Андрей Войтович. ПОЛЕМИКА. Думать по-европейски: ЕГУ переживает реформы

О том, что происходит в ЕГУ — от непосредственного участника событий...

Андрей Войтович. Блогер, студент третьего курса бакалаврской программы «Новые медиа» Европейского гуманитарного университета.

Понеслось, поехало. Не прошло и пяти лет после нашумевшего видеоинтервью одной белорусской девицы Татьяны Жук, которая сетовала на безобразие, творящееся в ЕГУ, как на личном опыте развязалась борьба стабильности целей и удачливости опытов с проявлением непрофессионального поведения и стирания элементарных рамок этикета. «Преподаватели между собой ругаются, они ненавидят друг друга», — изливала перед всей страной душу Татьяна на камеру государственного ТВ. На девушку заслуженно обиделись и, впрочем, как и интервью, уже забыли... Однако феномен «что-то не так» в Европейском гуманитарном университете нуждается в оценке.

В последние дни становится мейнстримом писать о том, что переживает ЕГУ: официально — структурные трансформации, другие называют происходящее проявлением авторитаризма и даже тоталитаризма, кто-то поддерживает одних, кто-то — других, некоторые студенты и вовсе предпочитают промолчать, что, как мне кажется, весьма логично ввиду одной из главных обязанностей — учиться. До определенного момента развития волюнтаристских идей держать дистанцию от конфликта двух сторон — изначально, платформы «За новый ЕГУ» и администрации — было возможным. Однако после стирания допустимых границ между академическим профессионализмом и политическими интересами, демонстрация студенческого нейтралитета была обречена на провал.

Кто испортил гамбургеры?

Прошлый год войдет в историю университета, достойно показав качество и могущество студенческой инициативы. Студенты, собираясь вместе, приглашая преподавателей, администрацию, очерчивали ряд вопросов, которые нуждались в доработках. И, вероятно этой зимой, фундамент университета дал трещину сомнения в том, что план строительства здания неэффективен. Та необходимость реформ, о которой говорили все, без иронии и пафоса казалась панацеей от всех бед академической организации, напастей финансового управления и структуризации университета в целом.

Параллельно белорусские СМИ тиражировали страшные заголовки, например, «Раскол в ЕГУ», в котором представители альтернативной платформы, избранные в Сенат, рассказывали про ужасы присвоения ректором всех полномочий и единоличной разработке проекта реформ. Тем временем, университет в этом году подходит к переаккредитации, и вера в неосведомленность об этом событии членов Сената подвергается сомнению.

Безусловно, «что-то не так». И понять, откуда идет длинноногая конфликтная ситуация, поможет только время. Поэтому многие вопросы до сих пор витают в воздухе. Например, почему протестующие были довольны своими трудовыми условиями и на протяжении последних лет не предпринимали попытки высказать свое недовольство? Как происходило подписание администрацией такого важного документа, как этический кодекс, вызвавший резонанс как у преподавателей, так и у студентов? Почему и в самом деле преподаватели, имеющие деловые отношения с университетом, проводят свои научные исследования от имени чего угодно, но не ЕГУ, в то время как Министерство образования Литвы резонно сомневается в фактической целесообразности и научности высшего учебного заведения?

Не навреди: переходный возраст

Стреляя концепциями демократии по сторонам и проводя параллели с американским государственным опытом, бывший студент и автор статьи «Что происходит в ЕГУ» Александр Адамянц обвинил дипломатичность в общении со СМИ выполняющего обязанности проректора по коммуникации Дариуса Удриса в цинизме и высокомерии, при этом упуская из внимания добровольные высказывания уволенного П.Терешковича, главы Сената, о том, что «ЕГУ — это Макдональдс», или, что ещё хуже, «университет гастарбайтеров». Закономерные действия организации в отношении сотрудника, имеющего контрактные отношения, вызвали волну возмущения, однако рано или поздно штиль ответственности наводит порядок в ЕГУ.

Сравнительно молодой возраст университета, 20 лет, конечно, встречает на пути взросления как внешние, так и внутренние испытания, однако, не отходя от примера, стоит ли искать горизонты развития, когда обязанности проректора по вопросам коммуникации, по-видимому, без согласованности, выполняет антрополог Терешкович, который лучше, чем кто-либо другой знает о принципе разделения властей?

К сожалению, лично не довелось слушать лекции уволенного преподавателя, однако наличие факта нанесения вреда имиджу невозможно аннулировать академическим авторитетом и прочими заслугами. Поддержка большинства, конечно, орудие сильное, и достаточно сложно противостоять сотням студентов и преподавателей, ополчившихся против руководства и не только под лозунгами «Ректор, уходи!». Однако сила страха признать ошибки встречает нежелание заботиться как об имидже, так и о студентах, продолжая впутывать последних в свои авантюры, например, присылая приглашение по университетской почте подписать петиции вместо оценок за контрольные, отправленные месяц назад.

Созидание против революции

Отчаяние в поверхностном восприятии проблемы растет с геометрической прогрессией, вступая в схватку с принципами плюрализма, где мнение меньшинства также имеет право на существование. Мой энтузиазм учиться не хочет гаснуть, становясь заложником политической игры двух сторон, маскирующих личные интересы общими. Но сохранение непредвзятости погибло в битве за потребность в знаниях, которые подставляют щеку науки под меркантильный удар протестующих, бравадно отстаивающих свои позиции.

Гуманитарные основы, различные философские концепции, политические модели настраивают глубину восприятия мира. Только вот что делать, когда теоретические знания, рассказанные на лекциях, не находят своего подтверждения в реальной жизни? Когда конструктивизм идей игнорируется эгоизмом мнения? И как объяснить тем, кто за метафоричностью такта не видит зерна мысли в том, что воздушный шар конфликта будет сдуваться, согласно существующим законам, несмотря на возможные разрушения чей-то революционной эстетики.

Утопичная вера в добрые намерения тех, кто борется под флагом ЕГУ, требует минимального заряда искренности, который начнет диалог продуктивных целей и результатов. Преподавателям в оппозиции следует прекратить медиацию раздутого конфликта, в то время как администрация должна продемонстрировать свою уверенность в реформах, а также постараться слышать голоса несогласных, апеллируя к закону и причине.

Логично, что изменения, которые больно переживаются сегодня, обеспечивают новые возможности развития в пользу здравого смысла, а не спекулятивного восприятия реальности. Ведь, по большому счету, оскорбительные сравнения бывшего преподавателя и холодные комментарии проректора о том, что незаменимых не бывает, находятся в одной культурной плоскости. И в действительности, как говорила невзошедшая звезда ЕГУ: мы должны учиться, учиться думать. Думать, что мы говорим, где и когда. Думать, осознавая глубину истинных (!) европейских ценностей.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».