Александр Синкевич. СУМЕРКИ ЭПОХИ. Вызов интеграции

Кризис вынуждает сближаться страны для кооперации и страхования возникающих рисков...

 

Александр Синкевич. Родился в 1975 г., окончил БГПА, инженер-экономист, директор консалтинговой компании «Sinkevich Technologies», специалист в области постановки и автоматизации управленческого учета, бюджетирования, внедрения международных стандартов финансовой отчетности. Работал с 1993 г. в Беларуси, России и Украине. Преподаватель Института Сертифицированных Финансовых Менеджеров ICFM, Великобритания, автор ряда публикаций в журналах «Бизнес-ревю», «Директор», «Финансовый директор», «Arche» и др. Участник проекта «Цитадель».

Кризис вынуждает сближаться страны для кооперации и страхования возникающих рисков. Этот процесс происходит в Европе, где в рамках Евросоюза начинают проявляться контуры отдельных региональных объединений, центральное из которых чем-то напоминает империю Карла Великого. Похожее сближение, несмотря на множество застарелых противоречий и обид, неумолимо идет и на постсоветском пространстве. Эти интеграционные процессы неизбежно несут в себе не только новые возможности, но также вызовы и угрозы, которые необходимо честно и тщательно анализировать.

В этой связи в Минске 5 июня в рамках проекта «Цитадель» состоялся круглый стол «Беларусь в Евразийском союзе: стратегия выживания» с привлечением известных российских интеллектуалов Андрея Фурсова и Елены Пономаревой. По итогам круглого стола появился этот материал, как суммирующий белорусскую позицию по вопросам евразийской интеграции.

Как мы помним, российские «Известия» осенью 2011 г. опубликовали статьи лидеров России, Беларуси и Казахстана на тему интеграции. Все авторы говорят о будущем Евразийском союзе, как о «связке» между Европой и Дальним Востоком, о едином экономическом пространстве от Атлантики до Тихого океана. Остановимся на этих аспектах подробнее.

Прежде всего отметим, что европейскую цивилизацию со времен Древнего Рима преследует бич раздела на «Запад» и «Восток». Этот разлом породил вековую непримиримую ревность и множество кровавых войн, а неоднократные попытки его преодоления неизбежно оставались тщетными.

Последний такой эксперимент длится уже 20 лет, когда восточная половина европейской цивилизации закрыла свой геополитический проект и попыталась зажить по правилам западного альтер эго. Однако это самоуничижение успехов не принесло: доля стран бывшего соцлагеря в мировом ВВП рухнула с 18,1% в 1990 г. до 7,1% в 2010 г., а постсоветского пространства — с 13,9% до 4,4%:



А сейчас зашаталась и Европа западной традиции — уже дошло до разговоров о крахе Евросоюза. Да и вся западноевропейская цивилизация переживает глубочайший экзистенциальный и ценностный кризис.

В этой связи обращение лидеров России, Беларуси и Казахстана к теме Евразийского союза выглядит закономерным и экономически оправданным. Но идейная подоплека такого объединения остается пока туманной.

С одной стороны, применительно к Евразийскому союзу говорится о единых ценностях свободы, демократии и рыночных законов, с безусловно западной окраской и идейным приоритетом. Этот подход озвучивался и зарубежными элитами, в частности З.Бжезинским во время российских вояжей. С другой стороны, в западноевропейских СМИ звучат опасения, что Евразийский союз рано или поздно откажется от чуждых ему ценностей и скатится к идее реванша с привычным противостоянием Запад-Восток. Подобная опасность, действительно, существует — вспомним в этой связи недавнее политическое обострение из-за американской системы ПРО в Европе.

Важно, чтобы у элит наших стран хватило мудрости не возобновлять банальный исторический спор и не усугублять продолжающийся мировой кризис военным противостоянием. Сохранить и приумножить достижения европейской цивилизации можно только совместными усилиями, открыто признав равную ценность «западного» и «восточного» исторического опыта. Именно такой принцип должен стать основой «интеграции интеграций», неоднократно озвучиваемой А.Лукашенко.

