Вячеслав Бортник. МНЕНИЕ. Гомофобия: чего боимся?

Если гомофобия существует в обществе и поддерживается государством, значит, она ему выгодна…

Вячеслав Бортник
Вячеслав Бортник. 37 лет. Правозащитник, педагог, психолог. Живет в Гомеле. Работал учителем в чернобыльской зоне, детским психологом, преподавал в Гомельском госуниверситете. В 2002-2006 годах возглавлял белорусскую структуру «Международной амнистии». В настоящее время консультирует НПО, сотрудничает со СМИ, занимается исследовательской работой. Является контактным лицом ILGA-Europe, ответственным за мониторинг ситуации ЛГБТ в Беларуси.

17 мая белорусские сторонники защиты прав сексменьшинств отметили Международный день противостояния гомофобии — даже несмотря на то, что все мероприятия, приуроченные к этому дню в Минске, были запрещены властями.

В качестве международного этот праздник был закреплен в 2005 году и на сегодняшний день приобрел официальный статус в Бельгии, Бразилии, Великобритании, Испании, Коста-Рике, Люксембурге, Мексике, Нидерландах и Франции, а также признан Европарламентом.

Пользуясь случаем, хотелось бы поразмышлять о трех главных типах белорусских гомофобов: обывателе, государстве и большей части традиционной оппозиции.

То, что белорусское общество продолжает оставаться гомофобным даже через пару десятилетий после того, как секс у нас все-таки появился, не вызывает сомнений. Опросы общественного мнения — тому яркое подтверждение. По данным исследования, проведенного Белорусским институтом стратегических исследований в начале 2010 года, 62% опрошенных белорусов высказалось за криминализацию однополых связей. И в этом нет ничего удивительного. В условиях отсутствия публичной дискуссии по большинству значимых для населения тем и тотального госконтроля над СМИ, обывателю ничего другого не остается, как внимать гомофобной риторике первых лиц государства. Я полностью уверен, что гомофобность белорусского общества проистекает не из страха перед тем, что, увидев на улице кучку митигующих геев и лесбиянок, оно в одночасье станет поголовно гомосексуальным, а из-за недостатка образования по данному вопросу.

Какие бы цифры ни выдавали опросы, необходимо понимать, что обеспечение прав человека никогда не должно зависеть от общественного мнения. При любых обстоятельствах недопустимы пытки, даже если бы в обществе и нашла поддержку идея о возможности их применения в определенных случаях. Гомофобные настроения в обществе часто основаны на неполном знании фактов, а результаты опросов варьируются в зависимости от того, каким образом сформулированы вопросы.

Мало кому известно, что День противостояния гомофобии был выбран неслучайно — именно 17 мая 1990 года Генеральная ассамблея ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения) исключила гомосексуальность из списка психических заболеваний. С 2002 года в Беларуси внедрена и используется ВОЗ-овская Международная классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ-10), где нет такого диагноза, как «гомосексуализм». Широким слоям населения также неизвестно, что большинство исследователей склоняются к объяснению природы гомосексуальности генетической предрасположенностью, а не воспитательным окружением или сознательным выбором человека. Не знают они и о том, что нет научных доказательств излечимости гомосексуальности. Многие, если бы были должным образом информированы, возможно, изменили бы свои взгляды.

Если гомофобия существует в обществе и поддерживается государством, значит, она ему выгодна. В тоталитарных и авторитарных режимах гомофобия всегда успешно использовалась и используется не только для подавления инакомыслия организованных групп и отдельных личностей, но и в целях более жесткого контроля над лояльными гражданами (например, как дополнительный повод для сбора компромата).

Белорусские оппозиционеры часто сетуют на то, что власти используют сексменьшинства для очернения их репутации в глазах потенциального электората. Честно говоря, радужный флаг на публичной акции традиционной оппозиции — что слону дробина. Подмочить ее репутацию еще более чем оно есть ну просто невозможно. Я полностью согласен с одним из оппозиционных лидеров: говорить надо о том, что сегодня действительно волнует население страны — «будет ли приватизация, будет ли реальная модернизация предприятий, придут ли прямые инвестиции, какими будут пенсия и заработная плата». А вот разыгрывание и обсасывание фарса с вырыванием флага наталкивает на грустную мысль о том, что участие сексменьшинств в акциях оппозиции становится едва ли не единственным поводом, чтобы вспомнить о существовании этой оппозиции вообще.

Важно понимать, что властям выгоднее сталкивать между собой немногочисленные протестные группы, нежели давать им возможность конструктивного диалога и выхода на решение общих проблем единым фронтом. И эта карта будет с успехом разыгрываться до тех пор, пока будет жива гомофобия как в обществе, так и в рядах политической оппозиции.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».