Наталья Рябова. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Кодекс строителя государства

Есть работающее антикоррупционное законодательство, есть правила проведения тендеров. Но Этического кодекса нет…

 

Наталья Рябова. Окончила БГУ (социология), ЕГУ (философия), в 2013 году получила степень МВА (магистр бизнес-администрирования). Директор Школы молодых менеджеров публичного администрирования SYMPA, которая реализует исследовательский проект BIPART (Белорусский институт реформы и трансформации публичного администрирования).

Я никогда не обладала волшебным умением давать подарки — всякие шоколадки и завернутые в них деньги и т.п. — так что это было заметно получателю, уместно и не оставляло чувства неловкости на ближайшие два дня. За это была порицаема более приспособленными к жизни подругами, которые не только умеют это делать, но и знают, какой величины и стоимости подарок должен быть презентован в каждом конкретном случае. Видимо, в жизненных университетах я прогуляла пару, где, похоже, всем, кроме меня, надиктовали этот неписанный свод правил.

Но иногда я чувствую, что не одна затрудняюсь в ориентации в этом мире. И по рассказам друзей, и по тому, что в западных странах прописано, что считать подарком и что с ним делать, какой ценности и от кого благодарность можно принять, а что будет считаться взяткой.

Так, мы во время наших учебных сессий в школе SYMPA посещаем множество государственных заведений в разных странах и везде дарим выступающим подарки — сувениры из Беларуси. И у нас было опасение, не будет ли это считаться взяткой, скажем, в Швеции, где этическим вопросам и прозрачности уделяется особое внимание. Оказалось, нет, потому что мы не участники тендеров, не бизнес, который чего-то хочет от чиновников, в общем, мы никак не связаны общими или различающимися интересами, поэтому подарок от нас принимали с благодарностью, хотя часто и с удивлением.

Существует множество этически сложных вопросов, на которые так просто и быстро ответ не дашь. Классические вопросы о лжи во имя благой цели или счастье для всех ценой слезы ребенка. В статье «Коммерсанта» об исследовании, проведенном Левада-центром, описывается изменение ценностей россиян с 1992 года. Оказалось, что представления о том, что такое хорошо и что такое плохо серьезно поменялись — и во взглядах на личную жизнь, и в отношениях с государством.

Социологи утверждают, что среди россиян сейчас 60% считает недопустимым укрывательство налогов, а 20 лет назад таких было 46%. Выросло это количество в основном за счет неопределившихся в прошлом опросе. Точно так же выросло количество тех, кто считает нормальной критику правительства (80%), а в 1992 году 16% респондентов затруднились ответить на такой вопрос — они не знали или не хотели говорить, можно критиковать правительство или нет.

Если обобщать, то изменение ценностей по отношению к государству выражается в том, что содержать его финансово люди, в целом, согласны, а вот тратить на него время своей жизни (в виде службы в армии и т.п.) — все меньше и меньше.

Или вот вопрос о взятках. Чуть больше людей, согласно тому же исследованию (64% против 62%), стало считать их предосудительными. Как-то это не вяжется с масштабом их распространенности. Видимо, дают и берут, не считая это подвигом. Ну а кто без греха, пусть первый бросит в меня камень.

Вот такие моральные «двойные стандарты». В лекции «Коррупция глазами чиновника» социолога Дмитрия Рогозина объясняется, что каждый чиновник считает себя хорошим, нормальным человеком, и свое окружение тоже считает таким же. Все негодяи и мерзавцы, которые, конечно, существуют, живут за пределами этого круга. Социолог рассказывает, как часто встречалась очень хорошо знакомая белорусам риторика «ну вы же все понимаете».

Допустимо ли послать служебную машину за больной мамой? Должны ли чиновники, которые разъясняют новое постановление, брать за это деньги? Проводить такие «разъяснительные мероприятия» в рабочее время или же в свободное, или в рабочее по согласованию с начальством? Поскольку ответы на сложные этические вопросы могут быть самыми разными, в западных странах есть этические кодексы (общий для чиновников и специализированные для отдельных категорий). Это документы, которые четко регламентируют, нормально ли для чиновника выпить после работы, что делать с подарками, как используется карточка лояльности авиакомпании или подарки от поставщика канцтоваров, например, и т.п.

Надо различать этические проступки и коррупцию, которая является уголовно наказуемым деянием. В самой коррупции как объекте научного анализа тоже выделяют различные подвиды: от бытовой до grand corruption — коррупции высокого уровня. Например, есть понятие old boys networks, оно описывает преимущества, возникающие от того, что некие поколения учились, служили и работали вместе, и когда они этой когортой добиваются успеха и положения, то помогают друг другу. Что, с одной стороны, нормально, а с другой, если речь идет о государственных деньгах, уже спорно.

Что касается бытовой коррупции, то к ней по-разному относятся, от порицания до терпимого отношения. Есть даже ее апологеты, которые утверждают, что она компенсирует провалы рациональности в законодательстве — кривые процедуры, низкие зарплаты и т.п. А страшна, по их мнению, только такая коррупция, которая разъедает системные функции. В Грузии, когда проводили их знаменитые реформы, даже устанавливали цену административных процедур исходя из принятого размера взятки. Рынок, что сказать.

Другая позиция говорит, что любая коррупция — это разрушение. Если бы она вдруг исчезла, то на некоторое время возник бы коллапс, но потом вынужденно бы возникла более адекватная система. А пока, конечно, можно принимать любые нелепые законы и постановления, потому что коррупционная подушка их выровняет.

У нас есть некоторые специальные кодексы (для таможенников, например), но общего для чиновников нет. Есть закон о государственной службе, который описывает в общих чертах моральный облик госслужащего, но не отвечает на сложные вопросы и не устанавливает реальной ответственности за нарушение этических норм. Есть работающее антикоррупционное законодательство, есть правила проведения тендеров. Но Этического кодекса нет.

Мы считаем, что он необходим. Но, с другой стороны, похоже, целесообразности в его создании и применении не видят — говорят, всем и так все понятно на уровне здравого смысла и общей культуры: нос рукавом не отирать, в стельку не напиваться, помнить, что ты представляешь собой белорусское государство. Но достаточно ли этого?

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».