Вечно лимитрофная Восточная Европа при этом должна превратиться из проходного «моста» между Востоком и Западом в центральную точку сборки северного континентального единства — в цитадель европейской цивилизации. Беларусь в этой парадигме занимает совершенно уникальное положение, связанное со следующими особенностями:

1. Беларусь закрепила у себя многие важные достижения советского периода, что очевидно каждому гостю страны. И эта модель выстояла вопреки разрыву хозяйственных связей, внешнему давлению и небогатым природным недрам. Как сказано выше, доля постсоветских стран в мировом ВВП рухнула почти в 3,5 раза. А белорусская экономика, несмотря на общую тенденцию, сумела сохраниться — конечно, что-то просело, как тракторостроение или станкостроение, но что-то даже выросло, как выпуск холодильников или цемента.

Ни одна другая страна бывшего СССР не может похвастаться даже такими скромными показателями — повсюду реальный сектор разорен и уничтожен. Для наглядности можно привести еще один график, где показаны доли выпуска белорусской продукции среди стран бывшего СССР в 1990 г. и 2011 г.



Случилась поразительная вещь — да, мы стали меньше собирать тракторов, зато теперь наше производство занимает 75% постсоветского пространства. А оставшиеся 25% собираются по белорусской лицензии. Да и по остальным позициям мы наблюдаем серьезный рост доли белорусской экономики — до 10-15-20 и более процентов. А ведь наше население составляет всего 2,5% в бывшем СССР!

Уже слышу типичную мантру белорусофобов: «Это у вас все из-за российских дотаций!». Ну да, Беларусь пользуется скидками на энергоносители, но все равно мы покупаем газ и нефть в два раза дороже, чем, например, российские или казахские потребители. По логике, в этих странах вообще должен наблюдаться производственный бум. Но этого там и близко нет! Наоборот, повсюду бесследно сметены целые системообразующие отрасли: станкостроение, судостроение, авиастроение, электроника, животноводство и т.д. Забавно, что разные деятели из этих провалившихся и проворовавшихся стран с серьезным лицом пытаются учить белорусов, как нам реформировать свою экономику, дают советы вместе с МВФ и ВТО, выдвигают некие требования!

Вот и выходит, что даже плохая, устаревшая, нестабильная и т.д. белорусская модель на поверку оказалась многократно эффективнее всех «передовых и реформированных» экономик наших соседей. Именно это дает сейчас белорусам право требовать от своих партнеров по интеграционному процессу справедливых правил игры и гарантий сохранения и модернизации собственной экономической модели.

Более того, многие белорусские наработки (социальная справедливость, централизованная мобилизация ресурсов, поддержка отечественной промышленности и сельского хозяйства и др.) достойны лечь в концептуальную основу будущего континентального единства наравне с лучшими достижениями других народов.

2. В Беларуси мирно ужились культура православного Востока и католического Запада, североевропейская традиция и исторически южное христианство. Белорусские земли являлись ядром многонациональных Великого Княжества Литовского и Речи Посполитой, а в Российской империи белорусы были одной из государствоообразующих, титульных наций. Все это позволяет другим европейским народам относиться к белорусам, как к своим, близким людям. Поэтому качественное интеграционное предложение, сформулированное в Беларуси, может получить поддержку далеко за ее пределами.

Посмотрим на схему цивилизационных влияний на Беларусь.

Разве эта схема похожа на мост? Скорее, это точка сборки европейского пространства, место синтеза энергии, которая может и должна позволить Беларуси стать полюсом северного континентального пространства, задать тон будущей масштабной интеграции народов европейской традиции, живущих между Атлантическим и Тихим океанами.

Возможно, в этом состоит исторический шанс не только для Беларуси, но и для всего континента, чтобы выйти из исторического тупика: сохранив культурную самобытность, преодолеть искусственную разобщенность, соединить ценности, опыт и усилия ради высоких целей и грандиозных проектов, способных поднять человека над современным потребительским прозябанием.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».