Ярослав Романчук. КРИЗИС. Камволь экономика

Камвольная фабрика как зеркало белорусской модели…

Романчук

Ярослав Романчук. Руководитель Научного исследовательского центра Мизеса. Автор/соавтор восьми книг, свыше 1200 публикаций на экономическую тему. Лауреат премий Atlas Economic Research Foundation (2006, 2007), награды Свободы ISIL (2003 г). Автор разработанных демсилами Концепции интеграции Беларуси в ЕС, партнерства Беларуси и России, концепции бюджетной и налоговой политики Беларуси, Антикризисной программы для Беларуси, руководитель рабочих групп по разработке Национальной платформы бизнеса, Концепции молодежной политики. С апреля 2000 года по сентябрь 2011-го — заместитель председателя Объединенной гражданской партии. Кандидат в президенты Беларуси на выборах 2010 года.


Минская фабрика «Камволь» попала под раздачу. А.Лукашенко метал громы и молнии. Он нашел на бывшем советском флагмане «преступную безответственность». Уволил директора предприятия Светлану Стрижак, руководителя концерна «Беллегпром» Геннадия Вырко и его заместителя Андрея Мытника. Обозвал премьер-министра и его заместителя бездельниками, а также мотивировал нового руководителя ОАО «Камволь» Виктора Гавриленко грозным «Посажу!» В случае если он не модернизирует фабрику.


«Камволь» является зеркалом системы госуправления и социально-экономической модели Беларуси. А.Лукашенко вышел из себя, потому что увидел своё «я» в отдельно взятом «храме» бесхозяйственности и бездарного управления. Шестое чувство пошатнуло его искреннюю веру в правильность стратегического курса. В гневных речах и молниях критики он пытался избавиться от навязчивой идеи необратимого конца неосоветского эксперимента в отдельно взятой стране за счет уникальной по объему и продолжительности поддержки России. Не получилось.

Когда вся цепь — одно сплошное слабое звено

Один корпоративный провал может быть случайностью. Кризис одного сектора можно списать на внешние факторы. Краткосрочную рецессия всей экономики тоже можно списать на то, что всем в мире плохо. Но когда государственные заводы и фабрики «сыплются» тысячами, когда трудно найти сектор экономики с устойчивой траекторией развития, а экономику из года в год трясут разного рода кризисы, спрятаться от нелицеприятного диагноза невозможно. Глубинная проблема белорусской экономики — не в руководителях типа Светланы Стрижак или Геннадия Вырко. Не рабочие «Камволя» и тысяч других подобных заводов являются слабым звеном производственной цепочки.

Гораздо больше ответственности лежит на премьер-министре М.Мясниковиче, помощнике главы страны по экономическим вопросам Петре Прокоповиче и заместителе главы администрации Андрее Туре. Их работа — фильтровать идеи и предложения, которые поступают от президента. Их обязанность — отбраковывать откровенный шлак, твердо стоять на фундаменте науки и не допускать превращения бюджета в проходной двор проходимцев. Ни Администрация президента, ни Совмин, ни Нацбанк не справились с этой задачей. ОАО «Камволь» регулярно получало государственную поддержку, хотя реалистичного бизнес-плана у него никогда не было. Нет и сейчас, и от нервных криков главы страны он вряд ли появится.

Впрочем, это относится к тысячам хронических бюджетных попрошаек. Они объединили свой лоббистский потенциал через концерны, завернули грубые «дай денег, правительство» в милое уху идеологическую обертку «модернизация» — и раскрыли закрома родины под свои проекты. Разумеется, что на этих многомиллиардных долларовых потоках родились тысячи белорусских миллионеров. Они давно приспособились к стилю и содержанию больших начальников, притаились и ждут своего коронного часа — номенклатурной приватизации.

Самое слабое звено — сам Александр Лукашенко. Это он почти за 20 лет так и не сумел выйти из плена мифа о превосходстве и эффективности централизованной плановой экономики. Это он за целое поколение жизни страны не поверил, что частная собственность эффективнее государственной. Глава страны до сих пор не принял аксиому благополучия: чтобы активы качественно работали, у них должен быть хозяин. Назначенный чиновниками директор — это временщик. Его мотивация — «срубить» быстрые, шальные деньги себе на карман и замести следы. Даже под огромным бременем фактов и цифр глава страны не увидел, что ручное управление экономикой (регулирование цен, раздача льгот и преференций, денежные махинации) приводит к отравлению, зашлаковыванию экономики, а также к «грязным» рукам распорядителей чужого.

