Денис Мельянцов, Алексей Пикулик. СТРАТЕГИИ. Выборы или бойкот как цугцванг для оппозиции

Выборы всё равно обернутся для оппозиции поражением...

Executive summary

Приближающиеся парламентские выборы активизировали дебаты о формате участия или неучастия оппозиции в электоральном процессе. Как противники, так и сторонники бойкота выборов находят подходящие аргументы для обоснования собственной позиции. Но при этом ни одна из сторон пока не способна отойти от электоральных правил игры, навязанных властями, и признать, что и бойкот, и участие в выборах не являются для оппозиции выигрышными сценариями.

Вместе с тем проведение оппозицией общенациональной кампании с использованием легальных возможностей, предоставляемых выборами, но согласно своему плану и своим четко очерченным целям, может стать единственным шансом для объединенных демократических сил «выпрыгнуть» из многолетнего оппозиционного гетто. В качестве подобной кампании можно, например, рассматривать сбор подписей в поддержку проведения общенационального референдума по вопросу, способному мобилизовать белорусское общество (скажем, вопрос о выборности председателей облисполкомов и горисполкомов или об ограничении количества президентских сроков). Только такая стратегия может помочь оппозиции избежать заведомо проигрышной стратегии, если исходить из «дилеммы заключенного» в теории игр.

Денис МельянцовДенис Мельянцов. Старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS, Вильнюс). Работает в институте с августа 2007 года. Закончил исторический факультет Могилевского государственного университета. Учился в магистратурах ЕГУ (европейские и трансатлантические исследования) и факультета международных отношений БГУ. После закрытия ЕГУ в Минске учился в магистратуре Института международных отношений и политических наук при Вильнюсском университете (Литва), где в 2006 году защитил магистерскую диссертацию по внешней политике и политике безопасности Европейского союза. Сейчас занимается подготовкой кандидатской диссертации по теме отношений Беларуси с НATO. До октября 2009 года преподавал в ЕГУ. Был лишен возможности продолжать преподавательскую деятельность после расправы руководства ЕГУ с группой преподавателей-политологов, выступавших против недемократических методов руководства университетом. Соучредитель Института политических исследований «Палітычная Сфера».
Алексей ПикуликАлексей Пикулик. Академический директор Белорусского института стратегических исследований (BISS, Вильнюс) с октября 2011 г. Окончил факультет информации и коммуникации БГУ, магистратуру Центрально-Европейского университета (Будапешт). Защитил докторскую диссертацию в Институте европейского университета (Флоренция). С 2006 года преподает в Европейским гуманитарном университете в Вильнюсе, с 2010 года — в Европейском университете в Санкт-Петербурге. В BISS пришел в 2009 году на должность аналитика. Исследовательские интересы: политэкономия реформ, политэкономия нефти, экономическое регулирование.

Выборы без выборов

Тема выборов, навязанная властью, неизменно находит отклик в стане оппозиции и практически всегда приводит к конфликтам и размежеванию в демократической среде. Следуя давно сложившейся традиции, белорусские оппозиционные партии вступают в коммуникацию с рядовым избирателем только в краткий предвыборный период. Поэтому выборы приобретают для них исключительно важный, почти сакральный смысл. С одной стороны, выборы дают возможность изменить иерархию внутри самой оппозиции (организуются новые кампании и движения, дискутируется вопрос о необходимости выдвижения единого кандидата, появляются и распадаются коалиции и т.д.). С другой стороны, выборы являются традиционным поводом для мобилизации «Плошчы», которая одновременно является целью, средством и самооправданием для альтернативных лидеров, живущих в парадигме «цветных революций». Наконец, выборы дают призрачную надежду на чудо (попадание в парламент, проведение круглого стола с властью, революцию и т.д.). При этом вопросы действительной коммуникации с избирателями и электоральной капитализации зачастую остаются в тени.

Традиционно складывается парадоксальная ситуация: в среде партийной оппозиции и гражданском обществе в целом существует консенсус относительно того, что выборы в Беларуси не являются свободными и честными (постоянно подчеркивается, что выборов в стране нет), но оппозиционные партии тем не менее всегда активно реагируют на избирательный «вызов» властей и за редчайшим исключением этот вызов принимают. И вне зависимости от избранных стратегий традиционно проигрывают.

