другие проблемы возникли, и тогда уже оснований топать и мычать не будет…Это враги народа, эта пятая колонна, поэтому им все плохо». (7.07.2011)

Об жуликах и прочих козлах

«Они нас убаюкивали, Запад нас убаюкивал, приезжали тут великие деятели правильной и неправильной ориентации и меня уже начали упрекать в том, что я, видите ли, осудил «голубятню» эту и так далее. Ну не нравятся мне «голубые», я и сказал [Вестервелле], что не нравятся. Видите ли, отдельные министры иностранных дел обиделись на меня. Читаю в этой мусорке [интернете]. Чего на меня обижаться? Мы в демократическом обществе живем, тем более я президент и вправе высказать свою точку зрения и свою позицию. Я ему честно и сказал это в глаза. И за это, видите ли, они обижаются. Нормальный образ жизни надо вести. А ненормальный мы не приемлем, и нам не надо его навязывать. В Германии это возможно, в Польше — пожалуйста, пусть они этим и занимаются там, а нам сюда это не надо. Хотя этого добра хватает, к сожалению. Поэтому все здесь стеклось в одну кучу и посыпалось: Лукашенко такой — Лукашенко сякой. Ну, какой есть!». (19.02.2011)

«Что касается таких козлов как Бароззу… Ну, был какой-то Бароззу в Португалии, потом выгнали его и устроили в Еврокомиссию. Я меньше смотрю, что там где-то ляпнул европейский чиновник — их там тысячи». (26.04.2011)

«Вы задайте этот вопрос Януковичу — почему белорусский президент не присутствует на их мероприятиях [25-летие аварии на ЧАЭС]… К сожалению, вшивости хватает у нынешнего руководства Украины. Напрашиваться я ни к кому не собираюсь. И быть каким-то подпевалой я тоже не собираюсь ни у одного президента [Януковича], ни у другого [Медведева]». (26.04.2011)

«Я для них [западных политиков] чужой идеологически. Я никогда не буду для них своим. Никогда! Им плевать на то, что Лукашенко не коррумпирован. Они все там жулики. Все там коррумпированы. На деньгах сидят. Чем богаче страна, тем больше». (7.10.2011)

О России

«Для России было бы потерять кусок России менее болезненно, чем потерять Беларусь» (7.10.2011)

«Вот в Израиле евреи больше показывают нас, чем в России. Да по нескольку раз этот «Славянский базар» показывают. На конкурс одна израильтянка или еврей приедут, и они показывают год до следующего «Базара». Или два года или три показывают. А в России — не-е-т. Не знаю только, почему… А в этом году достукались до того, что президент России даже приветствие не прислал. Лукашенко открыл «Базар», зачитал приветствие, от Януковича, как обычно, посол вышел, зачитал, а из России даже не прислал приветствие». (7.10.2011)

Об армии

«Незабывайте, что все мы должны быть людьми военными. Я уже не раз высказывался — это мое личное мнение: если мужик не нюхал пороха, неважно как, в армии он там служил год, полтора, два, три, или он призывался на месяц-два. Ну, что это за мужик, если он видит пистолет и не знает, как с ним обходиться. Что это за мужик, если он видит автомат и не знает, как его разобрать-собрать? Или хотя бы снять с предохранителя, зарядить, снять и начать стрелять. Ну, что это за мужик?! … Не служил парень в армии. Он подходит к девушке и с ней начинает разговаривать. Я как-то даже брезгливо отношусь с позиций вот этой девушки. Но о чем он может говорить, он же не мужик, он же ее защитить не сможет. Поэтому тренировать мужиков будем… Ребята, которые побыли в армии хотя бы месяц — это совсем другие люди. Вот там они становятся настоящими людьми, не только мужиками — людьми. Они осознают свою роль, значимость. (4.11.2011)

«Сегодня ни журналисты, ни вы, может быть, до конца кто-то еще не понимает, что мы сегодня создаем новую, доселе неизвестную структуру — новую армию, если хотите, в Беларуси… И командовать будете вы, и кивать тут не на кого будет. У вас у каждого, между прочим, будет своя армия на территории. И при этом вы должны четко взаимодействовать с основной армией. Поэтому наряду с решением экономических проблем, социально-экономических на вас ложится ответственность по обеспечению и организации военной части, нашей военной составляющей. Поэтому впредь — это касается глав администраций, Администрации президента, правительства на должности губернаторов, подчиненных вам лиц, которые будут привлекаться к военной обороне государства, будут подбираться люди в том числе военные, которые хорошо знают не только экономику и социальную жизнь и наших людей, но и хорошо владеют военными аспектами деятельности в нашем государстве. Мы первопроходцы. Мы новую армию создаем… Вам надо создать свое дитя — территориальные войска, которые входят в низовую часть обороны нашей страны». (4.11.2011)

«Тот, кто не кормит собственного солдата, будет кормить чужих, вот и все затраты. Это — во-первых. Во-вторых, когда я слышу разговоры о том, что вот это дорого, это надо-не надо в связи с тем, что дорого, во-первых, я всегда так думаю, но сейчас скажу откровенно, я — президент, вы меня избрали, я буду принимать решение: надо это или не надо, целесообразно или нет, дорого или нет. Я умею считать деньги… Я разберусь сам: надо это или не надо. И поверьте, тот, кто сегодня рассуждает о деньгах, о нашей безопасности и обороне, вряд ли это наши сторонники». (4.11.2011)

