Игорь Драко. СТРАСТИ. Путин отступил под натиском белорусского пацифизма

Вы думаете, отчего президент России не задержался на праздновании Дня независимости Беларуси?

Игорь Драко

Игорь Драко. Родился в Фергане (Узбекистан), в школу ходил в Ивье (Гродненская область), окончил Санкт-Петербургский университет (Россия). Гражданин Республики Беларусь, которому почему-то не дают эфир на БТ. Любит читать, слушать, смотреть, писать и говорить, но не верит, что в споре рождается истина, поэтому предпочитает беседу.

Вы думаете, отчего президент России не задержался на праздновании Дня независимости Беларуси? Ну, кроме того, что он занятой человек и не может долго быть на праздниках, когда в Украине воюют, в Ираке воюют, в Сирии все еще стреляют, Иран того и гляди выйдет из-под санкций и тогда баррель нефти упадет в цене, что для находящейся не в лучшей форме российской экономики будет болезненным ударом, и т.д. и т.п.

Вот я думаю, что причиной столь быстрого отъезда Путина из Беларуси стала аналитика НИСЭПИ по результатам июньского опроса общественного мнения. Вы скажете: он (Путин) его (отчет) даже в глаза не видел, да и знать не знает, что на свете существует некий НИСЭПИ. Возможно. Но «специалисты» из Администрации президента Беларуси к данным НИСЭПИ относятся с уважением, ведь эти данные, как сообщают проверенные источники, обычно коррелируют с «тайными» опросами (их результаты не предназначены для широкой публики) самих «специалистов».

Президент Лукашенко получил докладную записку, где были проинтерпретированы данные независимых белорусских социологов, и поделился этой информацией с президентом Путиным. В России тоже есть независимые социологи (например, Левада-центр), и Путин, как человек, желающий править очень долго, полагаю, внимательно изучает то, что сообщают такие социологи. Смотрит Путин на цифры от НИСЭПИ, потом связывается со своими советниками, они подтверждают: НИСЭПИ существует и нет оснований подозревать его в некой ангажированности.

И что же там такого навыспрашивал у граждан Беларуси НИСЭПИ?

На первый взгляд, ответы должны были потешить самолюбие Владимира Путина. Майдан и отстранение от власти Виктора Януковича — «плохо, нельзя так делать», 63,2% («хорошо, майданам быть!» почти в три раза меньше — 22,3%). Присоединение Крыма к России — возвращение исконных русских земель, восстановление исторической справедливости, 62,2%. Вооруженное сопротивление в Донецкой и Луганской областях — народный протест против нелегитимной власти, 65,5%.

Итак, две трети белорусских граждан (с учетом части неопределившихся) однозначно поддерживают позицию Россию по украинскому вопросу.

Впрочем, в данных НИСЭПИ есть и неприятные для Путина моменты.

На референдуме об объединении Беларуси и России «за» проголосовали бы 24,8%, против — 54,8%. А число тех, кто считает, что «Беларусь и Россия должны стать одним государством с единым президентом, правительством, армией, флагом, валютой и т.п.», составило всего лишь 9,8% (еще в марте было 13%). Если же белорусы будут поставлены перед выбором — Россия или Евросоюз, то Россия выиграет, но выигрыш 47% на 33% не кажется убедительным с учетом того, что сейчас Россию воспринимают как победителя. Как только Донецк и Луганск будут «утихомирены» украинской армией и Нацгвардией и официальный Киев, получив дипломатическую поддержку от ЕС и США, поднимет вопрос о юрисдикции Крыма, то процент «за Россию» может стремительно пойти вниз. И правда, а чего «дружить» со слабаком и лузером?..

Я, разумеется, не знаю, зачем приезжал в Минск Владимир Путин. Но точно не для того, чтобы в День независимости Беларуси сказать пару дежурных фраз о том, как Россия и Беларусь «не могут друг без друга», и услышать от Лукашенко, что «Беларусь и Россия всегда будут вместе». И с чем он уехал? Общественность вряд ли проинформируют. Не будем гадать на этот счет. Но будь я Путиным, я бы махнул на союзника рукой после того, как увидел бы следующие цифры НИСЭПИ.

В случае угрозы территориальной целостности Беларуси идти за лидером или оппозицией и защищать страну с оружием в руках готовы только 14,2% респондентов. 47,7% «стремились бы приспособиться к новой ситуации», а 16,5% вообще «приветствовали бы такие изменения».

Кажется, это должно было бы обрадовать Путина: Беларусь легко «возвращается» в состав России, если последняя того пожелает. Однако Путин не радуется, смотрит на данные НИСЭПИ и думает: «Какое, к черту, единое государство! Какой договор о коллективной безопасности! Они даже свою страну защищать не собираются, что уж говорить про союзнические обязательства. И Григорьевичу хорошо, всегда «отмазка» есть: «Видите, не хочет белорусский народ воевать. Как же я против воли народа войска куда-то там отправлю? Россия — братское государство для Беларуси, но мы проводим миролюбивую политику, поэтому наши вооруженные силы не могут участвовать в военных действиях за пределами республики».

Да, Владимир Владимирович, мы, белорусы, совсем не воинственный народ. Нация пацифистов, так сказать. Но других союзников у вас нет. Сдавайтесь!..

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей обсуждать статьи на форуме, предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».