Наталья Рябова. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Цена сокращения

В Минске сокращение чиновничьего аппарата обернулось многодневными очередями на регистрацию юридических лиц…

 

Наталья Рябова. Окончила БГУ (социология), ЕГУ (философия), в 2013 году получила степень МВА (магистр бизнес-администрирования). Директор Школы молодых менеджеров публичного администрирования SYMPA, которая реализует исследовательский проект BIPART (Белорусский институт реформы и трансформации публичного администрирования).

Произведенное недавно сокращение чиновников задумывалось для увеличения эффективности и повышения незавидных зарплат работников госаппарата. С первым – большой вопрос. Из второго, по-видимому, вышла хорошая индексация - и не более того.

Кого же сократили? И каково жить тем, кто остался?

Вот, например, Мингорисполком. Численность работников сокращена примерно в 2 раза – согласно новой типовой структуре. Немало. Если такой состав сможет работать эффективно (ведь сроки для административных процедур не меняли), то возникнет резонный вопрос, чем тогда занимались все эти «лишние» 500 человек в одном только Мингорисполкоме за бюджетные деньги. Если не сможет – нам же хуже.

Вот один пример того, как эти изменения влияют сейчас на жизнь бизнеса. Если раньше регистрацией юридических лиц и индивидуальных предпринимателей занимались соответствующие отделы в девяти районных администрациях, то с 1 июля вся эта работа возложена на Главное управление юстиции Мингорисполкома. Там, собственно, процессом регистрации новых юридических лиц, включая и общественные объединения, а также регистрацией изменений и дополнений, вносимых в учредительные документы, занимается один отдел (регистрационно-правовой). Он состоит из 4 человек (укрепленных незначительным количеством временных работников) – для обслуживания всего Минска это совсем не много. Как тут не вспомнить образ классической советской официантки или продавщицы: вас много, а я одна.

Ситуация осложняется еще и тем, что к огромному количеству представителей юридических лиц сейчас добавились индивидуальные предприниматели, которые с 1 июля также должны регистрироваться не в администрациях районов, а в так называемом едином регистрационном органе.

ИПэшники и юристы занимают очередь для попадания в «одно окно» загодя – на рассвете, а то и за сутки. Активизирована услуга «предварительная запись», воспользоваться ей, можно позвонив по телефону или, как чаще бывает, в случае, если не дозвонишься, придя в канцелярию и отстояв очередь для предварительной записи. Записаться на подачу документов удастся через 7-8 дней. Если кому-то зарегистрироваться нужно срочно по причине отъезда или визита иногородних или иностранных участников, присутствие которых может быть обязательно, то выход был такой: можно выжидать возле заветного кабинета в надежде, что кто-то из записавшихся не придет. Но в настоящий момент и эта опция исчезла: прием ведется ТОЛЬКО по предварительной записи. Сама процедура регистрации, довольно несложная сейчас, не изменилась – стоит только попасть в одно окно и ничего не забыть, ибо попасть второй раз – такая же проблема, как и в первый. Того и гляди, начнут штурмовать, как в нашумевшем видео из российского органа получения разрешений на работу.

Специалисты этого отдела обязаны вести прием с 9 до 18 каждый день с перерывом на обед, хотя никто их не освобождал и от иной работы (кроме приема граждан): ответы на письменные обращения граждан, юридических лиц и государственных органов, участие в совещаниях Мингорисполкома, ведение методологической и правовой работы и т.п.

И в этом «несчастливом» регистрационно-правовом отделе до 1 июля также произошло сокращение численности штата. В итоге что мы имеем: сокращены девять отделов в районах, а в них на протяжении многих лет было как минимум по три человека – специалист, занимающийся регистрацией юридических лиц, специалист, занимающийся регистрацией индивидуальных предпринимателей, а также специалист, занимающийся процессом ликвидации. Теперь весь этот объем работы возложен на три с половиной человека на весь Минск. О душевном состоянии этих людей и уровне стресса мы можем только догадываться: наверняка, кроме тех, кто «по талончику», есть и срочные случаи, которым «только спросить»: одному надо завтра уезжать в отпуск, у другого – приехали иностранные участники, у третьих - истекает установленный законодательством срок для регистрации изменений и дополнений, четвертые – это беременные женщины и люди с маленькими детьми. Невольно напрашивается аналогия с поликлиникой и специфическими правилами ее посещения. Видимо, в отделе работают профессионалы с железной психикой, которые и осуществляют в Минске такую важную функцию государства, как регистрация бизнес-образований.

Кстати, о дозвоне. Сотрудник, который обеспечивает предварительную запись, одновременно принимает заявления со всего города об изменении юридического адреса и о смене руководителя, и регистрирует их.

Я представляю, каково объяснять иностранным инвесторам, что они не могут приехать тогда, когда им удобно, а должны спланировать приезд в Минск тогда, когда их представитель раздобудет «талончик» на прием.

Таким образом, зарегистрировать юридическое лицо в один или даже два дня стало просто невозможным, при этом в законодательстве ничего не поменялось! А просто добавилась еще одна «административная» процедура – запишись на прием за неделю. Вероятно, улучшить ситуацию смогло бы широкое внедрение электронного правительства, в частности, электронная регистрация, над которой, говорят, работает Министерство юстиции, но когда это реализуется, неизвестно.

Это последствия, которые видны сразу. Подозреваю, что для более длительных и сложных процедур мы почувствуем таковые не сразу, а где-то через полгода, ведь многие административные процедуры занимают не один месяц, и сложно увидеть сейчас, замедлился ли процесс. А может, все и обойдется, внутри уменьшенных структур произойдут перераспределения обязанностей, полномочий и нагрузки, и тогда более-менее? Не знаю, хотелось бы верить в такой вариант, но он предполагает, что у руля этого переформатирования – неравнодушные люди и талантливые управленцы, ибо даже для матерых бизнесменов и антикризисных управляющих эта задача не самая легкая.

Что же чувствуют сотрудники госаппарата? Настроения «уйду, как только закончится контракт» присутствуют. Неизвестно, конечно, осуществят ли эту угрозу их авторы, но престиж госслужбы тем самым явно не укрепляется. Хотя понятно, что никакое, даже самое разумное и оправданное сокращение не будет популярным у группы, которая от этого страдает. Выигрывает ли от сокращения по принципу «сначала ввяжемся в войну, а там посмотрим» само общество – вот это большой вопрос.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».