Игорь Драко. СТРАСТИ. Завидовать полякам и ездить к ним «на закупы»

Беларусь начинала, условно говоря, там же, где и Польша: на руинах территории, подконтрольной Москве. И где сейчас Беларусь, и где Польша?

 

 

Игорь Драко

Игорь Драко. Родился в Фергане (Узбекистан), в школу ходил в Ивье (Гродненская область), окончил Санкт-Петербургский университет (Россия). Гражданин Республики Беларусь, которому почему-то не дают эфир на БТ. Любит читать, слушать, смотреть, писать и говорить, но не верит, что в споре рождается истина, поэтому предпочитает беседу.

Без малого тридцать лет назад, 22 июля 1983 года, в Польше было снято военное положение. Приказ об этом отдал тот же человек, что и ввел военное положение 13 декабря 1981 года — руководитель ПНР генерал Войцех Ярузельски. Об истинных причинах, побудивших генерала поступить так, а не иначе, еще долго будут спорить как историки, так и участники тех событий. Но всю ответственность за этот шаг пан Ярузельски возложил на себя.

Потом была амнистия членов «Солидарности» и их сторонников, которых в 81-м году генерал называл «авантюристами, готовыми столкнуть Отчизну в пучину братоубийственной войны».

С июля 1986 года, когда правительством ПНР был принят закон об амнистии, по 21 февраля 1987 года им воспользовались 1200 участников антиправительственных выступлений (из которых 225 отбывали наказание в местах лишения свободы). Справедливости ради стоит отметить, что к амнистии Варшаву, можно сказать, принудили США, введшие против Польши различного рода экономические санкции.

20 февраля 1987 года все санкции, инициированные США, были сняты.

Распад социалистического лагеря в конце 1980-х стал очевиден, и власти ПНР решились на переговоры с «Солидарностью». Сложный процесс, вошедший в историю под названием «Круглый стол», в 1989 году завершился первыми в ПНР «почти» демократическими выборами. Большинство мест в парламенте досталось правящей партии ПОРП, но «Солидарность» получила достаточное количество мест, чтобы в августе того же года создать коалиционное правительство.

В декабре 1990 года лидер «Солидарности» Лех Валенса был избран президентом Польши.

Через год не станет СССР, и на восточной границе Польши появятся два независимых государства: Украина и Беларусь.

Про Беларусь, Украину и Польшу

Украина и Беларусь начинали, условно говоря, там же, где и Польша: на руинах территории, подконтрольной Москве.

И где сейчас Украина и Беларусь, и где Польша?

Нет, я не про то, что Польша в НАТО, а мы с украинцами нет. Я про социально-экономическое положение внутри стран и про политическую значимость если не в мире, то хотя бы в Европе.

Согласен, сравнивать политический вес Польши и Беларуси неправильно, так как население первой в четыре раза больше. Но в Украине живет больше людей, чем в Польше, по площади в Европе она уступает только России, имеет выход к морю, граничит с ЕС и Россией — что еще надо, чтобы преуспевать экономически и представлять значительного игрока на внешнеполитической арене?!

Впрочем, оставим Украину самим украинцам.

А мы?

На момент развала Советского Союза Беларусь обладала потенциалом для дальнейшего экономического развития, превосходившим возможности любой постсоветской республики (за исключением разве что России). Оно и неудивительно: сборочный цех и центр электронной промышленности плюс развитое сельское хозяйство и хорошее географическое положение.

Кто из нынешних двадцатилетних поверит, что в конце 80-х белорусы возили в Польшу на продажу телевизоры, прадедушек нынешних «Горизонтов»? Теперь «Горизонты» и белорусы-то не очень берут: лучше переплатить 50 долларов, но купить Panasonic или Samsung, а раньше вот вывозили бренд на запад.

Да, в общем-то, черт с ним, с «Горизонтом», он уже и не «Горизонт» вовсе, а нечто кое-как сляпанное из остатков электронной коллекции прошлого поколения, завалявшейся на китайских складах. Дело не в самом «Горизонте», а в том, что мы с Польшей словно бы поменялись местами.

Белорусские консульства выдают полякам визы с пометкой «Купляйце беларускае!»? Не выдают. Зато чтобы получить польскую визу «на закупы», белорус тратит не один день, получает ее, едет в Польшу и возвращается оттуда в автомобиле с прицепом, под завязку забитым товаром.

Почему белорус едет за покупками в Польшу? Даю ответ — разумеется, не для нормальных белорусов, а для архитекторов и адептов «белорусской модели»: там, в Польше, дешевле.

Более того, и средняя зарплата там в два раза выше.

И в сельское хозяйство там не закапывают столько бюджетных денег, как у нас.

Да, коммуналка и проезд в городском транспорте дороже. Так ведь Россия не продает Польше газ и нефть по «дружеским» ценам.

А откуда средства на грандиозное стройки в Варшаве, Кракове, других польских городах, о каких мы можем только мечтать?

Ну, не без помощи ЕС и США, конечно, но Беларуси с ее 9,5-миллионным населением Россия «отваливает» куда больше в процентном (если не в прямом) выражении.

Почему так?

А потому, что в Польше был «Круглый стол» и после развала социалистического лагеря победители из «Солидарности» и костела не стали мстить Ярузельскому: договорились и сдержали слово.

А потому, что авторитет Валенсы позволил премьеру Бальцеровичу запустить реформы.

А потому, что в 1995 году поляки вместо героя Валенсы выбрали Александра Квасьневкого. Время было негероическое — требовался другой лидер. Спасибо, пан Валенса, вы останетесь в истории Польши навсегда, но сейчас нам нужен новый президент.

А потому, что Квасьневски, отбыв два срока, уступил место Леху Качиньскому, который погиб в авиакатастрофе под Смоленском.

Польское общество глубоко переживало утрату президента, но, тем не менее, на досрочных выборах отдало предпочтение Брониславу Коморовскому, а не брату покойного Ярославу Качиньскому.

А что у нас?

Пару Шушкевич-Кебич народ и будущая власть признали виновной в социально-экономическом неустройстве начала 90-х. Приговор окончательный: вспоминать, как достойных людей первых руководителей независимой Беларуси запрещено. Пазьняк, который хотел другой Беларуси, враг. Где место врагу? В тюрьме либо в эмиграции. Пазьняк выбирает второе. Карпенко умирает при странных обстоятельствах. Гончар и Захаренко пропадают. Бывший премьер Чигирь проходит через тюрьму. Бывшего ректора БГУ и кандидата в президенты 2006 года постигает та же участь. Про 2010 год что-то говорить вообще излишне.

«Так что, вам для процветания только честных выборов не хватает?»

Не только их, но они нужны.

«А вот в Китае, там такой прогресс, но никакой демократии».

В Китае, уважаемый, каждые десять лет происходит смена лидера, и вместе с ним со своих постов уходят десятки, а то и сотни высокопоставленных чиновников. Таков закон в недемократичной Поднебесной.

Иначе быть не может.

Иначе — застой, называемый у нас стабильностью.

Иначе неминуем проигрыш.

Нужны сменяемость и конкуренция. Как в спорте: ну, не может команда 50-летних победителей Лиги чемпионов обыграть 25-летних финалистов этого же турнира. Такова жизнь.

Короче, поляки молодцы, а мы… Нельзя на популярном сайте выражаться нецензурно.

Они вспоминают, как 25 лет назад начался «Круглый стол», а мы вспоминаем… А мы вспоминаем, что завтра надо бежать за визой «на закупы».

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».