Дмитрий Аксенов. ТРЕТЬЯ СИЛА. Cбор пожертвований в пользу белорусской культуры

Уважаемый читатель, я обращаюсь к вам с просьбой сделать попытку написать стихотворение на белорусском языке...

 

Дмитрий Аксенов

Дмитрий Аксёнов. Родился в 1976 в Гродно. В 1997 году окончил факультет компьютерного проектирования БГУИР (МРТИ). После работал инженером-программистом в Минске. С 2009 года вместе с женой проживает в г. Дортмунд, Германия. В данный момент зарабатывает частной консультацией IT-компаний. Интересуется политикой и психологией, умеренно занимается общественной работой, верит в разумный подход и трезвость мышления, а также в важность красоты, гармонии и человечности.

В этой статье я хотел бы отступить от привычного стиля и обратиться к вам, уважаемый читатель, с не совсем обычной просьбой. В статье речь идет не о денежных пожертвованиях, а о культурном вкладе.

В предыдущей статье я писал о необходимости существования двух государственных языков в Беларуси. Несмотря на попытку соблюсти корректность, сама тема защиты русского языка оказалась некомфортной для некоторых читателей, а других даже обидела. В этой статье я постараюсь восстановить баланс.

Обобщая написанное ранее, я хотел бы еще раз подчеркнуть, что не могу принять аргумент «о спасении языка» введением его единственным государственным, если этот выбор не сделан явно гражданами Беларуси. Мне кажется, правильнее ставить соблюдение свободы воли человека выше вопроса о языке, а также спасать белорусский язык можно другими способами.

Измотанному голодающему человеку необходимы питание и отдых, но вовсе не руководящие должности. Белорусская культура нуждается в культурных вкладах. Выстроить же дела административно и предположить, что культура и духовность как-то сами приспособятся, при этом возникнет всё то, чего не хватает — это предположение, которое сделали коммунисты в свое время. Но история показывает вновь и вновь, что любое вмешательство политики в культуру (или культуры в политику) приводит к негативным последствиям.

В этой статьи делается попытка практически следовать философии, о важности которой я говорил ранее — добавить каплю силы белорусской культуре, пусть даже в незначительном масштабе.

Предпосылки

Перед написанием этой статьи у меня была возможность пообщаться с несколькими интересными личностями. В форуме предыдущей статьи один человек привел такое стихотворение, которое меня впечатлило:

Тут палi без краёў,
Тут лясы да нябёс,
Тут жыве добры люд,
I цяжкi яго лёс...

Не паднялiсь з кален
На працягу вякоў,
Не змаглi зняць з сябе
Брэмя цяжкiх акоў...

Кепска ж жыць у палоне
Брэдовых iдэй,
Што iдуць з галавы
Неразумных людзей...

Колькi ж часу патрэбна
Прайсцi i вякоў,
Каб у сабе БЕЛАРУС
ЧАЛАВЕКА знайшоў???

(Автор: Андрей Пушной)
* * *

На другом сайте у этого стихотворения было приведено продолжение на русском языке, опускающее тон поэмы в обыденное бытовое русло, с моей точки зрения, лишая её светлого и глубокого. Многие люди творчества считают чуть ли не своим долгом проявить цинизм и «вернуть» произведение в мир серости, утверждая, что «так в жизни не бывает» — видимо, из-за стесняющих чувств или самокритики. Внешняя среда также вносит свой отпечаток.

Некоторым же действительно слабым стихам бытовая концовка добавляет смысл о противопоставлении реальности и сказки, таким образом, шокируя, оставляя более глубокий след в сознании читателя. Но не является ли наша реальность тем, во что мы её сами превращаем? Мы воспринимаем от среды несправедливость, чувства серости и усталости, депрессии — но должны ли мы ретранслировать эти чувства назад в наше окружение и отравлять жизнь другим людям?

К вышеприведенному стихотворению, которое, на мой взгляд, является очень хорошим, была сделана попытка дописать продолжение с ответом на последнюю строфу, по возможности, заканчивая мысль, сохраняя настроение в позитивном ключе.

Используя для поиска рифм несколько словарей и переводчиков, удалось написать следующее:

Калі надыйзде цішыня
Для адпачынку, колькі трэба —
Душы стамлёнае ягня
Уздыме погляд свой да неба.

Калі сыдзе́ жаданне страсці
Цягнуць то ўлева, то направа,
Па сцежцы тонкай на кантрасце
Прайдзе душа да пераправы

На бераг розума і веры
У дабрату людзей, сумленне.
Адмкнуцца замкнутыя дзверы.

I дух, які спакой знайшоў
Успомніць прошлыя тамленнi
Як сон, які даўно прайшоў.

