Инна Ромашевская. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Служить бы рад

А какая вообще госслужба нужна белорусскому государству?..

 

Инна Ромашевская. Эксперт в области государственного управления с 15-летним опытом работы в сфере международного развития, участник ряда проектов по исследованию модернизации государственной службы в постсоветских и бывших социалистических странах. Своей задачей видит содействие реформе государственного управления в Беларуси, а также расширение участия в этом процессе независимых экспертов. Руководитель исследований проекта BIPART (Белорусский институт реформы и трансформации публичного администрирования).

В минувший понедельник руководитель государства признался, что кадровая политика в нашем госаппарате осуществляется... хм, ну примерно также, как и любая другая политика в последнее время — хаотично и наскоком. Оставим эти заявления президента, как всегда, за скобками, ограничившись лишь цитатой профессора Преображенского: «Значит, когда эти баритоны кричат «бей разруху!» — Я смеюсь... Клянусь вам, мне смешно! Это означает, что каждый из них должен лупить себя по затылку!».

На сетования президента о том, что «во власть» не хочет идти ни молодежь, ни руководители предприятий, ни, судя по всему, любые мало-мальски вменяемые люди, всю минувшую неделю сыпались предложения о том, как исправить ситуацию:

Глава президентской администрации Кобяков считает, что необходимо разыскать в стране тех немногих людей, которые обладают управленческим талантом, и привлечь их к управлению государством. Причем материальные стимулы должны в этом играть незначительную роль.

Известный инноватор вице-премьер Тозик полагает  что, напротив, перспективы получения жилья и — по окончании службы — достойной пенсии — как раз-то и должны привлечь на госслужбу талантливую молодежь.

Замглавы ИАЦ и по совместительсву блогер БелТА Мацевило считает, «что прозрачность в отборе на госслужбу и карьерном росте является едва ли не основным критерием отношения одаренной молодежи к государственной службе».

Приветствуя все эти дорогие нашему сердцу озарения (о необходимости прозрачного отбора на госслужбу мы пишем с 2011 года), нельзя не отметить, что их объединяет одна черта.

Уверенность в том, что проблемы госслужбы и кризис кадров можно решить действиями, внешними по отношению к самой организации работы госаппарата.

Кобяков предлагает находить (где-то) уже сформировавшихся (где-то) талантливых управленцев и нанимать их на госслужбу.

Тозик, видимо, полагает, что специалисты, согласные впрячься в работу госаппарата за льготное жилье и пенсию, будут отличаться от тех, которых описал описал Лукашенко: «Все чаще на госслужбу попадают люди не те, которые должны там быть, которые боятся или не хотят проявлять инициативу, самостоятельно принимать решения и нести ответственность за результат».

Впрочем, вице-премьер все-таки осознает необходимость повышения квалификации кадров, правда, в таком виде: «Нам надо больше молодых людей направлять на обучение за рубеж, чтобы они понимали механизм функционирования экономики (?), формируя то поколение государственных служащих, которое будет приходить нам на смену».

Справедливости ради следует сказать, что Андрей Мацевило, все-таки будучи аналитиком, пытается затронуть и вопросы внутренней организации работы госаппарата. Но и он не слишком далеко ушел от идеи лишь более точно расписать должностные обязанности и искать аналитиков на должность аналитиков и пиарщиков — на должность пресс-секретарей.

Зудящий вопрос, остающийся после знакомства со всем этим великолепием решений — а какая вообще госслужба нужна белорусскому государству? Если необходима реформа или хотя бы систематизация работы — объясните, какая цель и какой результат ожидается в конце?

Но пока все ограничивается наивными сетованиями — мол, нужные люди не идут, а ненужные не работают так, как надо. Хотя даже начинающему кадровику должно быть понятно, что если организации нужен «здоровый креатив, творческое мышление и нестандартный подход», недостаточно просто обозначить эти критерии в объявлении о вакансии. Талантливого управленца не заманишь гарантированной пенсией в 60 лет. Креативного, амбициозного специалиста не удержишь на работе, где возражать начальству — самый страшный из грехов, и где принятие самостоятельных решений чревато всеми карами земными и небесными.

Может быть, стоит отказаться от мысли о том, что где-то в природе существую идеальные кадры для белорусской госслужбы, их только надо найти и заманить на работу. Может быть, стоит так организовать работу — для начала хоть в одном министерстве — чтобы талантливые амбициозные выпускники университетов дрались за возможность хотя бы пройти там практику? Потому что процесс приема на госслужбу можно делать столь угодно прозрачным — что толку от этого, если никто не хочет там работать.

С другой стороны, почему о катастрофе с заполнением вакансий — "При наличии резерва почти два года пустует кресло заместителя министра экономики... Длительное время вакантны должности заместителей министров архитектуры и строительства, спорта и туризма, директора Департамента контроля и надзора за строительством государственного комитета по стандартизации" — мы узнаем из выступления главы администрации? Что мешает сделать эти вакансии публичными, раз уж внутреннего конкурса (или резерва) недостаточно? А требуется всего лишь объявить публично необходимые компетенции, условия работы, полномочия и ответственность.

Еще раз хотелось бы подчеркнуть, что дискуссия о кризисе кадровой политики в госаппарате очень важна и полезна для трансформации госуправления в Беларуси. Вот только хотелось бы, чтобы белорусские топ-чиновники поняли, что внешними по отношению к госслужбе шагами эту проблему не решить.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».