Дилемма оппозиции

В существующих политических реалиях отношение оппозиции к осенним парламентским выборам представляет непростую дилемму. Выбор между бойкотом и участием усложняется наличием в стране политических заключенных, усилением репрессий против инакомыслящих, отсутствием политических и экономических реформ, а также отсутствием предпосылок к скорому восстановлению проевропейского вектора. Эти обстоятельства ведут к возрастанию веса «моральных» аргументов и, соответственно, снижению значимости аргументов «прагматических».

Участие в парламентских выборах демократических сил имеет как свои плюсы, так и минусы. Во-первых, наиболее очевидным плюсом участия является возможность вполне законного и легитимного общения с избирателями с целью донесения правдивой информации о положении дел в стране и представления альтернативных стратегий развития. Что, несомненно, важно в условиях небольших тиражей независимой прессы и незначительного воздействия независимых радиостанций и информационных интернет-ресурсов. Использование этой возможности оппозицией в полной мере может даже компенсировать коммуникационный провал 2011 года. Имеется в виду прошлогодний экономический кризис, который оппозиция с нетерпением ждала многие годы и, в итоге, не смогла воспользоваться ситуацией для донесения до граждан альтернативных стратегий и завоевания новых сторонников.

Во-вторых, выборы — это всегда тренировка для актива, возможность обучения для партийной молодежи, проверка «мускулов» и структур, так необходимая для демократических сил в отсутствие нормального политического процесса. Это всё особенно актуально в условиях, когда у оппозиции отсутствует доступ к национальному телевидению и радио. Выборы также всегда содействуют притоку дополнительных ресурсов, что немаловажно для выживания партийной оппозиции.

На данный момент основную стратегию, по поводу которой пытаются договориться оппозиционные лидеры, можно назвать «обусловленное участие». Так, практически все оппозиционные политики солидарны в том, что, в контексте наличия в стране политзаключенных, по-прежнему маловероятно обеспечить участие представителей от партий в избирательных комиссиях, не говоря уже о возможности получить хотя бы несколько мест в парламенте. Кроме того, не существует иллюзий и в отношении подсчета голосов. Поэтому ряд политических сил уже заявили о снятии своих кандидатов, если власти не выпустят политических заключенных и не допустят представителей оппозиции в избирательные комиссии.

У этого сценария есть и ряд минусов, которые для некоторых политических субъектов перевешивают плюсы.

Во-первых, участие в избирательной кампании в условиях, когда политические заключенные остаются за решеткой, будет воспринято в среде оппозиции как предательство, а неучастие может быть рассмотрено как возможность ускорить процесс освобождения.

Во-вторых, участие в кампаниях, навязанных властями, является средством легитимизации выборов и самой Палаты представителей; оппозиция, таким образом, сама способствует созданию видимости конкурентного электорального процесса и работает на обеспечение явки избирателей.

В-третьих, идя на выборы в условиях непрекращающихся репрессий, оппозиция рискует не только не приобрести новых сторонников, но растерять верный на протяжении многих лет «оппозиционный электорат».

И в-четвертых, выборы всё равно обернутся для оппозиции поражением: если она участвует до конца, то маловероятно, что кто-то из кандидатов получит депутатский мандат, а если оппозиционные кандидаты снимутся за день до выборов, то это будет преподнесено государственной пропагандой как слабость и боязнь конкуренции. О мерах контрпропаганды ведь мало кто задумывается.

Сторонники бойкота выборов склоняются в большей мере к моральной аргументации, считая, что неприемлемо участвовать в выборах в условиях тотальной фальсификации, репрессий и наличия в стране политических заключенных. Подчеркивается, что кампания бойкота призвана не допустить легитимизации парламента, продемонстрировать отказ оппозиции играть по правилам властей, обострить ситуацию необходимости морального выбора между «силами добра» и «силами зла».