В основе этой части лежит не утопичная, а вполне реальная мысль о том, что если человеку ничего не навязывать, но дать достаточно свободы, свежего воздуха, жизненных и духовных сил (при этом не балуя роскошью) — он самостоятельно сможет выстроить свои внутренние ценности и найти свой путь.

Для растущего цветка жизненными силами являются хорошая почва и обилие света, для человека духовной силой является свобода, а также некоторая упорядоченность, которая уберегает его от падения и деградации. Эта упорядоченность может выражаться в виде уважаемого авторитета в любой форме — родителя, друга, писателя, уважаемого человека, героя книги, телеперсоны, исторической личности и т.п., к которому человек относится с почитанием и тянется в духовном плане, как ребенок тянется к матери.

«Сбор пожертвований»

Уважаемый читатель, я обращаюсь к вам с просьбой сделать попытку написать стихотворение на белорусском языке, которое можно назвать позитивным вкладом в Белорусскую культуру. На мой взгляд, это один из тех способов, которым белорусская культура может двигаться вперед.

Я прошу прощения за такую, возможно, юношескую эксцентричную просьбу. Хорошо понимая людей, у которых, не говоря даже о поэзии, не хватает времени для общения с собственной семьей, я не могу предъявлять никаких требований. Если вы дочитали статью до этого места — уже за это хотел бы поблагодарить, и можно считать, что вы мою просьбу в некоторой степени уже выполнили.

У «белорусской Беларуси» достаточно много боли и ран. Достаточно простодушная мысль, которая послужила поводом написания для этой статьи — попробовать залечить хотя бы что-нибудь, сделать лучше, развеять ту серую пелену, которая стоит в обществе. И если эта мотивация хоть в чём-то передалась вам, уважаемый читатель, можно считать, что статья достигла своей цели.

Рекомендации к стилю

Далее приведены рекомендации по стилю поэзии. К сожалению, не всегда просто описать в краткости нематериальные вещи. Если привести семь слов, то можно назвать такие качества: жизнь, красота, честность, доброта, осмысленность, глубина, свет. Вот другие метафорические выражения: «вера в доброту», «капля счастья», «капля благополучия», «путь к равновесию».

Учитывая вышесказанное, не стоит погружаться творчеством в утопию, когда перед глазами встают облака, а во рту появляется вкус приторно сладкого сиропа. Потому что утопия — это клише, неживая вещь, не имеющая ничего общего с реальностью, которая уже умерла к моменту её описания.

Описывая детали более конкретным языком, можно привести подробный список рекомендаций. Тем не менее, если человек не соприкасался, не знаком лично с такими абсолютными вещами, как понятия о доброте, счастье, душевной радости, то нижеприведённые объяснения не заменят этого опыта. Но почти у каждого человека есть особенный, святой момент в жизни. Живое творчество должно исходить именно из этого островка души.

Вот более конкретный список:

• Творчество не должно являться «сливом» эмоций или бытового состояния, а должно быть направленной попыткой писать о самом чистом и светлом — лучшем, до чего есть возможность дотянуться.

• Тема произвольная — может быть о природе, о любви, о личных переживаниях; может быть, что-то философское или поучительное. Но что-нибудь важное (возможно, даже святое) для вас лично.

• Использовать те слова, речь и стиль, которыми вы бы пользовались в обращении к самому уважаемому и почитаемому человеку своей жизни.

• Использовать красивый культурный язык — избегать сленга, бытовых выражений и просторечия.

• Не писать о боли, обиде или несправедливости — в белорусской поэзии уже слишком много произведений об этом.

• Избегать иронии и сатиры.

• По возможности, избегать сельской и деревенской тематики. Если можно так выразиться, двигаться в противоположном направлении от понятия «бульбаш».

• Глубина темы не должна сопровождаться страданиями — стихотворение желательно закончить на хорошей ноте, не опуская его в обыденность, страдания или депрессию, но о грусти говорить можно.

• Думать о том, чтобы человек в чем-то стал лучше после прочтения стихотворения — хотя бы даже в своем настроении.

• Стихотворение должно быть новое — не из тех, которые уже написаны.

• Избегать военной темы — в белорусской литературе она также представлена в достаточной мере. Я считаю, что павшие герои достойны уважения, но пора двигаться дальше.

С просьбой о написании стихотворения мне было бы особенно интересно обратиться к людям, которые никогда этого не делали — в том числе к физикам, математикам, инженерам, к уважаемым людям почтенного возраста, а также к тем белорусам, для которых использование белорусского языка затруднительно. Потому что, кроме очевидного результата работы, в процессе такой попытки также происходит ещё что-то достаточно важное по отношению к автору стихотворения.

