Михаил Пастухов. ДЕ-ЮРЕ. Видимость законности

Президентские акты отменили действие Конституции и законов, государственные органы не выполняют возложенные на них конституционные обязанности...

 

Михаил Пастухов. Доктор юридических наук, профессор, судья первого состава Конституционного суда.

22 января Конституционный суд (далее — КС) принял очередное послание «О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2012 году». Как всегда, оно получилось объемным (20 страниц текста в интернет-версии). Какие моменты заслуживают внимания? О чем промолчал КС? И вообще, нужен ли нам такой суд?

Послание: полная идиллия

В первых строках послания судьи КС отмечают, что основным направлением их усилий является предварительный контроль конституционности законов, принятых палатами парламента, но еще не подписанных главой государства. Работая в этом направлении, КС проверил 113 законов, принятых Национальным собранием в 2012 году.

И каков результат? Титаническая работа КС дала нулевой результат: никаких нарушений!

Такая картина наблюдается с конца июня 2008 года, когда был принят декрет № 14 «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности Конституционного суда Республики Беларусь». Именно на основании президентского декрета, а не конституционных норм КС проверяет законы, принятые палатами парламента.

Такая практика вызывает ряд вопросов. Первый: для чего понадобилось осуществлять предварительный конституционный контроль законопроектов? Второй: почему КС предпочел декрет Конституции? Третий: неужели все законы, проходящие через белорусский парламент, такие совершенные?

Отвечая на первый вопрос, следует отметить, что подобная практика существует в некоторых странах (Франции, Польше). Поскольку законы регулируют наиболее важные вопросы государственной жизни и принимаются на длительную перспективу, имеется резон в том, чтобы проверять их на предмет соответствия Конституции до вступления в силу. Для белорусского Конституционного суда — это еще и постоянный участок работы, поскольку до этого КС фактически бездействовал.

Ответ на второй вопрос связан со спецификой действующей иерархии правовых актов Республики Беларусь. Президентская ветвь власти безраздельно господствует. И конституционные судьи безропотно приняли к исполнению президентский декрет, невзирая на то, что он издан с превышением полномочий и противоречит Конституции (в частности, статьям 1, 6, 7, 83, 84, 101, 116, 137, 140). Это означает, что вся работа КС по предварительному конституционному контролю законов является юридически ничтожной.

Переходя к ответу на третий вопрос, можно усомниться в конституционной безупречности некоторых законов, принятых в 2012 году. Взять, например, закон от 26 мая № 376-З «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросам профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», в соответствии с которым введен запрет относительно нахождения несовершеннолетних вне жилища в ночное время без сопровождения взрослых.

В послании КС упоминает об этом законе и даже соглашается с тем, что его нормы устанавливают ограничение права граждан на личную жизнь (статья 25 Конституции) и права на свободу передвижения (статья 30). Но далее КС утверждает, что такие меры «…социально оправданны и отвечают положениям Конституции, согласно которым ограничение прав и свобод личности допускается (…) в интересах общественного порядка».

То есть, нарушение Конституции имеется, но оно «социально оправданно»!

Еще один пример: путем внесения поправок в закон «О государственной службе в Республике Беларусь» отдельным государственным служащим, занимающим должности, включенные в кадровый реестр главы государства и достигшим 65 лет, разрешено продолжать работу и после достижения предельного возраста пребывания на государственной службе. Но ведь это — нарушение статьи 41 названного закона, которая не предусматривает исключений из правил (65 лет и ни днем больше!).

Однако это нарушение не смущает конституционных судей, которые полагают, что «возможность продления срока пребывания на государственной службе для отдельных государственных служащих должна быть обусловлена их профессиональными и деловыми качествами…».

Как видим, если проявить принципиальность, могут возникнуть сомнения в конституционности ряда принимаемых законов. Правда, такую принципиальность ни Конституционный суд, ни даже отдельные судьи не желают проявлять.

«Уполномоченные субъекты» умывают руки

В очередной раз КС констатирует, что уполномоченные субъекты (президент, правительство, палаты парламента, Верховный суд, Высший хозяйственный суд) с предложениями о проверке конституционности нормативных актов не обращались. И это повторяется на протяжении более пяти лет.

Почему? Как это расценить? В послании нет ответа на эти неприятные для суда и «уполномоченных субъектов» вопросы.

Мне представляется, что государственные органы и уполномоченные должностные лица вводят общество в заблуждение относительно законности в Республике Беларусь. Своим молчанием, криводушием и бездеятельностью они создают видимость, что в стране нет и не может быть неконституционных актов.

На деле таких актов десятки, сотни, тысячи! О них пишут простые граждане. Так, за 2012 год только в КС поступило 772 обращения от граждан и организаций. Однако абсолютное большинство этих обращений КС оставляет без рассмотрения. И только на основании некоторых из них выносит решения, чтобы показать «трогательную» заботу о правах и свободах граждан.

Но вот почему КС до сих пор не решит вопроса о наделении граждан правом на непосредственное обращение в КС, чтобы их жалобы подлежали обязательному рассмотрению, как и предложения уполномоченных субъектов? Тогда бы у КС появились основания для принятия решений о конституционности и законов, и актов главы государства, и постановлений правительства.

Пока же граждане вынуждены бомбить своими жалобами уполномоченные субъекты, преимущественно палаты парламента, с тем чтобы те обратились в КС. Как отмечается в послании, в 2012 году таких обращений было 73 и почти во всех ставились вопросы проверки конституционности различных нормативных актов или указывалось на необоснованность ограничений конституционных прав и свобод. Ни одно из 73 обращений не нашло отклика у полномочных субъектов!

Для чего тогда эти субъекты наделяются соответствующими полномочиями? Почему они не выполняют своих конституционных обязанностей, а именно — «в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления и защиты прав и свобод личности»?

Как, в частности, стала возможной ситуация, когда главой государства издан явно антиконституционный декрет от 7 декабря 2012 года № 9 «О дополнительных мерах по развитию деревообрабатывающей промышленности»? По сути, введен принудительный труд в целой отрасли промышленности — и ни один из уполномоченных субъектов не посчитал необходимым обратиться в КС!

Сложившуюся в правовой сфере Беларуси ситуацию я расцениваю так: президентские акты отменили действие Конституции и законов, государственные органы не выполняют возложенные на них конституционные обязанности, тем самым лишив граждан возможности защищать свои конституционные права и свободы.

Нужен ли такой суд?

По сути, мы имеем молчащий и беспомощный Конституционный суд, который уклоняется от рассмотрения неконституционных нормативных актов. Нужен ли нам такой суд, который к тому же полностью зависит от главы государства и вынужден следовать проложенной им «генеральной линии»?

Ответ более чем очевиден. Республике Беларусь нужен иной Конституционный суд — самостоятельный, независимый, авторитетный, с широкой компетенцией. Это должен быть суд, который вправе и обязан рассматривать все вопросы, связанные с соблюдением Конституции и законов, начиная от формулировок вопросов, выносимых на референдум, и кончая рассмотрением жалоб граждан на нарушение их конституционных прав и свобод.

Но чтобы КС стал таким, должна в первую очередь измениться политическая система.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».