Алексей Пикулик. СКАНДАЛ. Охота на ведьм в клубе конспирологов-любителей

Разразившийся скандал, в котором, теперь, помимо Ольги Стужинской, фигурируют Денис Мельянцов, Юрий Чаусов, Петр Марцев и я — это тревожный симптом начала охоты на ведьм...

 

Алексей Пикулик. Академический директор Белорусского института стратегических исследований (BISS, Вильнюс) с октября 2011 г. Окончил факультет информации и коммуникации БГУ, магистратуру Центрально-Европейского университета (Будапешт). Защитил докторскую диссертацию в Институте европейского университета (Флоренция). С 2006 года преподает в Европейским гуманитарном университете в Вильнюсе, с 2010 года — в Европейском университете в Санкт-Петербурге. В BISS пришел в 2009 году на должность аналитика. Исследовательские интересы: политэкономия реформ, политэкономия нефти, экономическое регулирование.

У меня есть два веских повода высказаться. Первый: BISS пытаются втянуть в информационную войну вокруг инициативы «Офиса за демократическую Беларусь» (ОДБ). На это я буду отвечать максимально корректно и спокойно. Второй: разразившийся скандал, в котором, теперь, помимо Ольги Стужинской, фигурируют Денис Мельянцов, Юрий Чаусов, Петр Марцев и я — это тревожный симптом начала охоты на ведьм. Уровень полемики в рамках оппозиционного сообщества по вопросу предложения ОДБ достиг такого уровня хамства и паранойи, что пройти мимо просто невозможно. Играть в шахматы со сборной по боксу — не лучшая затея, поэтому мой ответ во второй части этого текста будет вынужденно резким.

Начну с официального заявления.

«Офис за демократическую Беларусь» является нашим давним партнером, мы очень высоко ценим наше сотрудничество, и надеемся, что война за ресурсы, начатая некоторыми заинтересованными лицами, не помешает ОДБ продолжать вести успешную конструктивную деятельность по налаживанию контактов между белорусским обществом и европейскими структурами.

Однако BISS не только не имеет отношения к инициативе ОДБ по пересмотру «черного списка ЕС» и якобы предложенным 25 фамилиям, но и не располагал информацией об этой инициативе до момента заявления Рымашевского. Сотрудники BISS действительно участвовали в обсуждении открытого письма, в котором ставилась под сомнение эффективность расширения визовых санкций. Однако это письмо а) осталось исключительно на уровне обсуждений и б) не затрагивало вопроса имен, которых следует исключить из «черных» списков. В итоге наша позиция была публично изложена в статье Дениса Мельянцова.

Мы считаем, что подобные предложения должны публично обсуждаться в среде правозащитных организаций и гражданского общества. Мы, безусловно, уважаем право бельгийской НГО «Офис за демократическую Беларусь» выступать с инициативами любого рода. Но, при этом, мы выражаем сожаление, что данная инициатива не была реализована в режиме публичности и открытости, в связи с чем ОДБ понес репутационные издержки. При этом BISS призывает сообщество к использованию исключительно фактов, а не домыслов.

Мы неоднократно озвучивали нашу экспертную позицию в отношении санкций ЕС:

а) в ситуации, когда полномасштабные экономические санкции ЕС, такие как эмбарго на нефтепродукты и калийные удобрения, невозможны в принципе, а Россия продолжает субсидировать Беларусь, расширение символических визовых санкций ведет лишь к большей изоляции Беларуси;

б) изоляция Беларуси, выгодная как власти, так и части радикальной оппозиции, способствует дальнейшей авторитарной консолидации. Кроме того, Беларусь оказывается все больше втянутой в гравитационное поле России;

в) расширение контактов с белорусским обществом, а также с частью бюрократии (политика втягивания) являются потенциально эффективным способом улучшения ситуации в стране;

г) идея пересмотра «списка невъездных» (пересмотр может означать не только сокращение, но и расширение, о чем и говорила Ольга Стужинская) может стать для белорусских властей импульсом, перезапускающим диалог об освобождении политзаключенных;

д) идея пересмотра списков может стать первым шагом по улучшению стратегии коммуникации ЕС и белорусского общества. ЕС стоит быть более последовательным в своей политике по отношению к Беларуси и не только четко определить категории тех, кто должен попасть в обновленный список, но и более эффективно и аккуратно доносить свои решения до белорусов. Приведу пример: в пресс-релизе Совета Министров ЕС от 23 января 2012 есть положение о том, что в список невъездных могут быть включены в том числе и «лица, поддерживающие режим Лукашенко либо получающие выгоду благодаря ему». Доводя ситуацию до абсурда, эта информация квалифицирует практически каждого жителя Беларуси как «бенефициара режима»: например, мы все покупаем на заправках субсидированное режимом топливо и оплачиваем субсидируемые режимом счета за отопление. Более того, любой налогоплательщик может быть квалифицирован как «финансирующий режим».

Теперь о главном. Все, что будет сказано ниже, является лишь моим собственным мнением, никак не отражающим позицию институции, которую я возглавляю. Как нормальный человек, я не могу молчать при виде всей той чудовищной лжи, которая несправедливо выплескивается как на О.Стужинскую, так и на моих коллег.