Одного поколения оказалась мало, чтобы А.Лукашенко научился делиться, работать в команде и доверять белорусам. Доверять — значит давать в их руки собственность, создавать условия для обмена товаров, услуг и денег без государственного посредничества. Работать в команде — значит делегировать полномочия и четко разделять ответственность. Глава страны превратил страну в ЗАО «Беларусь», но вместо полноценного участия в его управлении миллионов миноритарных акционеров он самолично принимает все решения, пользуясь лишь технической поддержкой запуганной, но жадной на чужие деньги и ресурсы номенклатуры.

Уроки «Камволя»

13-метровые потолки и батареи отопления под самой крышей в цехах «Камволя» — это прекрасный образ той системы, которую пытается спасти глава страны. Это такое управленческое алаверды рабочим фабрики, которые продолжают верить в спасение завтра, замерзая в цехах сегодня. Легче, дешевле и перспективнее было бы сравнять с землей такие помещения или просто отдать предпринимателям для перепрофилирования. Гигантские цеха были построены в совершенно иную эпоху, для другой страны. Ее уже никогда не будет. Зачем плестись в хвосте своей ностальгии и почти 20 лет стараться приспособить телегу-развалюху под современный электромобиль?

Таким образом, урок первый — не все то ценно и нужно, что старое и некогда было ценным. Редкие активы могут стать пользующимся спросом антиквариатом советской эпохи. Всё остальное выгоднее ликвидировать, чтобы дать землю и инфраструктуру новому, свежему, инновационному.

Урок второй. Госпредприятия при поддержке концернов «хватают любые деньги, не думая, как будут возвращать», только потому, что правительство подсадило их на иглу дешевых ресурсов. Оно выработало у них условный рефлекс: проси, бери, трать — всё равно потом спишут. ОАО «Камволь» получило миллиарды Br-рублей налогоплательщиков, а на выходе «мудрое» руководство «Беллегпрома» и фабрики показали нам чистые убытки почти в Br10 млрд. при минусовой рентабельности.

Урок третий. Государственные предприятия и их смотрящие из концернов так и не научились торговать, даже если потребителей им за руку приводит сам глава страны. «Как вы работаете с покупателями, мне отчасти знакомо... Они говорят: упаси господь нас связываться с Минском… Например, в Казахстане фабрика «Большевичка» брала у вас под госзаказ, военным, МЧС, ткани. Вы им пообещали и… успешно это провалили...» А.Лукашенко сам расслабил «красных» директоров и «крэпких» хозяйственников из концернов. Десятки провалов в прошлом не заканчивались принятием радикальных мер и кадровыми чистками. Чиновники умело приспособились к кадровой политике А.Лукашенко и научились вовремя перемещаться в рамках властной Вертикали.

Андрей Мытник, бывший директор «Камволя», оказался заместителем концерна «Беллегпром». Очевидно, за особые заслуги перед рабочими этого предприятия, которые вынуждены мерзнуть в цехах за мизерную зарплату. Только в редких случаях происходит выпадение руководящих лиц из обоймы. В этом нет ничего удивительного, ведь попадают туда по принципу личной лояльности, а не профессионализма. Это касается не только директоров предприятий и руководителей концернов, но и министров и больших начальников других структур управления. А.Лукашенко публично унизил их, обозвав бездельниками, обвинив в некомпетентности — и снова в Вертикали те же лица. Снова запуганный, затасканный по совещаниям мэр Минска Н.Ладутько должен разработать бизнес-план очередного спасения очередного предприятия столицы.

Кадровая слабость и некачественный управленческий капитал в органах госуправления стали одной из самых больших угроз власти.

Урок четвертый — глава страны в принципе, не может найти качественных руководителей и исполнителей под реализацию своих планов и прожектов.

ОАО «Камволь» и белорусская экономическая модель имеют одну общую черту. Они тупиковы. А.Лукашенко мечется, пытается в очередной раз всё уладить и наладить. Но сколько бы овечек он не распорядился вырастить в Витебской области, какое бы оборудование не приказал купить, спасти ОАО «Камволь» в его советском обличии, как и уберечь Беларусь от ошибок советского менеджмента, невозможно. Страна камволит, т.е. всё больше становится похожей на старый цех с добитым оборудованием и 13-метровыми потолками с подогревом неба. В нем мало чего для рабочего человека, даже концерновским начальникам уже нечего красть. В нем мало смысла. В нем все ещё живет неумирающий дух советского прошлого.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».