Инна Ромашевская. КАК ОБУСТРОИТЬ БЕЛАРУСЬ. Менталитет всемогущий

Понятие это прочно перекочевало из около-академических дискуссий психологов и культурологов в государственную политику...

Инна Ромашевская. Эксперт в области государственного управления с 15-летним опытом работы в сфере международного развития, участник ряда проектов по исследованию модернизации государственной службы в постсоветских и бывших социалистических странах. Своей задачей видит содействие реформе государственного управления в Беларуси, а также расширение участия в этом процессе независимых экспертов. Руководитель исследований проекта BIPART (Белорусский институт реформы и трансформации публичного администрирования).

Каждый исследователь реформ в наших краях, делая самые первые шаги, натыкается на слово «менталитет». Обозначать оно может всё, что угодно, а в устах противников реформ обычно значит «никаких реформ мы делать не будем, потому что менталитет». Впрочем, и сторонники реформ к нему частенько прибегают, заранее объясняя, почему никакой прогресс, даже самый желательный, невозможен. Менталитет!

Впрочем, если жителей страны нужно за что-то похвалить — тоже менталитет сгодится.  Даже в таком простом, казалось бы, вопросе, как резкое подорожание мяса, на втором слове всплывает он, родимый… 

В общем, понятие это прочно перекочевало из около-академических дискуссий психологов и культурологов в государственную политику. В Беларуси его использование легло на благодатную почву нежелания полисимейкеров проводить какие бы то ни было реформы. Причем, ссылаясь на «менталитет», говорящий как бы дистанцируется от темного народ(ц)а с его дремучим менталитетом, как бы указывая — нет, я-то весь просвещенный, прогрессивный, даже европейски ориентированный — но с народ(ц)ем что поделать прикажете?

Мораторий на смертную казнь? Нельзя, менталитет. Переход к пропорциональной избирательной системе? Что вы, упаси Господь — менталитет же. Накопительная пенсионная система, материнский капитал, децентрализация бюджета — получите менталитет, менталитет, и еще раз менталитет.

Спорить с этим трудно, потому что любые изменения — процесс долгий, нелинейный и на малых отрезках времени может оцениваться по-разному даже самыми благожелательно настроенными критиками. Искушение сослаться на непреодолимое препятствие в виде некоего архаичного умонастроения общества на каждом из этих этапов чрезвычайно велико. Поэтому мы с большим интересом и воодушевлением прочитали недавнее исследование британского Legatum Institute, посвященного реформам юстиции и полиции в Грузии. 

Исследование во многих отношениях уникальное (да и команда исследователей подобралась необычная и звездная), в частности, стремлением реконструировать умонастроение команды реформаторов под руководством Кахи Бенукидзе. На наш взгляд, если какая страна и имела право ссылаться на непреодолимое препятствие для реформ в виде национального менталитета, так это Грузия — и, как показывают исследователи, и ссылалась, все больше погружаясь в пучину анархии и экономической деградации.

Реформаторам было не занимать и амбиций, и здоровой доли мессианства — и главное, на мой взгляд, полного отсутствия пиетета перед всемогущим менталитетом (чем чуть позже, как показывают исследователи, попытались воспользоваться противники реформ). Как об этом говорит сам Бенукидзе, «мы отказались верить, что склонность к коррупции была частью какого-то специфического грузинского «менталитета». Если изменить правила (игры. — И.Р.), меняется и менталитет».

Поэтому хотелось бы верить, что и в белорусском обществе слово «менталитет» когда-нибудь вернется туда, откуда оно пришло — в «серую зону» поп-науки, и перестанет оттягивать ноги всех потенциальных реформаторов, которые начнут, наконец, анализировать реальные возможности и желательность изменений.

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».