Часть белорусского оппозиционного сообщества с удовольствием принялась за охоту на ведьм. В рамках «оппозиционного гетто» сейчас существуют лишь две роли: «пламенный революционер» или «наймит кровавого режима». При этом власть и оппозиция зеркально схожи в неприятии альтернативных точек зрения: для власти все, даже самые умеренные, альтернативные проекты кажутся сегодня одинаково опасными и воспринимаются как подрывная деятельность. Оппозиционным же сообществом любые новые и нестандартные инициативы сразу записываются в проекты КГБ. Редкие попытки цивилизованного диалога внутри оппозиции с озвучиванием аргументов сторон и аргументированной же их критикой традиционно заканчиваются взаимными оскорблениями и обвинениями в сотрудничестве всех их участников со спецслужбами, а с недавних пор даже неким жалким подобием драки. Идеологический тоталитаризм части оппозиции является пародией на идеологический тоталитаризм власти. Обе стороны, повторяя рецепты Геббельса, «добиваются не правды, а эффекта». «Народ хочет ясных и недвусмысленных решений и маленький человек ничего не ненавидит сильнее, чем двустороннюю точку зрения». При этом сведение личных счетов, зависть и паранойя бьют через край.

Хватит обманывать себя и других! Позиция тех, кто затеял информационную войну, а именно призывы к ЕС ввести жесткие экономические санкции – это либо наивность, либо лицемерие, замешанное на авантюризме. Наивность потому, что подобные санкции не могут быть введены в принципе в соответствии с европейскими нормами и правилами. Лицемерие — потому, что, понимая это, многие продолжают настаивать на утопическом проекте, преследуя лишь собственные цели. Ну, вот предположим совершенно невероятное: ЕС ввел эмбарго, а белорусские компании так и не догадались, как санкции можно обойти. В чем план? Воображаемый экономический кризис освободит политзаключенных? Заберет власть из рук Лукашенко и передаст ее в руки демократической оппозиции? Создаст гражданское общество?.. Можно долго смотреть в звездное небо и камланием призывать демократический десант со звезды Бетельгейзе помочь становлению белорусской демократии. Но никто не прилетит. И никто не поможет...

У тех, кто наиболее активно нападает на нас, нет ни аргументов, ни фактов, есть лишь эмоции и совершенно нездоровая фантазия. Вырисовывается совершенно «чудесная» картинка: аморальным Стужинской, Пикулику, Чаусову, Мельянцову и Марцеву противостоят воины света - Халезин, Стоппард и Джуд Лоу. Кстати, г-ну Халезину было бы нелишне вспомнить тезис попечителя «Свободного Театра» Вацлава Гавела о том, что «нельзя говорить правду языком лжи». В итоге такая позиция делает любой спор о необходимых действиях невозможным, неконструктивным и безрезультатным. При этом и с нами, и с ОДБ можно и нужно спорить. Но не надо подменять понятия и скатываться до сведения личных счетов. ОДБ не является посольством белорусской оппозиции за рубежом, а О.Стужинская не является аватаром консолидированных демократических сил и выступает исключительно от имени своей организации. Никакой монополии на представление интересов белорусской оппозиции за рубежом у ОДБ не было, нет, и не будет. Монополия на репрезентацию бывает только при авторитаризме, с которым тут все пытаются бороться.

Невозможно ратовать за уважение к закону и одновременно, не смущаясь ни на секунду и не удосужившись даже проверить информацию, находящуюся в публичном доступе, выдвигать бездоказательные обвинения. Часть демократической (!) общественности уже предъявила нам прямые обвинения в шпионаже, заговоре и в том, что на языке уголовного кодекса называется «получение взятки». Невозможно ожидать нормального плюралистического процесса в сообществе, где поощряется озвучивание и опубликование жлобских комментариев и гнусных оскорблений в адрес людей с альтернативной точкой зрения.

Свободное, правовое, демократическое европейское государство Республика Беларусь не материализуется из воздуха и не всплывет Атлантидой. Оно станет свободным, правовым демократическим и европейским только тогда, когда нарушение прав любого его гражданина станет занятием невозможным и постыдным лично для каждого. И тогда взаимно аннигилируются как пропаганда, так и контрпропаганда, поскольку сегодня они существуют, исключительно паразитируя на игнорировании принципов демократии и законности. Уровень хамства с обеих сторон политического спектра возрастает в геометрической прогрессии. И это нужно остановить. Й. Геббельс в своё время это тоже прекрасно понимал, говоря о том, что «пропаганда утрачивает силу, как только становится явной».

В противном случае мы все заслуживаем только то, что имеем.

И еще, в качестве постскриптума, пусть и несколько фарсового, театрального, как, собственно, и все обвинение против нас. Поражает уровень невероятной «осведомленности и информированности» комментаторов на некоторых сайтах. Так доведем же все до полного абсурда и предложим сценарий для новой театральной постановки «Свободного Театра». Сюжет: Ольга Стужинская и Владимир Пефтиев кормят в бельгийском парке «Леопольд» белочек (в костюмах белочек — Пикулик и Мельянцов). На Ольге униформа гувернантки (она же уехала как няня в Бельгию), под которой видны погоны КГБ. Вероятно, она полковник. Владимир Пефтиев, при этом, наверняка в камуфляже, по горло обвешан оружием, и руки его по локоть в крови. В обмен на коробку с деньгами (жизнь в Брюсселе-то дорогая) Ольга косметическим карандашом вписывает Пефтиева в список 25-ти... Всю операцию прикрывает мудрый и ужасный Петр Марцев (в роли Марцева — Кевин Спейси). А из-за плеча, слева от «торчащих ушей КГБ», с надеждой в глазах в список вглядывается грустный Зимовский (в роли грустного Зимовского — сам грустный Зимовский)...

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».