Инна Ромашевская. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Наказать кого попало

Персонально ответственные у нас одни, а отдуваются другие…

 

Инна Ромашевская. Эксперт в области государственного управления с 15-летним опытом работы в сфере международного развития, участник ряда проектов по исследованию модернизации государственной службы в постсоветских и бывших социалистических странах. Своей задачей видит содействие реформе государственного управления в Беларуси, а также расширение участия в этом процессе независимых экспертов. Руководитель исследований проекта BIPART (Белорусский институт реформы и трансформации публичного администрирования).

«...а Королева была уже в безумной ярости и вопила «Отрубить ему голову!» (или «Отрубить ей голову!») ежеминутно, а то и чаще».
Л. Кэролл «Приключения Алисы в Стране Чудес»

 

Разгул антикризисного управления на «Борисовдреве» на минувшей неделе хоть и оживил дождливую ноябрьскую пятницу, но интересен был главным образом своим размахом (достойным кэролловской Королевы) и сумбурностью даже выше привычного уровня.

Ясно, что влияние всех этих начальственных фейерверков на реальное состояние дел с модернизацией «Борисовдрева» нулевое, сколь бы скорбное выражение не отражалось на лицах распекаемых чиновников. Да и сам президент понимает это не хуже других, и эпитеты процессу подбирает соответствующие — то барахтанье, то вот сейчас «кувыркание».

Так и осталось непонятным, что же послужило «спусковым механизмом» в этом случае — то ли захламленная территория вкупе с водоемом, то ли затягивание сроков, то ли еще что. А вот то, что за этим последовало, напоминает фильм, который показывают задом наперед.

Сначала президент распекает и карает за невыполнение сроков и потраченные зря миллионы. Потом чиновники пытаются оправдаться, ссылаясь на отсутствие рабочих рук, отсутствие проектной документации и разрешений на строительство и так далее. И, наконец, назначенный разгребать всю эту заваруху почему-то глава КГК Якобсон сообщает, что:

- необходимо разработать помесячные графики модернизации предприятий и согласовать их со всеми, кто в этой модернизации участвует;

- разобраться, имеются ли для этого необходимые кадры;

и еще одна мелочь:

- необходимо выяснить, куда девать продукцию, которая в результате этой модернизации получится.

«Мы вводим огромные мощности и можем столкнуться с проблемой реализации продукции. Уже сегодня нужно видеть, куда ее сбывать. Но пока у предприятий нет ни протоколов намерений, ни тем более договоров с потребителями на внутреннем и внешнем рынках» — сообщил глава КГК и упомянул, что у директоров модернизируемых предприятий по этому поводу «растерянность и неясность».

Удивительно, что описывая весь «нехилый кусок» предстоящей работы, г-н Якобсон тем не менее подтвердил, что установленные программой модернизации и президентом сроки должны быть соблюдены неукоснительно. Возникает вопрос, откуда взялись обозначенные сроки, если помесячные планы не согласованы с исполнителями, ситуация с кадрами непонятная, а будущие плоды модернизации вызывают у руководителей предприятий «растерянность и неясность»?

Впрочем, ответ на этот вопрос лежит на поверхности для каждого, кто знает, в чем разница между политиками и администраторами, описанная еще Максом Вебером и «взятая на вооружение» всеми современными системами государственного управления. Дело политиков — ставить амбициозные цели, увлекающие избирателей. Дело администраторов — тщательно прорабатывать эти цели на «выполнимость» и предлагать наилучшие пути их достижения. Одна из главных черт государственного администратора — его способность профессионально заключать «это невозможно» или «от этого будет только вред», не боясь потерять работу или свободу.

Там, где профессиональная бюрократия не защищена от произвольного увольнения и расправы, она учится говорить «да» и соглашаться со всем, надеясь, что в итоге «пронесет».

Впрочем, бывает и другой подход, позаимствованный из корпоративного управления — его еще называют новым государственным менеджментом. Он требует администратора другого типа — амбициозного, готового идти на риск и брать на себя ответственность за результат сложных реформ или программ. Движет таким госслужащим обычно возможность продемонстрировать свои способности в расчете на карьерный рост и общественное признание. Такой администратор готов принять на себя и личную ответственность за провал.

Но, несмотря на все разговоры о личной ответственности чиновников за срыв модернизации, невозврат кредитов и так далее, администраторов нового типа у нас не предвидится. По крайней мере, пока в государственном управлении действует старая армейская поговорка «разобраться как следует и наказать кого попало» — да еще и задом наперед. Отличный анализ Виктора Малишевского как раз демонстрирует, что персонально ответственные у нас одни, а отдуваются другие.

Впрочем, особо сочувствовать «попавшим под раздачу» тоже, похоже, не стоит. Опыт показывает, что с треском уволенные рано или поздно всплывают на не менее престижных должностях. Как говорил еще один персонаж того же Кэролла «Всё ведь одна комедия! У нас тут никто никого не казнит, не волнуйся».

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».