Вместе с тем можно привести и серьезные аргументы против бойкотирования выборов. Самым главным из них, по нашему мнению, является самоустранение оппозиции из политического процесса. Если 2011 год оппозицией проигран, о чем свидетельствуют социологические опросы (падение рейтинга президента не сопровождалось ростом рейтинга оппозиции), то было бы логично ожидать реванша демократических сил и активизации работы с обществом. И хотя приверженцы неучастия в выборах указывают на необходимость активного бойкота, подразумевающего усиленную коммуникацию с электоратом и разъяснение своей позиции, скорее всего, учитывая предыдущий опыт подобной кампании, в реальности бойкот сведется к ничегонеделанию и пассивному наблюдению.

Идея же «активного бойкота» может быть хороша только как идеалистическая конструкция, способная решить дилемму коллективного действия оппозиции и служить отличным самооправданием, но ни в коей степени не пригодная для решения каких-либо прагматичных задач. Другими словами, оппозиция всё дальше отодвигается от избирателя, который с трудом может ответить на вопросы: «оппозиция — это о чём?» и «как она, эта оппозиция, предлагает выходить из кризиса?». Бойкот, таким образом, — это средство коммуникации внутри оппозиции, а не с обществом.

Второй контраргумент заключается в том, что в наших политических условиях бойкот практически не реален. Основной целью бойкота является срыв выборов путем отказа от голосования значительной группы населения. Для достижения этой цели необходим значительный материальный ресурс, сравнимый с бюджетом самой электоральной кампании, а то и больший. Для того чтобы убедить 30-40% избирателей не участвовать в выборах, необходимо иметь солидный уровень поддержки, которого у оппозиции нет. И провести бойкот необходимо в условиях, когда белорусское общество не проявляет большого интереса к процессу парламентских выборов.

Более того, оппозиционные партии даже в своем узком кругу до сих пор не достигли согласия по поводу единой кампании бойкота либо участия в выборах. Наличие же единства (не говоря уже о реальном электоральном ресурсе) в подходах является необходимым условием проведения эффективной агитации. Разные позиции, занимаемые различными политическими силами, лишь дезориентируют избирателя и неизбежно ведут к дальнейшим скандалам внутри и так крайне слабой оппозиции.

Третий аргумент против бойкота сводится к тому, что неучастие оппозиционеров в выборах может облегчить жизнь властям, которым необязательно в таком случае прибегать к фальсификациям. Это решает проблему проведения показательной электоральной кампании для Запада. А состязательность в процессе выборов вполне могут обеспечить либерал-демократы Гайдукевича и провластные коммунисты.

Наконец, основная цель бойкота — это подрыв легитимности власти, протест против несправедливых выборов либо, как в случае Беларуси, против их отсутствия. Но после прошлогоднего кризиса доверие к власти и так упало до исторического минимума. Доказывать населению, что реальность отличается от картинок, транслируемых властью, уже не нужно. Все и так прекрасно это понимают. Доказывать Западу, что Лукашенко не является легитимным президентом, также не нужно. Другими словами, бойкот в таких условиях — неэффективное использование даже тех скудных ресурсов, которые имеются в распоряжении оппозиции, и упущенная возможность коммуникации с избирателем.

Итак, и бойкот, и участие партийной оппозиции в выборах являются цугцвангом в шахматной терминологии: любой ход ухудшает позицию. Бойкот усиливает маргинализацию оппозиции, участие в выборах легитимирует выборы, еще больше ослабляет оппозицию и ведет к очередному поражению и поствыборной депрессии.

Дилемма власти

У белорусских властей также имеется своя дилемма применительно к предстоящим выборам. Но это не выбор между «пускать или не пускать оппозицию в парламент», как думают некоторые наблюдатели, а выбор между возможным, хоть и не необходимым на данный момент, реверансом в сторону Запада (либеральная кампания, но с предсказуемым результатом) и сохранением политических заморозок для удержания контроля над ситуацией.