«В НАТО служат неглупые люди. Они прекрасно знают, на что способны наши вооруженные силы. Некоторые доклады мне доводились по разным линиям наших спецслужб, как они оценивают нас: очень высоко! И раз они нас высокого оценивают — наш потенциальный соперник, не враг, а соперник — этот уровень надо поддерживать. Поэтому мы никого не пугаем, а если кто-то заслуживает, чтобы его напугать, пусть он нас боится! Не моя логика — логика народа. Поэтому будем готовить вооруженные силы. Территориальная оборона — это новый вид вооруженного сопротивления. Движение сопротивления, партизанской борьбы, народного движения в оборону нашей земли, как хотите это называйте. Территориальная оборона — через год это будут идеальные войска!». (4.11.2011)

«Я вот смотрю, между нами говоря, на губернаторов, мы всех вот их призвали, расшевелили, у них глаза блестят. К концу учений они уже себя как-то чувствуют сильными. Это же психология. Это выше любого разговора об обороне. Я не знаю, вы служили или нет. Вот закончилась служба. Мне не очень тяжело было служить. Я и срочную, и офицером служил в лучших частях Советского Союза. Ну, а какая там была показуха и как тяжело было служить, и дури хватало, и плевался, и чего не делал! Но когда это закончилось, и вот сейчас уже, будучи президентом, я чувствую самоудовлетворение. Потому что я разговариваю с любым генералом, с любым офицером, командиром части — я знаю это изнутри. Это — великое дело». (4.11.2011)

О современных технологиях

«Не дай Бог, ядерная ракета выскочит и полетит от этих компьютерных технологий». (17.06.2011)

«Я могу эти айпады или айпеды носить, пальцами тыкать, но это непрезидентское. Президент — это консервативная должность. Когда президент впереди планеты всей, это вызывает сарказм общества». (7.10.2011)

«В Беларуси все в интернете сидят или с планшетниками ходят, Wi-Fi. Я правильно называю? Я не очень в этом… У меня малыш, ему семь лет, а он включает у меня на столе компьютер: «А ну-ка, посмотрим, что на твоей страничке написали». И мне читает». (13.12.2011)

О себе

«Я сам помню, приехал в город, а они меня все колхозником, деревней называли». (17.06.2011)

«Я родился в автомобиле, тракторе, машине. Я и сейчас езжу за рулем каждый день». (17.06.2011)

«Я по-пластунски ползал по предприятиям, модернизируя их!». (17.06.2011)

«Когда я стал президентом, мне давали срок полгода. Да, действительно, если бы вы приехали тогда в Минск, или кто был в Минске, и посмотрели на Минск сейчас, я уже не говорю о другой части Беларуси, это была катастрофа. Это был полный кошмар. У нас за сутки хлеб дорожал в 18 раз, выхода другого не было. Я даже и вспоминать не хочу про те времена. Прошло полгода. Говорят, ну ладно, через год рухнет. Потом через два года. Потом начали меня хоронить. До сих пор хоронят. Вот недавно наши белорусские журналисты меня терзали на предмет моего здоровья, и куда я собираюсь бежать. Много начали сейчас писать, что я смертельно болен и собираюсь бежать из страны. Ну, кому нужен смертельно больной человек, никто не подумал. Но, тем не менее, пишут. Я вынужден был пригласить их на тренировку. В следующий раз приедете, вас приглашу на тренировку. Клюшку каждому и коньки — и бегайте за мной. И сопоставим наше здоровье». (7.10.2011)

«До 90 с лишним я не умру. Не переживайте, я нормально себя чувствую и жить еще намерен немало. Моему малышу семь лет, мне еще на ноги надо поставить». (7.10.2011)

«Вы не волнуйтесь. Я туда [в радиационную зону] езжу по многу раз. И сына родил маленького. Так что не волнуйтесь!». (7.10.2011)

«Простите меня за нескромность, простите ради бога. Белорусам за Лукашенко надо держаться, даже в самой критической ситуации, как утопающему за соломинку. Потому что Лукашенко никогда не предавал и не предаст. Никогда! И не только белорусов, но и вас — россиян!». (7.10.2011)

«Если бы я сегодня был уверен и знал, что сегодня белорусы на 80% там или больше ненавидят Лукашенко, я бы эти все шмотки собрал, положил на стол и сказал: спасибо, братья белорусы, я себе на хлеб заработаю, я не держусь за кресло ради какого-то богатства и денег… И я должен уходя, если говорить о моем уходе, оставить мою страну такой, чтобы другому было стыдно после меня работать хуже. И такую страну я оставлю нашим белорусам». (7.10.2011)

«Это очередная акция — понизить рейтинг Лукашенко. Сказать, что его белорусы не любят. А за что не любят? Вот скажите за что? Я хуже других работаю? Нет! У меня какая-то цель, кроме моей страны есть? Нет! Ну, надо ж не любить за что-то! Что валюты не хватало в обменниках? Так я вообще не был сторонником того, чтобы валюту отдавать в обменники. Нам валюта слишком дорого достается… А кому не хватает валюты? Дяде Ване? Ты иди в магазин, купи все за белорусские рубли… Зачем она тебе?... За границу поехать? В Египет поехать, отдохнуть? …Еду в Сочи, поехали со мной. Там санаторий наш, там отдохнем. Зачем в Египет?» (7.10.2011)

«Президент — это не только умеющий хорошо говорить на разных языках, красивый и прочее. Он должен быть, прежде всего, харизматичным человеком с точки зрения, что ты должен быть не то что некий слепок, а какой-то, грубо скажу, выродок из народа. Ты вот из этого народа, народ тебя должен почувствовать нутром». (13.12.2011)

О ностальгии

На хлебокомбинате, обращаясь к сотруднице: «Смотрю я на твои сушки и думаю, когда ты сделаешь те советские сушки, которые мы делали? Не знаю, с каким предприятием я воюю уже третий год. (Жуёт сушку) Рассыпается, все хорошо, но вкус не тот». (15.11.2011)