Стихи можно оставлять как сообщения на форуме к этой статье, либо же присылать мне лично на адрес dmitry.aksyonov [at] gmail [dot] com — я попробую составить субъективную подборку, а также на отдельной странице опубликовать все из них. Прошу также указать имя или псевдоним, которым можно обозначить авторство, а также (опционально) адрес электронной почты или другие контактные координаты. Потому что есть вероятность, что такое мероприятие сведёт вместе несколько интересных людей.

Заключение: Редьярд Киплинг

Статья не ставит целью образование. Но когда обычный простой человек создает что-то объективно хорошее и светлое на белорусском языке, чем доволен сам — его отношение к белорусскому языку совершенствуется, добавляется понимание, расположение и сердечное тепло. А с этого всё и начинается: если мы любим что-то — мы будем относиться к нему бережно. И не важно, сколько словарей при этом используется. Важен результат.

Когда нас просят вспомнить белорусского писателя, который не пишет про колхоз и страдания, творчество которого просто красиво само по себе без идеологических излишеств и внутренней дисгармонии — многие вспоминают Владимира Короткевича, из поэтов можно назвать Максима Богдановича.

Сегодня необходимо сместить баланс, чтобы белорусская культура (в частности, поэзия) привлекала своей красотой даже при поверхностном взгляде, чтобы она не была гадким утенком — чтобы ни у кого даже не возникало желания говорить о том, что «люди, которые говорят на белорусском языке, не могут ничего делать, кроме как разговаривать на нём, потому что по-белорусски нельзя выразить ничего великого» (цитата Лукашенко). Но смещать этот баланс в культуре необходимо культурными же способами, а не принудительными политическими. Тем более что принуждение часто порождает противоположный эффект.

В Беларуси сегодня среда не располагает к появлению великих вещей. Многие из хороших начинаний рубятся на корню отсутствием веры в реальность красоты и гармонии. В чём-то этому способствует власть, в чём-то недостаток внутренней свободы и сложившиеся стереотипы. Многие просто не знают, что можно смотреть на мир по-другому, что не обязательно жить в серости и унылости. Это вполне закономерно, потому некоторые из нас никогда не видели света, либо же за прошедшие годы забыли о его существовании.

Но отсутствие благоприятной среды не означает, что в Беларуси не могут появляться великие и значимые вещи. Нужны новые влияния, которые зададут тон для того состояния, к которому мы хотим двигаться.

В заключение хочу привести одно из своих любимых стихотворений — путеводитель Редьярда Киплинга, который он написал для своего сына:

Rudyard Kipling — If


If you can keep your head when all about you
Are losing theirs and blaming it on you,
If you can trust yourself when all men doubt you,
But make allowance for their doubting too;
If you can wait and not be tired by waiting,
Or being lied about, don't deal in lies,
Or being hated, don't give way to hating,
And yet don't look too good, nor talk too wise:

If you can dream —
and not make dreams your master;
If you can think —
and not make thoughts your aim;
If you can meet with Triumph and Disaster
And treat those two impostors just the same;
If you can bear to hear the truth you've spoken
Twisted by knaves to make a trap for fools,
Or watch the things you gave your life to, broken,
And stoop and build 'em up with worn-out tools:

If you can make one heap of all your winnings
And risk it on one turn of pitch-and-toss,
And lose, and start again at your beginnings
And never breathe a word about your loss;
If you can force your heart and nerve and sinew
To serve your turn long after they are gone,
And so hold on when there is nothing in you
Except the Will which says to them: 'Hold on!'

If you can talk with crowds and keep your virtue,
' Or walk with Kings - nor lose the common touch,
if neither foes nor loving friends can hurt you,
If all men count with you, but none too much;
If you can fill the unforgiving minute
With sixty seconds' worth of distance run,
Yours is the Earth and everything that's in it,
And - which is more - you'll be a Man, my son!

Р.Киплинг — Заповедь
(перевод М. Лозинского)

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех,
Верь сам в себя, наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех;
Пусть час не пробил — жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы — не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать,
не став рабом мечтания,
И мыслить,
мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив;
Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловить глупцов,
Когда вся жизнь разрушена и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.

Умей поставить, в радостной надежде,
На карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том,
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело
И только Воля говорит: «Иди!»

Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и тверд с врагами и друзьями, *
Пусть все, в свой час, считаются с тобой; *
Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неуловимый бег, -
Тогда весь мир ты примешь во владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

* (прим. Д. А. — более точный перевод этих двух строчек был бы:
Неуязвим с врагами и друзьями,
Пусть в меру все считаются с тобой;

я не решился делать правки в переводе великого человека;

в остальном, из всех доступных переводов этого

стихотворения перевод Лозинского нахожу наиболее точно сохраняющим дух оригинала.)

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».