Проведение либеральной кампании по примеру 2008 года может частично способствовать восстановлению нарушенного баланса во внешней политике. Тем более что отношения с Россией после мартовских президентских выборов имеют шанс вновь вернуться в зону турбулентности. Это связано не столько с мистификацией роли Путина, который, по мнению некоторых аналитиков, с нетерпением ждет марта, чтобы, наконец, засучив рукава, взяться за Беларусь, сколько с неизбежным давлением со стороны интеграционных проектов.

С другой стороны, чрезмерное «отпускание гаек» в период возможного обострения экономической ситуации может привести к непредсказуемым последствиям. Тем более, во время выборов. Как бы то ни было, власть, вероятно, пока не приняла окончательного решения относительно стратегии по проведению парламентских выборов.

Не следует полагать, что всё предрешено заранее. Гегемония власти требует активной корректировки институтов, и начало изменений может прийти незаметно. По сути дела, власть и оппозиция играют в комплексную «дилемму заключенного». Но власть пытается сделать так, чтобы оппозиция играла между собой в игру: участие равносильно предательству, бойкот — глупости. Именно для этого власть подает противоречивые сигналы оппозиции. Пока ей это удается: вместо того чтобы разрабатывать совместные стратегии воздействия на население, оппозиционные лидеры дискутируют вопросы, которые волнуют, по сути, исключительно саму оппозицию.

Ни выборов, ни бойкота

На наш взгляд выход из создавшегося цугцванга оппозиции лежит в плоскости пересмотра задач собственной деятельности и ухода от сценариев, навязываемых властью.

Во-первых, необходимо уйти от дискурса выборов. Как вполне справедливо указывают и сторонники, и противники бойкота, ситуация выбора отсутствует. В любом случае парламент будет назначен, и оппозиция никак не может повлиять на правила игры. Поэтому оппозиции нужно вообще отказаться от термина «выборы» применительно к электоральной кампании 2012-го, чтобы не вводить в заблуждение ни себя, ни своих сторонников, ни население в целом. Кроме того, парламентские выборы не являются тем мероприятием, которое способно заинтересовать и мобилизовать белорусов. Куда более перспективной в этом плане представляется игра с властью под названием «Кампания в поддержку референдума», в которую власть сама играла с населением в 2004 году.

Во-вторых, использовать предоставляемую в рамках избирательной кампании легальную возможность общения с населением можно и нужно. Но такая коммуникация должна осуществляться не в режиме агитации (за оппозиционных кандидатов или за бойкот) в рамках избирательного дискурса (выборов-то нет!), а в режиме общенациональной информационной кампании оппозиции, никак не связанной тематически и терминологически с парламентскими выборами. Процедура регистрации кандидатов при этом может использоваться для обеспечения большей легальности и легитимности оппозиционной кампании.

В-третьих, оппозиция в рамках этой кампании должна поставить перед собой четкие и конкретные цели и задачи, выполнение которых можно будет измерить по окончании кампании. Эти цели должны быть реалистичными и публичными, что предотвращает их «коррекцию» задним числом.

В-четвертых, общенациональная кампания оппозиции должна, наконец, уйти от традиционного набора обвинений в отношении власти и сосредоточиться на донесении до общества альтернативного видения развития страны, понятное и внятное для избирателя и разделяемое всеми субъектами оппозиции, участвующими в кампании. Как показывают социологические данные, более половины всех избирателей сегодня не доверяют ни власти, ни оппозиции; в белорусском обществе пустует «политический центр».

Реальными целями оппозиции должны стать: а) поиск поддержки среди этих 60% населения, б) сохранение и укрепление партийных структур. Добиться этих целей, используя стратегию бойкота, невозможно. Задачей демократических сил в грядущей электоральной кампании может быть привлечение на свою сторону хотя бы четверти из этих «ничейных» 60%. Это уже будет большое достижение.

Однако реализация такого сценария предполагает и наличие ряда предварительных условий, без которых достижение положительного результата маловероятно.

1. Оппозиционные игроки должны объединить свои усилия и выступить как единая сила.

2. Оппозиция должна выработать единую политическую и экономическую платформу, в идеале — единую стратегию развития страны, которую должны разделять все участники кампании.

3. В проведении кампании оппозиция должна заручиться поддержкой гражданского общества и независимых СМИ.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».